Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Авто
16 октября 2012, 14:30

Вся правда о пермских раллистах: как экипаж Трегубов-Василенко Кубок России получил

Вся правда о пермских раллистах: как экипаж Трегубов-Василенко Кубок России получил
Пермские автоспортсмены Григорий Трегубов и Елена Василенко рассказали Properm.ru о нелегком пути к заветному Кубку, полетах на 52 метра и перевороте через крышу, стоившем экипажу целого автомобиля.

Раньше Григория Трегубова и Елену Василенко в Перми знали немногие, гораздо известнее они были в российском автоспортивном кругу. Теперь же, после их победы в Кубке России и Чемпионства в классе R3 Чемпионата России, Properm.ru встретился с экипажем, чтобы рассказать о тех, кто вновь напомнил, что автоспорт в Перми есть.

Григорий, Елена, почему вы такие скромные и о вас никто в Перми не знает?

Елена: Ралли — узконаправленная дисциплина, местная пресса не освещает наши поездки и наши успехи. В Перми быстро разлетелся только ролик с этапа в Лахденпохье, где мы жестко перевернулись.

Раз уж заговорили об этом случае, расскажите, почему произошел переворот автомобиля? Как это произошло?

Григорий: Неверно записано было.

Елена: Как записали, так и прыгнули. Опытнейший экипаж Андрея Трухина тоже там чуть не вылетел. Нам попался камень в канаве.

Было все-таки страшно или опять нет?

Елена: Потом уже испугались.

Григорий: Все было быстро… До последнего с такими ситуациями стараешься справиться без драматизма. Машину расколотили полностью: кузов под списание, а внутренности путешествуют дальше в новом кузове, благо »Субару» — это конструктор с относительно недорогими запчастями.

Елена: Во всех российских раллийных изданиях после краша написали, что Трегубов списал «Субару» стоимостью в 300 тысяч рублей. Надо было дописать: «И собирает вторую».

Григорий: Бэушный кузов из Японии стоит дешевле, чем кузов на ВАЗ-2108! Когда едем на высокий результат, то бывает и машину калечим, от нее отрываются куски, но мы получаем этот результат. Голое спортивное железо восстановить легче, чем гражданскую машину. После такого схода гражданскую бы списали в тотал. А этот сход добавил спортивной злости. Это помогло мне найти мотивацию восстановить машину после краша фактически с «нуля» за 3 недели и поехать на пятый этап ЧР в Сатку.

В начале года ставили планы, где высокий результат обязателен, а где можно ездить «факультативно»?

Елена: Мы ехали в двух сериях: Кубок и Чемпионат. Но Чемпионат для нас был не главным. В Чемпионате бороться за абсолют нам пока сложно в силу собственного мастерства и той техники, на которой мы выезжаем на этапы ЧР. А в Кубке, хоть он, может, и менее престижен, мы боролись за Абсолют. Стоит отметить, что традиционно количество участников в Кубке больше, чем в Чемпионате.

Григорий: Конкурировать с сильными пилотами, с другими классами пока не хватает мастерства. Будь у нас даже самая лучшая машина, все упирается в мастерство — я езжу в ралли не так давно. Тот же Трухин — больше 10 лет ездит, трассовый опыт и знания особенностей трасс приобретаются со временем. Зато в Кубке шли уверенно, с продуманной тактикой. Драматично сложился зимний сезон, в какой-то момент казалось, что Кубок из рук уходит. Переломный момент был в июне — три гонки подряд. И, конечно же, тот переворот в Лахденпохье. Но к тому времени мы уже вырвались в Кубке России с огромным отрывом… Чтобы стать обладателем Кубка, нужно отъездить массу этапов. Математически мы летом уже могли забрать Кубок. Но все обсуждали, как мы перевернулись. Видимо, так слава и зарабатывается: то машину разобьем, то прыгнем на 52 метра…

А правда ли, что среди раллистов проводится негласное соревнование, кто выше прыгнет с трамплина?

Григорий: Неправда. Год назад мы в Асбесте прыгнули на 52 метра. Три метра от земли, 2 секунды свободного полета. Не было задачи это сделать, понимали, что мягко приземлимся и в створ попадем. Просто время экономили.

Елена: Гриша хорошо понимает, как машина полетит. Еще на ознакомлении с трассой он сказал, что тут полетим, а тут приземлимся. И мы единственные, кто приземлился на правое заднее колесо. Остальные жёстко приземлялись на переднюю ось, и некоторые на приземление разрушали машины. Все трамплины, которые можно прыгнуть, Гриша прыгает. Откуда у него это чувство, он не признается даже мне.

Григорий: Это интуитивное понимание физики. Кстати, тот спецучасток мы выиграли, на гонке пришли вторыми. А наш полет стал рекордом СНГ. Его сейчас не побить, потому что трамплин переделали. Рекорд мира принадлежит Евгению Новикову: в Финляндии он прыгнул на 65 метров, такую «кобру» изобразил — бесподобно…

Григорий, а вот еще «правда-неправда»: славясь своими прыжками, ты действительно хотел место на защите картера как минимум сдать под рекламное место, а как максимум написать нецензурное слово?

Григорий: Вот это правда! Там места как раз на три буквы… Был еще вариант смайлика или логотип обслуживающей команды.

Насколько я знаю, перед финальной гонкой в Кубке вам пришлось сменить машину. Зачем и почему?

Григорий: Затем, что фактически только победа на Финале гарантировала нам получение Кубка. Почему?Потому что Lancer EVO7, на котором мы ехали первую половину сезона, был физически стар. А Impreza STI, хоть и была практически новой, но быстрым дорогам «Кубани» в полной мере не соответствовала. Поэтому ещё в начале июня мы начали строить новый EVO7. Строили эту машину вдумчиво и очень качественно. Хоть он был и собран в большей части из б/у деталей. Но все узлы и агрегаты были тщательнейшим образом отребилдены и отстроены. Внимание уделяли каждой мелочи, очень продуманно и аккуратно все было собрано, с привлечением лучших специалистов как в сборке «железа», так и с точки зрения специфики раллийной инженерии. В итоге получили машину с лучшими характеристиками. «Детские» болезни, конечно, присутствовали, но были совершенно незначительными и не помешали нам выиграть этап Кубка – ралли Санкт-Петербург. Эту гонку мы проехали в тестовом режиме, с целью «протрясти» новую машину. После был заключительный этап ЧР, где нам удалось стать Чемпионами России в классе R3. Правда, ценой сломанного мотора. Мотор мы перегрели из-за брака радиатора. Радиатор был новым, но нагрузок не выдержал и попросту развалился, и чтобы финишировать, нам пришлось основательно перегреть мотор. Стоит отметить, что практически всю гонку мы лидировали в абсолюте Чемпионатного канала. И только лишь неисправность радиатора откинула нас на третье место и лишила мотора перед самой главной для нас гонкой – Финал Кубка России – ралли Кубань.

Впереди главная гонка года, а мотору пришел конец. Что сделали?

Григорий: Рассмотрев три возможных варианта, приняли решение разбирать и чинить. Правда, после ремонта мы были вынуждены значительно снизить мощность в угоду надёжности, т.к. двигатель был собран, скажем так, с некоторыми отклонениями от нормы. И тем не менее, на последнем спецучастке мотор не выдержал нагрузки и начал перегреваться, теряя мощность.

С перегретым вновь мотором, время считается на доли секунды, есть очень сильный соперник… Расскажите о последних минутах гонки.

Григорий: Вся гонка Финала Кубка сложилась непросто. Трудности начались ещё до старта. Нечестное распределение стартовых номеров осталось на совести организаторов. Езда в непроглядной пыли на первом спецучастке и, как следствие, очень большой отрыв у стартового №1 от всех остальных и нас в том числе. В гонке было всего 6 спецучастков, и на оставшихся пяти мы были вынуждены отыгрывать отставание от основного конкурента. Но особо драматичным выдался последний, шестой СУ. Перед его стартом нам уже удалось отыграть все 27 секунд отставания и даже выйти вперед на 2,7 секунды. Все понимали, что обладатель Кубка из нас двоих определится именно здесь. В своей силе мы были уверены, но после старта мотор перегрелся и потерял мощность. Поэтому нам пришлось выложится на 200%. Концентрация была какая-то запредельная! Ехали мы очень быстро. Так быстро, как никогда ранее. Иногда очень рискуя. Но всё получилось, мы хоть и проиграли этот СУ, но всего 0,6 секунды. И с преимуществом в 2,1 секунды мы вырвали победу и осуществили нашу с Леной мечту.

Нескромно поинтересуюсь, сколько денег нужно вложить, чтобы достойно выступить и даже победить?

Григорий: От 300 тысяч на этап. Если мы говорим о победе. Колеса, бензин. Даже тот краш в Лахденпохье растворился в накладных расходах. И, естественно, есть траты на команду сервиса.

Елена: Здесь очень важна команда. Когда из-за небольших неполадок, когда механик «не докрутил», не можешь выиграть гонку. Важен психологический комфорт, бывает срываемся на механиков, волнуемся ведь… Пришли к выводу, что нужно работать с профессиональной командой сервиса. Сейчас работаем с Rent Rally Cars. Наши ошибки они не обсуждают, а каждая наша победа — и их тоже. За наши технические сходы извиняются. Именно команда выигрывает гонку.

Григорий: Спортсмены в других классах тратят на гонку по 700–800 тысяч.

А что со спонсорами? Местный бизнес участвует?

Григорий: Никак. Пермякам не интересно. Со спонсорством тяжело в автоспорте, потому что его даже СМИ освещают исключительно профильные. Когда у нас в Пермском крае проводилось ралли «Ермак», это все снималось и показывалось, потому что Юрию Петровичу Трутневу это было важно, хотя он тогда уже не ездил в ралли. В итоге сейчас все едут за свои деньги.

Елена: Мы ездим в ралли, и у нас нет стульев… (смеется. И мы действительно сидим на туристических раскладных стульчиках - прим.ред.)

Что, кроме финансовой поддержки, важно в ралли?

Григорий: Ралли — это отличный вид спорта, там можно все, чего нельзя в легкой атлетике (смеется). Но это все равно спорт. Многое дано от природы: тонкое чувство автомобиля, реакция. Плюс нужно понимать физику, как поедет машина в конкретном месте. Очень много приходится работать головой заранее, когда прописываешь трассу. А на гонке уже голова отключается, едешь на рефлексах.

Елена: Гриша говорит, что пилот должен быть тупой и решительный.

Григорий: Это правда. Но это не означает, что педали могут быть только в двух положениях: газ в пол и тормоз в пол. Это у настоящего идиота так бывает, и заканчивает он в сугробе или на дереве. Как раз те, кто едут быстро, очень деликатно с газом обращаются и тормоз дозируют, чтоб колеса не заблокировать. Гонки выигрываются не на прямых, а в поворотах: насколько точно поворот проедешь — настолько больше у тебя шансов выиграть.

Григорий, а правда ли, что раллийные пилоты считаются универсальными пилотами?

Григорий: Такое мнение существует. Я бы не утверждал на 100%. Пилот из ралли будет конкурентоспособен в любой дисциплине. И на кольце будет за подиум бороться, и во внедорожных дисциплинах последним не будет. Ситуация в ралли меняется ежесекундно, на высокой скорости мгновенно нужно принимать решения. Тонкое чувство автомобиля, реакция и интеллект — это должно быть у раллиста. Есть прямые участки, трамплины, ход 200 км/ч, а бывают козьи тропы — ты должен ехать везде.

Судя по тому, как ты иногда сметаешь кусты, опыт у тебя не только раллийный…

Григорий: Первый раз выехал на клубное ралли в Челябинской области (сейчас это региональные чемпионаты), штурманом тогда был Илья Яценко. Разбили машину, тормоза отказали, чуть в сосну полным ходом не дали. Произошло переосмысление. Мало уметь ездить, нужно еще и об обслуживании машины думать. Со второй половины 2009 года была еще пара гонок. А в 2010 году полноценно поехал в Кубке Клубного Ралли. Одна гонка была с Ильей Яценко, одна гонка — со Светой Шумских, потом уже с Леной. В итоге победили.

Елена: Гриша умолчал, что до 2009 года ездил штурманом у Алексея Церлюкевича несколько лет, заменяя Марину Данилову. В далеком 2004 году зрителем смотрел ралли «Ермак» у нас, там Церлюкевич уже на Ситроене гонял.

Григорий: Мне тогда это все казалось недостижимо. В 2004 году… До ралли были успешные эпизоды с картингом, побеждали в Москве. Две трети пермских картинговых соревнований выиграл. Параллельно ездил в трофи. Там нужно ездить медленно, но верно, думать постоянно. Но мы успевали и думать, и носиться по лесу. Ездили в категории ТР3 на «Тойоте»: на болоте были неконкурентоспособны, зато на лесных дорожках всех объезжали, с трамплинов прыгали.

Елена: Если сейчас упираемся куда-то в деревья, то смело валим. Как в трофи. На одной из гонок за нами ехала машина безопасности, и на наших же деревьях болтался «Логан». Они его вытаскивали и отметили, что «Логан» никак не мог так замять деревья. Разговорились потом, сознались, что это мы.

Григорий: Я газ не отпускаю. Деревья и деревья…

Елена: И это работает. Может быть, где-то и надо отпустить газ, где-то и стоит испугаться. Я даже иногда Гришу спрашиваю: «Тебе совсем не страшно?»

Григорий: Совсем не страшно. Есть задача проехать быстрее, страха нет.

Лена, а у тебя какая история?

Елена: Стритрейсинг в Челябинске был в самом начале, в 2002 году. Два года в чистом виде нелегальные гонки по городу. И вот оттуда была создана судейская команда при Федерации автоспорта Челябинской области. Их президент сам когда-то ездил в ралли, поэтому помогал всячески в организации мероприятий. Он сказал: «Если вы обязуетесь не гонять по городу, мы дадим вашей команде судить все спортивные соревнования, которые проходят в области». В итоге мы судили все виды гонок. У меня второй судейский разряд. Потом пришли в организаторы гонок. И уже оттуда я ушла в участники.

Почему в итоге с Урала только раллисты и выходят? Популярный вид спорта у нас или с детства такие дороги?

Григорий: Народ подтягивается, видя, что это интересно. В трофи наши спортсмены достойно всегда выступают, в ТР2 ездили Андрей Бурдин и Дмитрий Поспелов — равных им не было. На Урале внедорожный спорт ближе. Екатеринбург дал России много раллистов. А в Перми мы не первопроходцы. До нас был Церлюкевич, который в 2007 году Кубок взял. Дальше у него была пауза, но он не достиг потолка из-за отсутствия достойной команды. Трутнев еще был, он стал в 2003 году вторым в чемпионате России.

Елена: Кольца у нас нету, картинг в таком состоянии, что серьезные соревнования не провести. Где учиться? А ралли — прочитал статьи, посмотрел лекции Щукина, выехал на дорожку и поехал. Конечно, дойти до абсолюта и победить — это да.

Ситуацию с пермским автоспортом можно назвать скорее печальной, или все же есть оптимизм?

Григорий: Не все так грустно. Разные дисциплины развиваются. Картинг в ужасном состоянии, сложности с картодромом в Камской долине. Зимние гонки на Мулянке — хорошо, но как тренировка или старт для молодежи. Автомногоборье развивается — чемпионат сейчас является единственной регулярной серией, которая проводится у нас именно для автомобилей.

Елена: И результаты его учитываются официально, присваиваются спортивные разряды, это важно. Проводится ралли 3 категории, штурманское ралли — это тоже хорошо, люди подтягиваются. Было штурманское ралли от «Субару-клуба», было от «Фольксвагена» — они уже по спортивным правилам были, последнее вообще с настоящими раллийными участками. Это все помогает развиваться. Зимние гонки на Мулянке, покатушки на Бахаревке и Чапайке — оттуда могут прийти люди, желающие продолжать на более высоком уровне и талантливые. Бывает и так: постоял на тусовке, позвали съездить в Асбест посмотреть, человек заболел этим. Ему уже хочется ездить, хочется разрядов, чтобы фотографии в шлеме в интернете были, их машина в видеороликах летала… Мало приходят: одни боятся, что много денег тратится, другие боятся, что все по правилам, бюрократии боятся…

Григорий: Кто-то, поняв свою несостоятельность, дальше не лезет. А другие — остаются, идут к высокому результату.

Что означает полученный вами Кубок России для всего пермского автоспорта?

Григорий: Многое значит. Хоть мы и не первые, кто привёз Кубок в Пермь, первым был, как я уже говорил, Алексей Церлюкевич в 2007. Этот год позволил получить Перми в лице нашего экипажа Чемпионов России в зачёте R3 и обладателей Кубка России в Абсолютном зачёте и зачёте 4000Н. Так что Чемпионов России Прикамье получило впервые!

Елена: Мы выполнили норматив мастеров спорта. Это тоже важно.

Какие горизонты впереди?

Григорий: Горизонты радужные. Но мы их пока чётко не видим.

Елена: Кубок России у нас уже есть, за следующим можно ехать только через 2 года. По Чемпионату ждем новый техрегламент, возможно, и не поедем. Смотрим в сторону Прибалтики: гонки там хвалят, и к тому же много российских экипажей там ездит.

Фото и видео из личного архива экипажа Григория Трегубова и Елены Василенко