Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Бизнес
7 февраля 2013, 10:00

О повышении взносов для ИП: Государство попросило подарки обратно

О повышении взносов для ИП: Государство попросило подарки обратно
Фото: Тимур Абасов
Директор агентства СВОИ и заместитель исполнительного директора «Опоры России» в Перми Александр Нода объяснил, к каким последствиям приведет повышение взносов для индивидуальных предпринимателей. То, что старые ИП уйдут в тень, а создание новых замедлится, уже не новость. Но это не единственное последствие.

— Александр, в комментариях к новости «Пермяки испугались увеличения страховых взносов. Массово ликвидируют ИП» Вы написали, что подумываете о закрытии одного из своих ИП. Что в итоге надумали?

— Благодаря вам я посчитал и решил, что все-таки закрою одного из своих ИП в силу того, что оно экономически невыгодно. Получилось, что в общей сложности годовые взносы в 2013 году достигли 35 664,66 рублей, из них 32 479 рублей приходится на выплаты в Пенсионный фонд России (ПФР) и 3185,46 рублей — на выплаты в Фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС).

Получается, если нормально вести бизнес, то выручка должна составлять не менее 2 млн рублей. Если же на ИП приходит меньше денег, то возрастает доля взносов. Когда этот показатель возрастет до 10%, то существование ИП уже под вопросом. Объясню почему.

К примеру, у одного ИП выручка составляет 180 тыс. рублей. И когда он должен был платить взносы в размере 18 тыс. рублей, было еще приемлемо, это было еще на грани 10%. Но сейчас выручка должна составлять как минимум 350 тыс. рублей. Таким образом, это ИП оказывается нерентабельным, и оно закрывается и перенаправляет финансовые потоки на другие предприятия.

Предприниматели возмущаются и не понимают: почему качество медицины и образования не улучшилось, а взносы увеличились в два раза.

— По Вашему пути последуют другие?

— Думаю, подобная оптимизация произойдет у многих. Таким образом, государство укрупняет бизнес. Предприниматели, в свою очередь, возмущаются и не понимают: почему качество медицины и образования не улучшилось, а взносы увеличились два раза.

К тому же я уверен, что подавляющее большинство предпринимателей не думает о пенсии и не пользуется бесплатной медициной. Получается я деньги плачу, но этим не пользуюсь. Люди на первом этаже всегда возмущаются, что платят за лифт. Здесь такая же ситуация.

— Вы сами о пенсии задумываетесь?

— Кстати, интересный вопрос. Я вообще не рассчитываю на нее и сомневаюсь, что предприниматели задумываются о ней. А те, кто думают, платят в Негосударственные пенсионные фонды.

Основная просьба предпринимателей к государству — не мешайте! Не надо помогать: ваша помощь нам дорого обходится.

— Что поменялось в сравнении с 2012 годом? Какие взносы увеличились?

— Совокупные взносы выросли в два раза. Увеличились выплаты в ПФР: если раньше мы платили 26% от минимального размера оплаты труда, то теперь 26% от удвоенного МРОТ.

Вообще, у государства было два варианта: или увеличить пенсионный возраст, чтобы больше работали и меньше жили после пенсии, или собрать больше денег. Выбрали второй вариант, но в связи с этим возникает вопрос. Зачем собирать деньги с той категории предпринимателей, которая выполняет социальную функцию, то есть поддерживает занятость.

Малые предприниматели и так не приносят в бюджет больших денег, но на них помимо социальных функций вешают еще и экономические. Так или иначе государство, видимо, рассуждает так: мы увеличим в два раза взносы, а число ИП все равно не уменьшится в два раза.

— Но в итоге число ИП уменьшится?

— Да, но не в два раза, так что взносы в ПФР все равно вырастут.

Основная просьба предпринимателей к государству — не мешайте! Не надо помогать: ваша помощь нам дорого обходится.

— Но оно продолжает помогать…

— Получается так. В 2009 году государство поворачивало бизнес к себе, сделало из безработных предпринимателей, было много льгот, подарков. А теперь государство попросило подарки обратно.

Закрыть ИП стоит 160 рублей, да еще простоять очередь. Нет проблем, закроются. Тем более, сейчас очереди пошли на спад, пик был в декабре.

Не нужно было все-таки так сразу в два раза повышать взносы. Если бы постепенно, например, на уровень инфляции. А так, взяли и огорошили.

— Насколько сократится в результате число ИП?

— Полагаю, на 20%. Тут важно понимать, где они закроются. В 2010 году в Перми было 44 тысячи ИП, в Пермском крае — 42 тысячи. И в большей степени сокращение коснется края, а не города.

— Почему?

— Потому что там у многих ИП сфера деятельности — приусадебное хозяйство. Там низкая рентабельность, там не может быть выручки 2 млн рублей.

— Когда взносы равнялись 18 тыс. рублей, это были посильные деньги?

— Если 18 тыс. рублей поделить на год, получится по 1,5 тыс. в месяц. В приусадебном хозяйстве и раньше все тщательно считали. Поэтому увеличение не обойдется без последствий. Прежде всего они проявятся в тех отраслях, где ИП выполняют социальную функцию.

— Какие ИП оказывают социальные функции?

— Сельское хозяйство, рыболовство, сувенирная продукция. Там выручка не высока, но люди-то при деле. И не надо с них дополнительные деньги брать.

Поэтому сейчас Государственная дума начала делать шаг назад. Вроде бы депутаты собираются сохранить прежние взносы для тех, у кого невысокая выручка. Но не думаю, что это произойдет. А если и произойдет, то пока они их примут, ИП уже позакрываются. Если еще не закрылись.

Не нужно было все-таки так сразу в два раза повышать. Если бы постепенно, например, на уровень инфляции. А так, взяли и огорошили.

Не важно, кто закрывается, потому что это в любом случае плохо для экономики. И хорошо, если происходит укрупнение бизнеса, но они же просто уйдут в тень.

— Среди Ваших знакомых есть те, кто уже закрыли ИП или собираются?

— Конечно, есть. По большей части они ликвидировали ИП в конце 2012 года. Те, кто этого не сделал, ждут, что государство одумается. Но предприниматели — это не протестное сообщество. Выступать они не будут, будут ворчать, бурчать, закрываться, в конце концов, оптимизироваться, но протестовать не будут.

— Какие ИП закрываются? Действующие или условные, которые создавались для получения зарплаты?

— Да, была такая тенденция переводить наемных рабочих на ИП, особенно в медицине. Так было выгоднее. Будучи ИП, они платили 6% с доходов и взносы в размере 18 тыс. рублей. Достаточно удобно и, по сравнению с платежами за наемного рабочего, гораздо меньше. Сначала государство повернуло их к себе, а теперь говорит: идите обратно. Они и ликвидируются.

Закрываются и те, кто создавался с целью оптимизации, все те, у кого выручка не соотносится с обязательными платежами. Впрочем, не важно, кто закрывается, потому что это в любом случае плохо для экономики. И хорошо, если происходит укрупнение бизнеса, но они же просто уйдут в тень.

— Вырастет теневой оборот?

— Да, они уйдут в тень, уйдут от налогов, уйдут из поля экономики. А тень плоха не тем, что государству не достанется денег, ему и так их хватает от крупных налогоплательщиков. Тень плоха тем, что создается целая социальная группа, которая не платит налоги и это становится практикой. Получается, государство не воспитывает правильных налогоплательщиков.

Самое главное отличие Европы от России — прозрачные правила игры.

— Вы говорили, что основной поток ликвидации был в декабре. Сколько еще месяцев эта волна будет продолжаться?

— Я думаю, большинство уже сейчас закроется, что ждать-то. Перенаправит потоки, сократит расходы — это естественное предпринимательское поведение.

— А остальные? Будут уповать на государство, на то, что оно вернет прежние взносы?

— Думаю, таких хватит на пару месяцев, максимум до апреля.

— Как чувствуют себя ИП в России. Да, взносы увеличиваются, да, налоги платить надо. Но, например, в Европе налоги в 6% — это сказка для местных предпринимателей.

— Самое главное отличие Европы от России — прозрачные правила игры. У нас же в любой момент может возникнуть препятствие, с бизнесом может что-то произойти.

Ответственность за пенсионную реформу легла на плечи бизнеса.

— Кроме взносов, какие еще есть препятствия для существования предпринимателей?

— Это не препятствия для существования. Это препятствия для открытия новых ИП. Раньше люди думали: мы платим за наемного работника 45%, переведем его на ИП и будем платить 6% + 18 тыс. рублей. А теперь платить надо 6% и 36 тыс. рублей, и это невыгодно. И хорошо, если они вернутся обратно под 45%. А если не обратно? Если в тень?

— Чем государство объясняет повышение взносов в два раза?

— Логика у государства ясна и понятна. В России увеличивается продолжительность жизни, растет и число лет жизни после пенсии. С точки зрения экономики нужно увеличить пенсионный возраст. Но чтобы не прибегать к такому асоциальному действию, государство переложило ответственность на бизнес.

Но это лишь догадка. Нам ничего не объяснили.

— Предположим, государство сказало бы это. И что изменилось бы?

— Восприятие реформы. Она стала бы не экономической, а социальной. Нужно было просто поменять ракурс.