Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Бизнес
26 апреля 2012, 10:04

Дмитрий Сапегин: Приходит время, когда каждый должен что-то делать сам

Дмитрий Сапегин: Приходит время, когда каждый должен что-то делать сам
О необходимости обретения смыслов, осознания страхов и угроз и поиске новых точек роста рассуждает эксперт по социальным технологиям.

Properm.ru публикует статью Дмитрия Сапегина, эксперта по социальным технологиям, координатора «Школы VI уклада» без сокращений.

Представьте себе семью. Вполне такую среднюю — люди не бедные, но и в роскоши не купаются. Папа работящий, мама хозяйственная, бабушка заботливая, дети весёлые. Но вот в жизни семьи начинаются неприятные приключения. Что-то папа стал ходить озабоченный, перестал водить детей в игровые залы и в кино, а маме все реже дарит цветы и обновки. Предстоящий ремонт машины вызывает у папы чувство глубокого уныния, и на вопрос «Куда мы поедем нынче в отпуск?» только раздосадовано отмахивается…

У остальных членов семьи в этой обстановке есть несколько моделей поведения. «Не париться» — авось, само всё пройдёт как-нибудь. Начать «кидать претензии» папе: ты что, мол, змей такой — ведь мы же на тебя надеемся. Или начать задумываться, наконец, -, а откуда вообще в семье берутся деньги? «Сосчитать» интересы папы-мамы, детей, бабушки и даже мирно спящего в кладовке кота. Улучшение жизни семьи начнётся именно с этой точки.

Откуда берутся деньги?

Регион России под названием «Пермский край» сегодня попал в похожую историю. Беспокойство его коллективного «папы» проявляется всё более отчётливо. «Папа» располагает более обширной информацией и глубоким анализом ситуации, чем остальные члены семьи, а потому прогнозирует будущее с наиболее высокой точностью. Будущее нравится не очень, и он предпринимает попытки предотвратить видимые только ему угрозы.

Но «папа» не спешит делиться с семьёй своим знанием и видением будущего. По его мнению, ленивы домочадцы, скудоумны, к тому же только требовать горазды, а созидать их не дозовёшься. Потому и ведёт себя как просвещённый абсолютист, не считающий нужным проговаривать и объяснять свои действия. Вот и недоумевают домашние: зачем нам вдруг стало надо учить новые аббревиатуры знакомых с детства, но внезапно ставших «исследовательскими» ПГУ и ПГТУ? На кой ляд надо тащить в нашу тьмутаракань музей PERMM и треклятого Чубайса с его нанозатеями? «Папа» регулярно даёт поводы для ревности, расхваливая на центральных каналах какого-то интернет-провайдера, а на вековую гордость нашей экономики — оборонные заводы, кажется, совсем «забил»… Может, он и вовсе уже начал посматривать на сторону, больше задумываясь об устройстве личного будущего — подальше от назойливой, вечно недовольной оравы?

Среди членов семьи появляются те, кто насторожился. При всех своих причудах «папа» дураком никогда не был. Стало быть, видит что-то такое, чего не видим мы. Может, попытаться самим заглянуть в ближайшее будущее, «посветить фонариком» на некоторые его фрагменты — авось, да и сами поймём, чего там такого тревожного?

В конце 2011 — начале 2012 годов в Перми на базе библиотеки им. Горького прошёл цикл странных мероприятий под общим называнием «Школа VI уклада». Это было не манипулятивное и не имитационное мероприятие, а совершенно добровольное бесплатное движение. Эксперты и слушатели «Школы VI уклада» пытались «заглянуть за горизонт» и каждый в меру своей компетенции осветить «свой» участок человеческой деятельности.

Термин «Шестой экономический уклад» введён в российскую науку экономистами Львовым и Глазьевым. По их мнению, этот техноуклад будет характеризоваться развитием биотехнологий, нанотехнологий, системой образования нового уровня, высокими экотехнологиями, робототехникой и созданием искусственного интеллекта, системами «безлюдного» производства, гуманитарными технологиями, повышением способностей человека и организаций, проектированием будущего и управлением им и др.

Короче говоря, мир стоит на пороге принятия решений, которые создадут принципиально новое качество… буквально всего: коммуникаций, финансов, энергии, здоровья, транспорта, общественных отношений. Старое качество уже слишком старое. Экономика «реального сектора» едва обеспечивает собственное существование — ей не до развития. Заводы кредитуются только на поддержание жизни — «модернизация», «техническое перевооружение», «повышение производительности» пока остаются лишь фразами из умных докладов футурологов-оптимистов. Экология такова, что планета куда больше похожа на свалку всяческих отходов, чем на «зелёный шарик». Политическое и социальное устройство превратилось во что-то такое, для чего уже не годятся старые термины. Аспирин от простуды всё еще действует, но на излечение иной болезни, о которой мы ещё вчера не слышали, нужно столько денег, сколько составляет бюджет иного поселения. И так — по всем пунктам.

Многим очевидно, что та конструкция мира, которую мы наблюдаем, себя исчерпывает. Но вот какой будет новая конструкция, никто не понимает. Тех, кто даже задумывается над этим, не так много, а уж тех, кто пытается принять участие в создании «новой конструкции» — и вовсе единицы.

Мы на каждом шагу видим признаки «нового мира», но они едва различимы. Иные «ростки» новой экономики превратились уже в развесистые рощи, но всё это пока «не про нас». Хотя и изобретатель «флешки» Семён Лицын и соучредитель Google Сергей Брин имели отношение к России и Пермскому краю, «выращивать» свои прорывные проекты они предпочли не здесь. А ведь какой-нибудь new-Google, зарегистрированный в каких-нибудь Новых Лядах, одними только налоговыми отчислениями в местный бюджет сможет в два счёта оплатить затраты на строительство «Белкомура».

Есть о чём задуматься, глядя на цифры капитализации этих проектов, которые родились просто «в чьей-то голове». Не в Штатах и Израиле, а именно в голове бывших жителей Пермского края — для этих проектов не были нужны огромные лаборатории и шахты…

А в каких пермских лабораториях создаются сегодня эти «флешки» и «гуглы»? Может быть, ещё и лабораторий-то таких нет, но какие-то зачатки «шестого уклада» заложены в нас самих? Чьи головы среди трёхмиллионного населения Пермского края являются потенциальными носителями подобных идей? Разглядеть их очень важно, и сделать это нужно побыстрее. В нестабильном мире очень большие перевороты происходят с помощью самых небольших изменений.

Какие нас ждут угрозы?

Может быть, всё не так уж и страшно? Может, и не надо инициативно разбираться — откуда в Пермском крае берутся деньги? Заводские трубы по-прежнему коптят, нефтяные качалки кивают своими журавлиными головами, оборонный заказ обещают увеличить, но …про вторую волну кризиса и угрозы для региона ни из кого из «официальных лиц», хоть убейся, не вытянешь ни слова.

Но вот, хотя бы пара примеров.

Тот факт, что мы отстаём от передовых стран, стал уже просто «общим местом». Всё чаще прорываются на поверхность информационного поля сведения о том, что Пермский край уже с большой натяжкой можно называть «регионом-донором», а после окончания реформирования «Уралкалия», году этак в 2014, мы начнём испытывать реальные проблемы с наполнением бюджета. Тоже вроде бы не великая беда — живут же вон соседние Киров и Удмуртия так долгие годы, и ничего — привыкли.

Ну, тогда привыкнуть можно и к тому, что Пермского края как такового вскоре уже не станет? Есть же уже целые районы, тяготеющие уже не к Перми, а к другим центрам. Чайковский — к Удмуртии (характерная деталь — в классификации глобальной службы экспресс-доставки DHL этот город «приписан» к Ижевску). Коми-Пермяцкий автономный округ — к тому же Кирову и Татарии. В Лысьве, Чусовом и Горнозаводске — тоже очень характерная деталь! — всё чаще ведут деятельность предприниматели, зарегистрированные в Свердловской области — поди пойми почему. Это значит, что и пресловутый «малый и средний бизнес» становится уже не нашим.

Край мало-помалу «расползается», и пока не видно той центростремительной идеи, которая заставила бы всех без исключения осознать: «Мы — жители Пермского края, и гордимся этим, потому что…» — и далее перечень из десятка понятных и разделяемых всеми без исключения постулатов. Эта мысль — не меньшая, чем налоговая льгота, мотивация для того, чтобы вести свои дела здесь. Своими руками делая что-то, полезное для себя, при этом отдавая себе отчёт в том, что это полезно ещё и для Пермского края, а не Ижевска, Хабаровска или Сингапура.

Но загвоздка в том, что мы больше не можем себе позволить просто делать что-то только потому, что мы делали это вчера.

Хотя мы по-прежнему ходим на работу, и нам даже чаще всего платят на ней зарплату… Мы выполняем привычные действия, и готовы «отчитаться о результатах» этой деятельности. Как работники тех же заводов, которые исправно «выполняют план», но летают почему-то на американских самолётах, пользуются японскими машинами и финскими телефонами.

Но если начальник цеха задумался о том, каково его место в движении завода к «шестому укладу» — с этим начальником уже можно разбираться о его месте в новой экономике, потому что он готов мыслить по-новому.

Сегодня наше движение всё больше напоминает хождение по «ленте Мёбиуса»: вроде бы каждый день происходит что-то новое, но при этом не оставляет чувство какого-то подвоха. То есть нужно вырваться из этого круга. Но желательно, чтобы этот прорыв не был шагом в пропасть.

Есть ощущение, пора начинать раскидывать собственными мозгами и определять своё место в пространстве-времени. Это может показаться удивительным, но в Пермском крае довольно много людей, которые физически осознают свою принадлежность к этому месту, гордятся этим и нисколько не возражают передать те же чувства детям и внукам. Так вот: передавая детям и внукам свой накопленный опыт, неплохо бы в этот «пакет» вложить набор угроз и страхов. Не для того, чтобы по ночам кричали, а для того, чтобы осознавали, что ждёт их за тем или иным углом, и как с этим «чем-то» следует разбираться. Мы должны учиться управлять своими страхами, а не влетать в это неласковое будущее, лёжа на своей привычной печи.

Мы ведь не перестаём радоваться весне от того, что знаем — в нашем лесу есть злые клещи и есть риск нарваться на лося в период гона? Сплав по нашей речке будет не менее радостным, если мы учтём, что вон за тем поворотом — опасный порог и лучше бы обойти его помедленнее и слева. Не маленькие уже, в конце концов.

Если видишь мир в целом, то неожиданности не разрушают твою жизнь.

Как обрести смыслы?

Итак, мы пытаемся понять, где наша «семья» берёт деньги и где планирует их брать в дальнейшем. Мы пытаемся понять, какие угрозы нас ждут в ближайшем будущем. Осталось только начать обретать смыслы.

Конечно, делать это будут не все. Тема-то болезненная. Представьте, что вы едете по дороге мимо деревни. Тихий летний вечер. Вы с семьёй спешите на пикник. Но вдруг видите, что из дальнего деревенского дома поднимается столб дыма. Вы уже его увидели, и ничего с этим не можете поделать. Но зато у вас есть выбор. Можно отвернуться, продолжить поездку и никогда не узнать — сгорели в том доме дети или нет. Либо пойти и попытаться кого-то спасти.

Те, кто дочитал до этого места — уже увидели дым.

Вот, собственно и всё.

Теперь пора искать те самые «точки роста» — в нас самих, прежде всего. Оглядываться и искать ресурсы для «инновационных прорывов». Создавать коммуникационные площадки, собираться на них и разговаривать. Фиксировать: где мы и куда идём. По пунктам: что происходит с нашими деньгами, с нашей промышленностью, образованием, медициной, транспортом, ЖКХ, экологией… Что будет происходить с ними, если ничего не делать. И что каждый из нас может сделать, чтобы стало лучше.

Время «пап» заканчивается. Приходит такое время, когда каждый должен что-то делать сам. Осознавать страхи, учиться ими управлять, понимать степень собственной ответственности за эти действия.

Не перекладывать это ответственность на другого. Брать ее столько, сколько в состоянии унести.

Это даёт шанс.

Послесловие.

Странная статья. Странная для тех, кто ждет инструкций.
Если прочитал, и не нашел инструкцию, то можешь жить дальше.
И не напрягаться.
Всё решат за тебя.