Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Афиша
1 февраля 2011, 12:20

«Театр абсурда» в Перми

«Театр абсурда» в Перми
Лидер культовой рок-группы «Пикник» Эдмунд Шклярский рассказал Properm.ru о жизни, творчестве и искусстве.
Есть такие музыканты, чьи альбомы и песни похожи друг на друга как две капли воды. Порой кажется, что одну песню от другой не отличить. Но есть и другие - творчество которых каждый раз играет новыми красками. Группа «Пикник» на протяжении почти тридцатилетней истории всегда отличалась тем, что ее сложно было отнести к тем или другим. С одной стороны они неподражаемы, с первых аккордов сложно перепутать их музыку с чьей-то другой. И в этом музыканты своему стилю не изменяли. С другой же стороны «Пикник» всегда новый, и обвинить их в повторяемости невозможно.

Спустя год после последнего выступления в Перми Эдмунд Шклярский и музыканты группы снова посетили наш город. На этот раз - с новой программой «Театр абсурда». В лучших традициях «Пикника» то, что происходило на сцене, можно назвать настоящим шоу. Музыканты привезли в Пермь качественный звук, световое шоу на огромном экране, декорации, за основу которых взяты картины лидера группы. В двухчасовом концерте помимо музыкантов приняли участие девушка с арфой на голове, танцующий шаман и даже кукловод на двухметровых ходулях. Перед началом концерта Эдмунд Шклярский дал эксклюзивное интервью журналистам Properm.ru.



- Эдмунд Мечиславович, чем сегодняшняя программа отличается от всего, что зритель видел у «Пикника» до этого?

- Новое название влечет за собой и изменение сценографии. Зрители увидят новые декорации, новые персонажи, новые инструменты. Кроме того, на концерте пермская барышня будет выходить с новым музыкальным инструментом на голове — электрической арфой. Все это и составляет костяк новой программы. Мы будем играть и песни с нового альбома, и песни, которые мы исполняем уже давно, например «Египтянин». А закончится все традиционным праздником, на котором зритель увидят наш талисман - человека на ходулях.

- А пермская барышня — кто она?

- Представляете, если бы мы возили с собой все, что нам нужно для сцены, не хватило бы поезда. Поэтому если есть возможность что-то брать на местах, мы этим пользуемся. Тем боле уж чего-чего, а барышень в Перми достаточно. (смеется)

- Вы сказали, что сегодня мы увидим необычные музыкальные инструменты. Раскроете тайну — что это будет?

- Электроарфа, новый египетский инструмент и даже световой гиперболоид.

- Насколько вы ориентрованы в своем творчестве на эпатаж публики?

- Мы понимаем, что на концерте будет зритель, который придет в первый раз и никогда не слышал ни одной песни. Его надо заинтересовать, чтобы он пришел во второй раз. Его надо заинтересовать всеми возможными способами. А поскольку концерт — это зрелище — свет, звук и все прочее, то картинка останется в памяти. Потому что бывают случаи, когда человек, даже досконально знает наш материал, ему видится то, чего и не было. А картинка все равно остается.



- В столь плотном гастрольном графике удается запомнить города?

- Конечно, я помню, что почти год назад мы были в Перми. Города не превращаются в вереницу, их же не тысячи. Но к сожалению, от нашей страны уже отвалились такие города, как Рига, Таллин. Поэтому круг сужается. Мы до Риги так и не доехали. Мы должны были выступать в Литве. Там уже были развешаны наши афиши, но на них появились надписи «Не хотим русских». Концерт пришлось отменить.

- Накануне тридцатилетия группы вы можете назвать какие-то важные вехи в истории «Пикника»?

- На историю группы повлияли прежде всего наши музыкальные пристрастия: «Pink floyd», «The Beatles». Если бы не было той информации и толчка от музыки, которую мы слушали, то и не было бы, например, никакого желания вот из столов выпиливать гитары. Все рождалось от очарования чем-то.

- А сейчас Вы чем очаровываетесь?

- Сейчас я больше не очаровываюсь, а пользуюсь тем очарованием, которое получил раньше.

- Какой альбом, на Ваш взгляд, Вам удался больше других?

- Трудно сказать. Мы не совсем для себя пишем, а делаем это для зрителей. Есть такой критерий, как количество проданных пластинок, но он не действует в нашей ситуации. Во-первых, никто не ведет подобный подсчет. Во-вторых, сейчас все-таки люди слушают музыку в Интернете, а не покупают диски. какие пластинки вообще? Но количественно альбом «Иероглиф», наверно, продан больше остальных. Я иногда покупаю пластинки, которые у меня есть в другом переиздании. Также и «Иероглиф» — он есть в картонной или деревянной обложке. И это понятно: в руках подержать все-таки что-то хочется — не только виртуальный файл...



- А как насчет электронных книг? Сейчас они так же популярны, как и музыка в Интернете...

- Для меня читать с компьютера — это вообще наказание. Я всегда распечатываю текст прежде чем его прочитать. Но все равно лет через 100 все поменяется. Точно также как древние люди на скалах рубили фигурки, не думали, что появится бумага. Но любая электронная вещь — это все равно девальвация и обман потребителя.

- В таком случае мы увидим когда-нибудь опубликованные книги с вашей прозой?

- Для начала их надо закончить. Книга должна иметь определенное количество страниц. Как и альбом, который не может состоять из трех песен. Я пока далек от такой законченности.

- Но в ваших планах издание книги все-таки есть?

- В планах есть. У тысячи режиссеров есть планы, но только сотни снимают фильмы, а единицы — стоящие фильмы. И еще меньше людей, которые смотрят. Сейчас самое дорогое — это зритель. Писателей, композиторов, режиссеров много... почему покупается много фотоаппаратов? Потому что сейчас время творцов. И каждый творец борется за душу зрителя, потребителя. Любой может выложить ролики и музыку в Интернет, сложнее найти тех, кому это будет интересно.

- Во многих интервью Вы говорили о том, что скоро нас ждет конец света. Вы по-прежнему придерживаетесь этого мнения?

- Мы уже находимся в процессе. Конец света - это очевидное и это вероятное. Он же не должен быть как начало фильма. Не будет так, что конферансье выйдет и скажет: «А сейчас мы вам покажем апокалипсис!» Большие дела делаются незаметно. Например, когда проходила Февральская революция, Ленин находился в Швейцарии и писал статью о том, что в России революция невозможна, бузу надо устраивать где-нибудь в другом месте. А потом он получил письмо о том, что революция совершилась. Так и конец света - эти вещи по энергетике и результату схожи. Любая революция проходит незаметно, когда думаешь, что все спокойно.

- Вы записали совместный альбом с Вадимом Самойловым. А с кем еще хотите спеть вместе?

- На «Нашествии» мы обсуждали затею спеть русские народные песни и песни Гражданской войны вместе с Валерием Кипеловым. Не исключено, что это случится. Хотелось бы и привлечь к этому проекту и Вадима Самойлова. Пока есть некий перечень песен, и мы двигаемся в заданном направлении. Опять же есть планы, но гораздо важнее их осуществление.