Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Афиша
19 марта 2010, 19:17

Никита Михалков: «Этот год пройдет под знаком «Утомленные солнцем 2»

Никита Михалков: «Этот год пройдет под знаком «Утомленные солнцем 2»
Россиян ждет премьера нового фильма известного режиссера

В год 65-летия Великой Победы Никита Сергеевич Михалков выпускает фильм, точнее дилогию, «Утомленные солнцем 2» — результат трудов последних восьми лет. Картина включена в официальную программу праздничных мероприятий. Ее премьера пройдет в Кремлевском Дворце Съездов и, одновременно, во всех крупных городах нашей страны от Калининграда до Владивостока.

Главный редактор ПрофиСинема Нина Ромодановская побеседовала с Никитой Сергеевичем о картине, перспективах ее проката, фестивальной судьбе, а также о творческих планах режиссера.

Нина Ромодановская:

Практически каждый режиссер мирового уровня на определенном этапе своего творчества ощущает потребность высказаться на тему преступлений Второй Мировой. Почему Вы решили снимать фильм о войне?

Никита Михалков:

Мне показалась несколько несправедливой сегодняшняя ситуация, когда в мире выходит достаточно много картин о войне, которые некоторым образом переставляют акценты. Ведь мы прекрасно знаем, что Советско-германский фронт был главным во второй мировой войне.

А второй фронт был открыт, когда стало понятно, что рано или поздно Советский Союз Германию победит, и я думаю, что это было в большей степени связано не с желанием помочь нам, а с намерением притормозить движение Советских войск на Запад. Поэтому я считаю, что современному зрителю нужна картина, которая бы восстановила историческую справедливость.

Нина Ромодановская:

С одной стороны, существует мнение, что о войне следует снимать кино только тогда, когда можешь сказать что-то новое. С другой, Ваш фильм адресован молодому зрителю, который уже практически не имеет никакого представления о войне. Как решалась эта задача: переосмысление известных фактов на новом историческом уровне?

Никита Михалков:

Что значит новое? Военный материал бесконечен. Если воевало 30 миллионов человек, то это значит было 30 миллионов сюжетов о войне. Потому, что у каждого была своя война, свои потери, хитрости, страхи, воспоминания. Эта тема неисчерпаема, но каким образом ее подать так, чтобы она стала интересной, вопрос серьезный. Мы попытались его решить, но окончательный ответ будет получен только от зрителей.

Кроме того, ветераны, точнее старшее поколение, свое кино получили – они видели прекрасные, великие, советские фильмы о войне. Сейчас, на мой взгляд, есть острая потребность рассказать о войне тем, кто «старое» кино не смотрит в силу разных причин: его показывают по каналу «Культура», ночью, в будни. Это, как правило, черно-белые картины, не приносящие рейтингов каналам, не воспринимающиеся молодыми людьми, которые, зачастую, переключаются на другие программы, потому что такие фильмы не очень любят смотреть. Поэтому правильно было бы попытаться снять картину, которая, в определенном смысле, могла бы стать откровением для тех, кто либо очень мало, либо совсем не знает про войну. Мне думается, что у нас во многом утерян иммунитет. Когда мы судим о своей жизни по судьбам тех, у кого дела идут значительно лучше, то возникает масса проблем. Но стоит сравнить ее с существованием тех, кто живет хуже (болеет, например), или кому плохо, многие проблемы подвергаются переосмыслению. Поэтому, мне кажется, увидеть, что такое война и как через нее проходили люди, было бы полезно – появится повод задуматься, а так ли мы живем и ради чего все эти люди проливали кровь.

Нина Ромодановская:

В последнее время в России снимаются фильмы о войне, в которых на смену прежнему военному патриотизму и воспеванию подвига солдата приходит осознание того, что преступления сталинского режима были не менее, а то и более страшными, чем преступления нацизма. Прозвучит ли эта мысль в «Утомленных солнцем-2»?

Никита Михалков:

Я категорически против того, чтобы соразмерно оценивать сталинизм и нацизм. Это оскорбляет память тех, кто погиб, и чувства тех, кто еще жив. Сравнение одного с другим, на мой взгляд, — либеральная близорукость. Я не говорю о том, что Сталин был святым, но списывать его со счетов, как фигуру недееспособную, по меньшей мере, неправильно. Каждый народ достоин того правителя, которого он имеет или имел. Я считаю более страшным стремление вычеркнуть пласт истории вместе с ее героями и начать писать свою историю с нуля. Так попытались сделать большевики. Мы знаем, к чему это привело. К гражданской войне. К истреблению огромного количества людей. Ко Второй Мировой войне, в конце концов.

Другой разговор, что надо понять почему, переоценивается сегодня роль Сталина в истории. Почему в голосовании «Имя России» он оказывается на третьем месте после Александра Невского и Петра Столыпина? Причем должен сказать, что огромные усилия были приложены и нынешним Святейшим, тогда митрополитом Кириллом, который защищал Александра Невского, и мной, отстаивавшим Столыпина для того, чтобы эти две фигуры все-таки оказались на первой и второй позициях. Но если бы этого не произошло, то первое место определенно занял бы Сталин. Мы рассказывали о своих героях в надежде убедить зрителей и убедили, но все равно на третьем месте стоит Сталин. Кто эти люди, которые за него голосуют и почему? Ведь они же не за лагеря голосуют, не за репрессии. Люди голосуют за гигантскую страну, за порядок, «наше счастливое детство», за некую формулу, которая является гарантией стабильности и защиты. Так это на самом деле или нет, другой разговор. Может быть, они просто не знают ничего иного. Не знают, например, что был Александр III, фигура потрясающая, и многие другие.

Я думаю, что необходима попытка честной и объективной оценки тех или иных сторон характера Сталина. Могу привести один пример, который меня самого потряс. Великий артист Максим Суханов, который в нашей картине играет Сталина, гримировался. Съемки были на даче Иосифа Виссарионовича. Группа из пятидесяти человек сидела на солнышке. Все ждали прихода артиста, беседовали, курили, пили чай. Мирная обстановка – тепло, лето. Из гримерной, пройдя по коридору,Суханов вышел к группе в гриме Сталина, и все встали. Их никто не заставлял. Молодые люди двадцати-сорока лет в едином порыве поднялись со своих мест. Значит, есть что-то в этой фигуре.

Передо мной не стояло задачи отразить роль Сталина в истории. «Утомленные солнцем 2» — картина не о Вожде, а скорее о той роли, которую он сыграл в жизни конкретных персонажей, о человеческой истории и военной трагедии. Эти линии могут и должны быть сильнее «сталинского вопроса». Фильм – это художественное произведение, поэтому относится к нему, как к историческому экскурсу было бы неправильно.

Нина Ромодановская:

Фильм выходит к 65-летию Победы – Вы начинали работать с мыслью о праздничной дате, или это более позднее решение, обусловившее выход картины?

Никита Михалков:

И да, и нет. Все начиналось без всякого прицела к знаменательной дате. Мы надеялись, что закончим картину раньше, но когда 65-летие Победы оказалось не за горами, не стали спешить, а скорее, наоборот, принялись планомерно к нему готовиться.

Нина Ромодановская:

Фильм включен в официальную программу празднования Великой Победы. Подготовлено гигантское число мероприятий по продвижению картины. Одновременно с премьерой в Кремлевском Дворце Съездов будет проходить показ во всех крупных городах нашей огромной страны от Калининграда до Владивостока. Как Вы считаете, будет ли решена задача привести в кинотеатры всю советскую кинотеатральную аудиторию?

Никита Михалков:

Я такую задачу не ставлю, но очень хотелось бы. Для меня очень важно, чтобы картину посмотрели 15-тилетние.

Нина Ромодановская:

Что ж, это поколение как раз ходит в кинотеатры.

Никита Михалков:

У меня, конечно, есть такая надежда. И появилась она после того, как вышел фильм «12». Я был уверен, что «12» может заинтересовать только людей среднего и старшего поколения, но в кинотеатры пришли и совсем молодые зрители.

Нина Ромодановская:

Никита Сергеевич, могу рассказать Вам историю, свидетелем которой была сама. В кинотеатре на окраине Москвы за билетами на фильм «12» в кассу стоял молодой человек лет 18-ти, который сказал, расплачиваясь, что он второй раз идет смотреть картину, потому что это – Михалков.

Никита Михалков:

Да, это приятно. Я тешу себя надеждой, что и сейчас народ пойдет на фильм Михалкова. Тем более что его давно ждут.

Нина Ромодановская:

Есть информация, что первая часть дилогии будет открывать или закрывать Канны, а вторую часть покажут в Венеции.

Никита Михалков:

В незавершенном виде мы демонстрировали картину дирекции Каннского фестиваля. Конечно, как люди вежливые, они сказали, что фильм им понравился. Но пока не обсуждалось ни открытие, ни закрытие, ни конкурс. Сказать откровенно, мне было бы важно показать картину в Каннах. Причем дело даже не в конкурсе. В свое время с этим фестивалем было связано много надежд. Сейчас я уже к нему поостыл, и меня интересует чисто прагматическая сторона вопроса. Картина приобретена компанией WorldBanch, которая имеет права на прокат в мире, и, конечно же, им может быть даже больше, чем нам, нужно, чтобы картину посмотрели в Каннах, будь это Гала— или какой-то специальный показ, где фильм посмотрят журналисты, деятели кино. Надеюсь, что все случится, а уж в каком виде – не принципиально.

О Венеции я впервые слышу от Вас. Я вообще никогда не готовил картины к фестивалям, в том числе, и фильм «12» — к Венецианскому кинофестивалю. Притом, что за год до этого приезжал Марко Мюллер и просил картину, но она не была готова. На следующий год мы ее дали. Не было никогда тайного умысла подготовить картину к какому-то фестивалю. Может быть, поэтому у меня достаточно много «нечаянных радостей» и наград от фестивалей. Показать дилогию в Каннах и Венеции – было бы красиво. Но уж как Бог даст.

Нина Ромодановская:

Каким будет Ваше творчество после этой грандиозной работы?

Никита Михалков:

Планов громадье: и «Грибоедов», и «Дмитрий Донской», и «Солнечный удар» по рассказу Ивана Бунина. Однако для меня сейчас первоочередная задача – завершить работу над дилогией. Потому что когда сделано самое главное, самая тяжелая работа, дальше очень страшно расслабиться. Тут как раз можно потерять полкартины. Уйдет эмоциональность, если тщательно не поработать над деталями. Если, например, звучит невнятная реплика, нельзя оставлять как есть. Надо переозвучить. Все должно быть до конца ДО-ДЕ-ЛА-НО. Я перфекционист. Нужно доводить до ума все нюансы, потому что можно погубить ленту именно торопливостью на последнем этапе. Поэтому я стараюсь быть максимально сосредоточенным. Сейчас идет монтажно-тонировочный период второй части и еще будет 15 серий со специально снятыми эпизодами, которых нет в фильме. Сериал выйдет к концу года. Этот год пройдет под знаком «Утомленные солнцем 2». Но мы, конечно, параллельно начнем что-то делать, готовиться к новому проекту, заниматься сценарием, потому что перерыв между картинами очень мучителен, слишком опустошаешься.

Фото с сайта: www.proficinema.ru