наверх

Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Система Orphus

Раздел Афиша
6 марта 2011, 09:00

Игорь Тернавский: я не добренький, я хитренький!

Игорь Тернавский: я не добренький, я хитренький!
Руководитель пермского театра кукол рассказал Properm.ru, как подобрать «ключики» к сердцам взрослых и умам чиновников.
Игорь Нисонович Тернавский известен взрослому поколению пермяков, как создатель театра «Арлекин», главный режиссер пермского цирка, а в последние 17 лет художественный руководитель театра кукол. Молодое поколение также знает этого человека, к нему часто обращаются творческие коллективы, и в стенах театра кукол, помимо спектаклей, протекает очень разнообразная культурная жизнь. А год назад заядлые театралы города с любопытсвом обсуждали «Короля Лира», поставленного и сыгранного Тернавским все в том же театре кукол!

Игорь Нисонович, каким Вы видите воздействие театра на современных людей?
— Я принадлежу к когорте тех людей, которые считают, что театр имеет очень большое воздействие на человека. Правда, с годами понял, что не настолько это впрямую. В молодости мне верилось, что театр — это кафедра: человек пришел в театр и ушел просветленным и сразу хорошим — так я думал в молодости. Но с годами понял, что все не так просто, а теперь просто убежден, что театр не действует таким образом на человека. Театр воспитывает, но не напрямую, театр заставляет задуматься, что-то переосмыслить. Но человек не станет вдруг умным и благородным от того, что он посмотрел Шекспира, Чехова, Гете. Но, в то же время, я глубоко убежден, что ребенок, который растет с театром, и родители, которые об этом думают и ходят постоянно, вот тогда это хорошее настоящее и истинное воздействие. К сожалению, это не всегда бывает так.

Мне повезло, я часто посещал театр в детстве.
Моя мама таскала меня на все камерные концерты с 5-6 лет в Дом политического просвещения. А я грезил футболом, сидел и думал — лучше бы я пинал мяч. Но мама была настойчива. И вот — не футболистом стал, а культурным деятелем! Хотя и карьера футболиста тоже могла бы получиться, я вообще был спортивный парень: занимался практически всеми возможными видами спорта — от футбола до бокса и борьбы. И даже при своем маленьком росте умудрялся играть в баскетбол!


Каким станет будущий двойной юбилейный сезон театра (Игорю Тернавскому исполнится 70 лет, а театру кукол — 75 лет)?
— Юбилей всегда заставляет сконцентрироваться, заставляет задуматься, что прожито, и как... Раз так совпало, свой юбилей планирую провести скромно — в основном это будет юбилей театра. Ну и раз уж так получилась, страница какая-то в этом юбилейном вечере будет художественного руководителя. Праздновать будем в октябре-ноябре. А год будет очень напряженным — во-первых, прорыв мы сделали «Лиром», продолжаем дальше эту дорогу. Путь к взрослым продолжим двумя спектаклями — «Шинель» Гоголя и «Пиковая дама» Пушкина. «Шинель» делаю я, а «Пиковую даму» Владимир Прозоров, один из старейших и опытнейших актеров нашего театра. Он пришел с такой идеей, и я её конечно с радостью поддержал. А для самых маленьких — «Дюймовочка», работает над ней Дмитрий Заболотских. «Дюймовочка» выйдет в конце сезона.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о готовящихся спектаклях для взрослых. Почему Вы выбрали именно эти произведения?
— Я определяю пьесы не как плохие или хорошие, а «моё» или «не моё». Почему «Шинель» — потому что все мы вышли из Гоголевской «Шинели». А почему «Пиковая дама», потому что оказывается, совершенно по-другому театр кукол дает возможность взглянуть на старые, известные и уже привычные вещи. И оказалось, что «Пиковая дама» — это очень интересная кукольная история. Вернее, посредством театра кукол откроется многое «пушкинское», чего другой театр не сможет открыть.

Как появился «Король Лир» в театре кукол: это был большой риск.
Я вынашивал эту идею много-много лет, когда-то мечтал сыграть Лира, а когда пришел в театр кукол, то понял, что моей мечте не суждено сбыться. А потом меня осенило (это случилось лет 10 назад), ведь Лир думал, что он управляет этим миром, как куклами. Он властелин, независимо от того, отдаст он власть и деньги или не отдаст — всё равно Король! Вот он и попробовал. Поэтому Лир — живой план, а все остальные — куклы. Я понимал, что Лир — это риск. И если бы он не удался, я бы на другой день подал в отставку. Но сегодня — это прорыв, и это большая победа театра.


С помощью каких кукол (ростовые, перчаточные) планируете воплотить «Шинель»?
— Сейчас одна из моих любимых художников — Алла Гониодская (делала кукол для Лира) — рисует кукол для «Шинели». По совету художницы, главный герой новой постановки будет куклой, а не живым актером. Это будет чисто кукольный спектакль, но не буду раскрывать секрет, какие здесь будут куклы. Скажу лишь, что самые разные и очень интересные. А ростовые? Они отработали себя в «Короле Лире». Повторяться нельзя. В «Шинели», как и в «Короле Лире», будет использоваться анимация, ею занимается дочка Аллы Гониодской, она живет в Канаде и профессионально занимается анимацией. На протяжении почти всей «Шинели» на кулисах будут виды старого Петербурга и всевозможные ассоциации с темой спектакля. Работа по «Пиковой даме» тоже находится в рабочем, лабораторном состоянии. Идеи и подход режиссера мне очень нравятся. А что касается «Дюймовочки», она будет идти в малом зале для самых маленьких. Но! Я всегда стараюсь делать так, чтобы детские спектакли и родителям были интересны.

История произошла года два тому назад, на Колобке.
Я же и спектакль веду, и сижу перед залом, все вижу и все слышу, и вот — сидит передо мной семья — мама, папа и их 5-летний сын. Сын постоянно отвлекает и что-то спрашивает у папы, и вдруг мужчина 33-35 лет говорит «Да подожди, не мешай». Что тут скажешь? Если на Колобке взрослый мужик сидит и сыну говорит — не мешай?! Поэтому мне очень хочется, чтобы родители на наших спектаклях не были просто наседками.


Будут ли приглашаться актеры или художники из других театров для работы над спектаклями для взрослых?
— Мы уже пригласили Владимира Дроздова, он играет в Лире. Возможно, в «Шинель» будет приглашен один из актеров другого театра. Уже привлекли Аллу Гониодскую, которая живет в Америке. Часто приглашаем Ларису Каменских — она известный кукольный мастер в Перми. Для написания песенок Шута в Лире привлекли Сергея Иванова, это вообще потрясающий опыт. Он настолько мастерски вписал песни в ткань спектакля, что сегодня мы настраиваемся перед спектаклем не музыкой Малера и Шнитке, а песнями Иванова. Конечно, привлекаем! В куклах вообще сложно, специалистов мало. Еще проблема оплаты, ведь детские спектакли финансируются по остаточному принципу.
Я считаю, что детскому театру нужно давать деньги, если он того заслуживает. Для этого надо просто проанализировать — есть зритель, смотрит, это интересно — давайте! Нет, значит — гоните руководителя.


Вот раньше, как выглядел кукольный театр — ширмочка, артист в драном спортивном костюме, куколка и все — на это нужны были мизерные деньги. Сегодня уже нет, сегодня нам остро не хватает средств для того, чтобы достойно, в ногу со временем, идти не только в художественном, и в техническом оснащении.


Что сложнее всего при переходе от детских к взрослым спектаклям?
— Отвечу так: после премьеры того же Лира я сказал актерам — Ну что, не верили, черти такие. А они ответили — Игорь Нисонович, мы себе не верили.

Будете ли Вы исполнять роли в новых постановках, как в Короле Лир?
— Нет. Это было необходимо в Лире, но использовать место руководителя театра, чтобы ставить свои актерские опусы, я не собираюсь. Хотя играть очень хочется, это моя неспетая песня. Но в первую очередь я — художественный руководитель и режиссер театра .



Вы покровительствуете некоторым социальным проектам, мероприятиям, например в том, что предоставляете площади театра на льготных условиях. Каким именно направлениям/людям Вы готовы помогать подобным образом и почему?
— Здесь избирательность очень четкая. Если это коммерческое предложение, за него взимается плата. Но есть множество детских коллективов, у которых нет площадок. Много художественных школ. Я соглашаюсь на мизерные оплаты с тем, чтобы они имели возможность показать свое творчество. Даже взрослые есть коллективы и объединения, которые приходят ко мне и получают возможность показать себя. Я иду на это, потому что эта задача и благородная и выгодная одновременно. Все думают, что я добренький. А я не добренький, я хитренький. Когда я пришел, наполняемость зала была 40-45%, это был 96 год. А сегодня зал заполнен на 80-90%. И я понимал, что каким-то образом нужно протаптывать дорогу к забытому зрителем театру. И я уверен, что они сегодня придут на свое мероприятие, посмотрят на афишу и вспомнят, что они с внуком/ребенком сто лет не были в театре кукол. Это тот наш резерв, который может помочь завтра наполнить наш зал. И потом я всегда интересуюсь — а что вы будете показывать, а что вы будете говорить, кто у вас будет зритель. Мне это важно, потому что, может быть, когда-то мы с ними вместе что-то поставим на сцене. Подобный пример был с группой "Киндер Сюрприз". Да и с квартетом "Каравай" мы были первыми!

Как на сегодняшний день Вы могли бы описать взаимоотношения властей и театров Перми?
— Однозначного ответа нет. Я не могу сказать, что власти не поддерживают театр, но сказать, что у нас выстроился хороший диалог, я пока не могу. Недавно совсем у нас был разговор с комитетом, с куратором нашим, из вице-мэров, и разговор как раз шел о том, что диалог должен быть более открытым. Если говорить о финансах, то я уже говорил, что театру сегодня требуются другие финансы.

Вот к примеру:
в театре оперы и балета сейчас работает большой дирижер Теодор Курентзис. Я был на концерте и видел, как потрясающе работает его оркестр. И когда один из музыкантов оперного театра мне сказал — «ну конечно, за такие деньги», я ему ответил — «вам даже такие деньги если будут платить, вы так играть не будете». Но! Считаю безнравственным такие деньги платить им, когда актеры театров и в частности театра кукол, получают ту зарплату, которую они получают. Это не зависть, и правильно платят, наверное. Но тогда надо подтягивать, потому что нельзя так, нельзя нищенскую зарплату платить нашим пермским актерам, они такой нищенской не достойны.


Почему после 20 лет работы в цирке Вы решили перейти в детский театр кукол?
— Я же в театре начинал, создал «Арлекин», открыл на его базе «Молодежный театр», и в свое время все спрашивали — а почему вдруг цирк? Так, видимо, судьба меня бросала. Был великий такой директор — Александровский Юрий Борисович. Один из лучших директоров советского цирка, и он посмотрел «Арлекин» и пригласил меня. У них не было тогда главного режиссера. Я не соглашался, упирался несколько месяцев, а потом вдруг понял, что мне нужно идти не в цирк, а к этому человеку. А потом я уже полюбил цирк. Сначала мне говорили, что я не в опилках родился, но потом меня признали, очень быстро. Мне посчастливилось отработать в цирке со всеми великими от Никулина до Кио, Запашного, Дурова. К сожалению, в театре мне такого судьба не подарила. Как только рухнула партия и советская власть, я вернулся в родной город из Краснодара (где 6 лет проработал главным режиссером цирка и художественным руководителем филиала Всесоюзной дирекции по подготовке новых программ), но в пермский цирк, конечно же, вернуться уже не мог. Тогда мне предложили стать руководителем кукол. Я подумал, что это - судьба.

Когда-то был такой прекрасный в Перми журналист Борис Львов. Он писал стихи, эпиграммы.
И еще в начале моей цирковой карьеры он написал мне судьбоносное стихотворение — «Отцу Арлекина, главрежу цирка».
Для твоей неуемной энергии и маловат и широкий простор.
Мало будет спектакля иль номера,
Не грусти, а послушай совет:
Есть в Перми еще кукольный, оперный,
В крайнем случае, пермский балет.

После смерти Михаила Арнапольского мне предложили стать директором пермского театра оперы и балета, но я уже строил свой театр и отказался. Вот так. Наверное, это судьба.


Мечта, которую хотелось бы воплотить в ближайшее время.
— Есть такая мечта — театр в нашем дворике под открытым небом. Мы уже организовывали там мероприятия, открывали театральный сезон и собирали там все театры города. Тогда, я помню, всем понравилось, но дворик конечно нужно оборудовать. Зимой здесь можно проводить театральные игрища, а летом — спектакли. Первый спектакль, который я мечтал поставить под открытым небом, причем с привлечением других театров города, — это «Американская трагедия» Драйзера. Я мечтаю, что во дворе будет несколько площадок с куклами, костюмами, будут приходить семьи и под руководством наших актеров и режиссеров разыгрывать спектакли от «Колобка» до того же Шекспира.

И еще одно заветное желание Игоря Нисоновича — фасад!
Наше здание ведь находится в начале Сибирской. И недавно я поднял этот вопрос в разговоре с Шубиным: должно быть стыдно за то, что столько лет мы не можем привести в порядок фасад исторического здания. Я опять же здесь действовал хитро: многие начинают с фасадов, а я начинал с туалетов. Надо мной тогда подтрунивал весь город. Но фасад должен идти в последнюю очередь. И в этот год, к юбилею театра, я верю в это, фасад здания будет отремонтирован.


Игорь Нисонович — человек интересной судьбы. Ему есть что сказать, и есть что вспомнить. Поэтому мы не заканчиваем наш разговор — в следующем интервью вы узнаете о предложенном Игорем Тернавским альтернативном варианте «культурного пути» Перми, об увлечениях, внуках и учениках пермского «Барабаса».

Фотографии Марии Масло
Беседу провела Алевтина Горных