Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку


Раздел Банки
14 июня 2011, 11:53

Сергей Токарев: Надо садить свои огурцы и меньше думать о кризисе

Сергей Токарев: Надо садить свои огурцы и меньше думать о кризисе
Генеральный директор ООО «Пермская фондовая компания» порассуждал о генно-модифицированных продуктах питания, посетовал на погодные аномалии и в перерывах между этим дал Properm.ru рекомендации по инвестированию в посткризисный период.

«ОНИЩЕНКО СКАЗАЛ: «РЕБЯТА, ИДИТЕ ЛЕСОМ»

— Сергей Геннадьевич, назовите три важных события, которые не оставили вас равнодушным.

— Событие № 1 — фестиваль «Белые ночи». Можно вспомнить массу пермских проектов, которые оказывались никому не нужны, но «Белые ночи» — это единственный проект, который реально собирает людей. Правда, погода иногда мешает. В рамках этого фестиваля прошло вручение Строгановской премии, на котором Леонид Парфенов отметил, что ездить в Пермь из Москвы стало модно. В нашем городе все чаще собирается интересная компания.

Россия ведет себя противоречиво - отказывается от овощей из Европы, хотя декларирует свое желание вступить во Всемирную торговую организацию.

Вторая новость связана с заболеваниями людей в Европе. Меня очень удивляет то, что ученые до сих пор не могут найти источник инфекции. На этом фоне Россия ведет себя противоречиво — отказывается от овощей из Европы, хотя декларирует свое желание вступить во Всемирную торговую организацию. Нельзя забывать о том, что участники ВТО соблюдают очень жестокие требования, евросоюз разделен на страны-зоны, каждая из которых производит свой объем и вид продукта на экспорт. И если ты отказываешься от ограничений по производству или потреблению, по головке за это не погладят. Например, в Чехии нельзя больше определенной нормы выращивать пшеницу, хотя издавна это была «пшеничная» страна. А у нас Геннадий Онищенко сказал: «Ребята, идите лесом, нам ваши овощи не нужны до тех пор, пока не найдете источник заразы». Он поступил по советскому принципу, когда при появлении какой-то угрозы, все двери закрываются под табличку «карантин». Для меня это очень удивительно, я никогда не думал, что от овощей можно чем-то заразиться, если ты их помыл. Не исключено, что это генетически модифицированная соя, которую кладут в мясопродукты.

— То есть проблема в том, что в бутерброд помимо огурцов добавляют «мутировавшую» колбасу?

— Может быть и так. В России, кстати, очень много овощей выращивается китайцами, которые берут в аренду земельные участки и разбивают на них теплицы, где выращивают овощи с помощью гербицидов и других химикатов. Разумеется, это влияет на организм человека на генетическом уровне. И ситуация в Европе может стать одним из первых признаков неприятного перевоплощения овощей.

— Вы видите политическую подоплеку в действиях Онищенко?

— Я полагаю, что отказ от Европейских овощей согласован на уровне президента.

— Как все публичные действия Онищенко.

— Да. Он взял на себя весь удар. Причем, если смотреть на экономическую сторону вопроса, те поставки, которые уже отправлены в Россию, таможня не пропустит, и зарубежные производители понесут громадные убытки. Но наших производителей эта политика поддержит.

Наконец, третье — мое системное беспокойство вызывают погодные аномалии. К примеру, если вы заметили, в Америке торнадо случается осенью, а в этом году обрушилось весной. С 2007 года фиксируют необычную активность солнца, к чему это приведет, непонятно. В конце прошлого года у нас в крае был очень низкий уровень воды в реках. А в мае этого года в районе поселка Троицы на Сылве вода вообще на 300 метров уходила от берега. Хоть и говорят, что это уже было, я такого не припомню.

У КОМПАНИЙ НА БУКВУ «Л» ИЛИ «Г» ВСЕ ХОРОШО

— Как вы прокомментируете итоги собрания акционеров российских компаний? Что изменилось по сравнению с прошлым годом?

— В прошлом году дивиденды практически не выплачивались, за редким исключением типа компании «Лукойл». В этом году уже больше акционеров получили премии, но если судить по уровню дивидендной доходности — отношению суммы выплаченного долга к стоимости акции — то здесь ничего не меняется. Больше 3-5% от стоимости акций никто не выплатил. Исключением стала компания «Московская городская телефонная сеть», которая выплатила 50% дивидендов. При стоимости акций в 400 рублей, акционеры получали 200 в виде дивидендов.

негативная подпись Классический пример продавливания интересов чиновников через советы директоров уйдет в прошлое. Но я думаю, что президент пошел на этот шаг от безысходности, он просто не знает, что делать.

Ситуация на пермских производственных предприятиях типа «Пермских моторов» и «Мотовилихинских заводов» не очень хорошая. Большая часть этих компаний работают на оборонку и заказов в последнее время у них не прибавилось. Что касается остальных предприятий, то у всех компаний нефтегазового сектора, названия которых начинаются с буквы «л» или «г», все хорошо. Что касается электроэнергетики, то и здесь хороших новостей пока нет: предприятия уровня «Пермэнерго» и «ТГК-9» «сидят» на тарифах, а в этом году президент предложил притормозить их рост, и продлится это точно до выборов 2012 года.

Приятной новостью для бизнеса стал указ Медведева о выходе чиновников из акционерных компаний, где доля государства составляет от 50%. Это говорит о том, что государство пытается меньше давить на бизнес. Но такая «благотворительность» не от хорошей жизни. Когда все замечательно и бизнес процветает, государство не идет на такие меры, обычно их предпринимают в том случае, когда с экономикой происходит что-то неладное. На этот раз решили побороться с давлением государства на акционерные компании. Теперь классический пример продавливания интересов чиновников через советы директоров уйдет в прошлое. Но я думаю, что президент пошел на этот шаг от безысходности, он просто не знает, что делать.

Вспомните, когда кризис начался, Медведев и Путин в один голос заявляли — экономическая система в Европе и в мире плохая, у нее очень много проблем, надо их решить, и мы знаем, как это сделать. Сейчас оказывается, что все решения, которые они предлагают, в мире ничего существенно не меняют. Поэтому было принято решение внести послабления для бизнеса и посмотреть, куда этот рынок вылезет. Сюда же относится пересмотр повышения ЕСН.

— Какие системные изменения для бизнеса вы заметили после повышения единого социального налога?

— Пенсионная программа буксует. А если мы еще и уменьшим эти отчисления, вообще труба наступит. Самый действенный, но непопулярный вариант решения проблемы — повышение пенсионного возраста, по этому пути идет вся Европа. Но это, опять же, политический вопрос, поэтому вето на него наложил Путин, накануне выборов такую непопулярную тему понимать никто не хочет. Но я больше чем уверен, что после 2012 пенсионный возраст будут постепенно увеличивать, и доведут до 65 лет.

«ВЕСЬ МИР ОЧЕНЬ НАПРЯГАЕТ ДОРОГАЯ НЕФТЬ»

— Как вы оцениваете существующую экономическую ситуацию?

— Ничего хорошего не вижу. Потребление не увеличилось, в магазинах людей практически нет. У ритейлеров, которые продают продукты питания, объемы небольшие. А тем, кто реализует одежду и косметику, и вовсе похвастаться нечем. Да и откуда взяться спросу?

Обратите внимание, подходы к экономике не поменялись совсем. И у нас, и в Америке деньги печатают и раздают направо-налево, а это ни к чему хорошему не приводит.

Все помнят, какой до 2008 года был рост, на фоне которого сегодня мы крайне медленно поднимаемся. Но не стоит сравнивать неправильный, накачанный нефтедолларами докризисный подъем с сегодняшним положением. Сейчас мы идем по нормальному пути развития, к такой динамике надо привыкать. Хуже другое — у нас остался прежний уровень инфляции, тарифы растут, а доходы практически не увеличиваются. Весь мир очень сильно напрягает то, что при столь малом потреблении и слабом развитии такая дорогая нефть. Бензин в Америке стоит выше докризисного состояния, а безработица дошла до 9%, причем большая часть этого показателя — молодежь, а это очень плохо. Когда нефть такая дорогая, цены на все остальное тоже накручиваются, поэтому на фоне сегодняшних доходов это не может быть движущей силой для развития экономики.

Обратите внимание, подходы к экономике не поменялись совсем. И у нас, и в Америке деньги печатают и раздают направо-налево, а это ни к чему хорошему не приводит.

Мы находимся в режиме медленного подъема. И если в 2009 году говорили — мы начали расти и к 2011 году вернемся к докризисным позициям, то потом этот срок отодвинули до 2012 года, а сегодня и к этой дате аналитики не прогнозируют достижения того подъема, что был ранее.

Я наблюдаю за многими бизнесами, и потребительским и производственным. Возьмем заготовку и переработку леса. Делянок нараздавали полно, предприниматели сидят на них как бобики, используют старые лесопилки, получают свою прибыль и никаких инвестиций в производство не делают — оборудованием для глубокой переработки и не пахнет.

Или, например, компании по электроэнергетике. После чубайсовской приватизации, в этой отрасли откровенная неразбериха. Кроме того, энергетики сидят на той же нефти, газе и работают на старом оборудовании, которое досталось с советских времен и требует замены.

ИНВЕСТИЦИИ ПОДМЕНЯЮТСЯ ПОТРЕБНОСТЯМИ

— Как вы охарактеризуете инвестиционные возможности Пермского края? Что сегодня привлекает инвесторов?

— Судя по соцопросам, 46% населения самым актуальным активом для инвестиций считает недвижимость, не смотря на то, что в кризис цена на нее не растет. Объясняется это тем, что в России иметь собственную недвижимость престижно, кроме того, этот материальный актив у нас потерять сложнее. Менталитет у россиянина такой — если семья живет в чужом, съемном жилье, считается, что жить так нельзя. Поэтому у нас и нет института сдачи жилья в аренду.

Но как показал кризис, недвижимость это актив долгосрочный, в него надо вкладывать на срок около 10 лет. При этом, жилье в цене упало, но не стало доступным для большей части населения, поэтому его покупка чаще вызвана личной потребностью, а не желанием инвестировать.

В моем поле зрения нет инструмента для инвестиций, который может принести большую доходность, только собственное дело. Причем, начинать надо в той отрасли, в которой вы владеете опытом работы. Только тогда можно вкладывать деньги с гарантией того, что вас не кинут. При этом, всегда надо держать руку на пульсе.

Если допустить, что кризиса больше не будет, то лучшие инвестиции на длительный срок это, конечно, фондовый рынок, который ежегодно дает 20% годовых роста. Это все-таки повыше, чем 8% банковского депозита.

— Земля еще кому-то нужна?

— В пределах города спрос на участки для строительства существует. Но земля за городом под большим вопросом, большого спроса на нее я не вижу, хотя предложений в направлении поселков Полазна или Усть-Качка хватает.

— Как посткризисному инвестору выживать в сложившейся ситуации?

— Кризис ужесточил отношения между субъектами бизнеса и оголил экономические проблемы, но самое страшное в том, что решения этих проблем не происходит. Бюрократия в России осталась, а коррупция еще больше процветает.

Потихоньку будем выравниваться и привыкать к текущей ситуации. Лишь бы не было неожиданных перекосов в экономике.

На самом деле, тому, кто живет в деревне и роет огород это все равно. Главное, чтобы погода была хорошая. А когда вы свои овощи едите, вероятность отравления сводится к нулю. Поэтому надо садить свои огурцы и меньше думать о кризисе.