Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Афиша
9 апреля 2011, 09:00

«Депутат» Дмитрий Тронин: я получил серьезный урок, что такое стыд

«Депутат» Дмитрий Тронин: я получил серьезный урок, что такое стыд
Сыграть главную роль в самом скандальном спектакле сезона, каково это? И что потом? - об этом Properm.ru спросил у одного из «Коммуникантов».
Они заставили покраснеть сначала Пермь, затем Питер. Они пришли в театр любителями, сыграли в одном спектакле и «проснулись» если не знаменитыми, то узнаваемыми в своем городе. О спектакле, театре и неожиданных поворотах судьбы мы поговорили с актером Сцены-Молот Дмитрием Трониным.

Когда Дмитрий Тронин не на сцене — он кто?
— Очень сложный вопрос. Да и «сцена» сейчас заканчивается непонятно когда, потому что после выступления приходится обдумывать то, что делаешь, то, что сделал. Может быть, в чем-то я ленивый человек, но увлекающийся. Пока я работаю по той специальности, которая есть, - системным администратором. И так получается, что у меня между спектаклями и концертами работы прибавляется, приходится больше работать и свободного времени мало. Если удается нормально выспаться — это уже отдых. И еще я простой, и пошутить могу, и маску могу надеть, по состоянию.

С чего началась Ваша актерская жизнь?
— С ПГУ. Структура вовлечения человека и в науку, и в культуру, и в его собственное внутреннее развитие здесь очень сильно развита. На мой взгляд, в свое время в ПГУ эта система была лучшей в городе. Если в школе я был непонятным хорошистом-троешником, то университет с его какими-то внутренним настроением, с интересной подачей знаний привели к тому, что до 4 курса я шел просто на красный диплом. При этом, с моего потока человек 10-15 уехали в Москву учиться в театральном, потому что именно в ПГУ у них открылся талант. Для меня все началось со студенческих весен. Потом я стал потихоньку писать сценарии миниатюр, становиться драматургом. Кстати, «Весна» физфака 98 года до сих пор считается лучшей «Весной» за последние 20 лет!



А как же КВН?
— КВНа было много! Но это было позже, когда мы уже стали более раскованными, получили награды. Лет 5 я занимался КВНом, но потом ушел, потому что появились и новые люди, и КВН мне просто стал неинтересен. Ведь самое главное в КВН — это его актуальность. Мы на то время уже не были актуальными и ушли.

Как Вы оказались в Сцене-Молот?
— Это интересная история! С нормальным человеком такого в жизни не бывает, наверное))). На тот момент я уже 7-8 лет проработал по специальности. Стандартная работа по обслуживанию клиентов. Был руководителем сервисных центров, потом стал ИП. И тут!



Раз в год у нас случаются спектакли с моим участием в студклубе ПГУ. Как раз в марте прошлого года состоялся очередной спектакль «Забыть Герострата», где я играю Крисиппа. После спектакля мне позвонили. Позвонил один из пермских режиссеров, который тоже играет в «Герострате», Ярослав Колчанов, он предложил мне пройти кастинг на спектакль Сцены-Молот «Коммуниканты». Вот этот шаг был точно тяжелый! Когда нормальному человеку, который работает на предприятии или заводе говорят — «иди ка ты повыступай в театре!», когда уже лет 10 не было никакой практики и уже другие интересы... Не знаю, каким чутьем, но я пошел на этот кастинг.



Конечно, первый кастинг мне не понравился жутко, потому что он проходил в форме читки пьесы. Текст нужно было читать вслух, а в жизни редко кто делает это для себя просто так. Я и запинался, конечно, и слова неправильно произносил. На кастинге сидели и профессиональные актеры из других театров города, которых я прекрасно знал. И когда я смотрел на них, как они все делают — думал, зачем я сюда пришел?



Вечером того же дня, когда я прошел первый кастинг, мне позвонили и пригласили на второй. Я был сильно удивлен. И не знаю, почему я на него пошел? Внутренне я уже принял для себя решение, что это все глупости и ерунда. Даже когда двери автобуса раскрылись перед Театром-Театром, я стоял и думал: «выйду я или не выйду»? Вышел буквально перед закрытием дверей и попал на второй кастинг. На нем было уже проще. Появилась смелость, и язык не заплетается, и вроде что-то начинает получаться. Потом приехал московский режиссер, это тоже было очень волнительно. А на четвертом кастинге уже был сам Эдуард Бояков.

Почему режиссеры решили сделать ставку на актера-любителя?
— У театра «Сцена—Молот» и у Эдуарда Боякова есть определенные внутренние мотивы. Это театр нового времени, он создается для новых людей. И очень часто профессиональные актеры со стажем не совсем понимают, что надо делать и не могут войти в концепцию. Поэтому и проводятся кастинги для всех — и для профессионалов, и для людей с улицы.



Что было самым сложным для Вас в Коммуникантах?
— По технике исполнения — почувствовать свободу, раскрепоститься. А чтобы выступать на сцене обнаженными — этот момент подготавливается. За полгода до спектакля начали проводить репетиции на раскрепощенность, когда были просто в белье, потом без белья. И все равно, к премьере была зажатость жуткая. Но это проблема, которая не решается вот так быстро. Последние спектакли — они уже совсем раскрепощенные, спокойные.

Фото Михаила Воскресенских с stagemolot.livejournal.com
Дмитрий Тронин: я получил серьезный урок — что такое стыд, и на чем он основывается. Оказывается, не стыдно быть раздетым, потому что какое дано тело человеку, такое оно и есть. А стыдится нужно поступков и мыслей, не самых лучших . А раздеться — это не стыдно, это нормально. Сейчас нормы общества не позволяют раздеваться, но к этому, я думаю, тоже придут.


Депутата Вы играли с кого-то знакомого, или образ пришлось формировать из собственной головы?
— Из головы. С настоящими депутатами я конечно виделся. Но все-таки они не такого типажа, да и наши встречи проходили не в бане. Тот депутат, которого я представляю из себя, это типаж ельциновской эпохи. Именно тогда депутаты отдыхали в саунах, с девками. Сейчас это уже не так. Образ составлялся из текста и из долгих-долгих бесед с драматургом, что он имел в виду, когда писал этого депутата. Говорят, что слишком много нецензурной лексики в тексте. Сам драматург мне клятвенно божился, что он сам туда специально ничего не добавлял. Он просто несколько лет встречался с депутатами, ездил с ними, отдыхал и записывал за ними. Это реализм. Он воспринимается скандально, потому что мы считаем себя культурными людьми, и мы так не общаемся. В депутате живет постоянный внутренний страх, он не знает, что с ним будет дальше. И этот страх не надуманный. Я встречался с людьми, которые сидели на спектакле абсолютно зажавшись, и в определенные моменты они себя узнавали, потому что они в таких ситуациях бывали. И это довольно страшные ситуации.

PRO Время:
Наше время, оно другое. В нем другой язык. Например, тот же язык депутата из «Коммуникантов», он совершенно другой, люди так не думают. Для меня это проявилось в том, что я не мог логически выучить текст. Депутат все пытается скрыть, а в итоге он начитает думать так, как говорит. Эта пьеса на самом деле о языке, и мы только сейчас подходим к правильному её исполнению и пониманию . Только последние спектакли идут так, как хотелось бы. Точно также в Интернете, если мы выйдем на форумы, там же русского языка не осталось , там какая-то непонятная белиберда из кучи ошибок, коверкания слов, сокращений. А люди так живут, так общаются.


После «Коммуникантов» Вы можете назвать себя человеком без комплексов?
— Не могу на данный момент. Комплексы есть и будут. Я не понимаю, что значит — совсем без комплексов? Если бы меня спросили: «а ты можешь здесь раздеться и пройти голым, раздавая людям флаеры и листовки»? Я скажу — нет, не могу. Потому что там сцена, а здесь другое. Хотя такие предложения и были. Когда ты на сцене — это другая грань существования человека, там ты можешь позволить себе определенные вещи.



В «Коммуникантах» вокруг Вас вьются две молодые обнаженные девушки, но Вам это не мешает играть. Помогли репетиции или что-то еще?
— Привыкаешь. Это тоже самое, когда у тебя дома есть жена, и на определенный этап жизни с этим человеком ты уже не обращаешь внимания на то, в каком виде она может находиться рядом. И здесь то же самое: если в вначале это неудобно, что-то рассматриваешь там, что-то интересно, что-то неинтересно, то через определенный период времени ты уже о другом думаешь, у тебя другая задача. Я думаю, это у любого человека так, если конечно он не маньяк и не шизофреник, и не имеет психических отклонений.

PRO Питер:
Питер — это город, который в театральном плане продвинут хуже, чем Москва. Там нет современных театров. И появление такого шокирующего спектакля на гастролях там воспринималось совсем по-другому. Нас после первой сцены просто аплодисментами отправили, ничего подобного ни разу не было ни в Москве, ни в Перми.


Вы поете, пишите сценарии. Возможно ли, что в ближайшее время мы услышим о Дмитрие Тронине — писателе, сценаристе или исполнителе?
— Вполне возможно. Скорее всего, как о сценаристе. Потому что писали мы раньше много, только мной лично было написано порядка 40 миниспектаклей, мы называли их студенческими миниатюрами, стендами. Всего их было написано, в том числе и с моим участием, порядка 70-80. Просто в свое время, как я считал, я себя исчерпал и перестал их писать, но это просто время другое наступило, и другие заботы появились. Как показала практика, если человек не развивается, то он либо спивается, либо уходит.



Что дальше: мечты, планы?
— Если будет возможно, я полностью займусь театральной карьерой. Если это будет невозможно, я буду искать такие возможности. По крайней мере, я нашел то направление, которое делаем меня счастливым.

Фото Марии Масло
Беседу провела Алевтина Горных