Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Политика
4 апреля 2012, 11:35

Владимир Плотников: Я бы хотел проголосовать за Прохорова

Владимир Плотников: Я бы хотел проголосовать за Прохорова
В прошлом авторитетный бизнесмен, а сегодня скандальный политик рассказал Properm.ru, почему он проголосовал за действующего премьер-министра, тогда как душа просила за олигарха.

Владимир Плотников изменился. В пермской публичной политике давно нет яростного бунтаря, который выступал на митингах против губернатора Олега Чиркунова и прорывался к креслу мэра. Публичный политик Плотников молчит о Плотникове-бизнесмене, а обсуждение любого вопроса сводит к популистской риторике. Он в совершенстве овладел сленгом политика среднего уровня, у которого фразы «нужды бюджетников», «простые люди», «благоустройство дворов» по частоте употребления граничат с предлогами и союзами.

Что-то надломилось во Владимире Ивановиче после того, как главный критик Чиркунова внезапно поддержал его либеральный курс, Казалось бы, депутат гордумы Плотников смирился со своей участью и перестал задумываться о высоких постах. «Я для них чужой, меня никто никуда не пустит» — объясняет он свое нежелание даже пытаться бороться за власть. Деньги и нервы дороже. Но есть и еще одна неожиданность: прямолинейного как рельсы Плотникова сменил игрок в «шахматы». Вдобавок, даже в новом амплуа Плотникова позволяет себе неожиданнные высказывания «от души».

Не могу сказать, что я чья-то марионетка, я никогда не был человеком, которому можно сказать «упал-отжался». Во многих вопросах с Чиркуновым я согласен. Но согласен не вслепую.

— Владимир Иванович, вы как депутат Пермской гордумы, чувствуете себя «винтиком» системы, которую выстроил Олег Чиркунов?

— То, что ЗС и гордума выстроены под Олега Чиркунова логично. Любой губернатор, любой глава города пытается подобрать под себя команду, которая будет состоять из его единомышленников.

Но не могу сказать, что я чья-то марионетка, я никогда не был человеком, которому можно сказать «упал-отжался». Во многих вопросах с Чиркуновым я согласен. Но согласен не вслепую.

Никогда меня никто ни к чему не принуждал, ни сам Чиркунов, ни его единомышленники. Думаю, они и сами понимают, что это невозможно.

— Вы были в оппозиции действующему губернатору в течение длительного периода…

— Действительно, у нас было непонимание. Когда он пришел к власти из бизнеса, взгляды, которыми он руководствовался как губернатор, были преимущественно коммерциализированы. Его больше интересовал экономический эффект. С этим я был не согласен тогда, и не согласен сейчас.

Но после нашей беседы меня удивило, что он действительно хочет оставить после себя хороший след. Сейчас он думает и ведет себя как государственник.

— Когда вы шли на выборы в гордуму весной 2011 года, с Олегом Чиркуновым или с его представителями вы ни о чем предварительно не договаривались?

— Мы с Олегом Анатольевичем разговаривали, но ни до этого, ни после он мне не говорил: «Голосуй так или иначе». Никогда меня никто ни к чему не принуждал, ни сам Чиркунов, ни его единомышленники. Думаю, они и сами понимают, что это невозможно. И накануне выборов в гордуму я ни с кем не договаривался.

Я общаюсь с молодежью, и многие из них уезжают из Перми. Они говорят: «Пермь — отстой», и мне это обидно как человеку, как пермяку.

— Как вы оцениваете 8 лет работы Олега Чиркунова на посту губернатора Пермского края?

— Первые годы правления мне не понравились. Я критиковал губернатора, и от своих слов не отказываюсь.

Что было плохо? Мало внимания уделялось людям, которые работают на государство. Что было хорошо? Чиркунов, вы можете смеяться или нет, но он действительно демократ. Когда объявили о том, что, возможно, вернут выборы губернаторов, человек пообещал уйти со своего поста, хотя он может еще 4 года править регионом. Это поступок. Кроме того, я на 100% знаю, что у нас не было никаких вбросов на выборах в госдуму, и на выборах президента. И это заслуга Чиркунова.

— В чем главные ошибки Олега Чиркунова как управленца?

— Вспомните проект «Университетский центр», цель которого — объединить пермские вузы, чтобы у нас молодежь не уезжала из региона. Но Олег Анатольевич внятно его не транслировал и не объяснял суть этого проекта людям. Он для себя все решил, но никому не объяснил, чего хочет. Если бы он всегда до реализации своих проектов выходил и говорил — люди добрые, я хочу сделать то-то и то-то для того-то, чтобы нам было хорошо. Чтобы люди гордились тем, что живут в Пермском крае, и не уезжали отсюда. Наверное тогда и поддержка его проектов была бы более искренней. А сейчас я общаюсь с молодежью, и многие из них уезжают из Перми. Они говорят: «Пермь — отстой», и мне это обидно как человеку, как пермяку.

Если даже Олег Анатольевич сможет провести своего преемника, он не будет настолько одержим в реализации проектов действующего губернатора.

— Что произойдет, если Олег Чиркунов осенью этого года освободит кресло губернатора?

— Все проекты Чиркунова развалятся. У нас всегда все зависит от личности. Придет новый человек, он будет идти в новом направлении, и все будут вынуждены идти за ним. Хотим мы этого или нет, это произойдет.

Если даже Олег Анатольевич сможет провести своего преемника, он не будет настолько одержим в реализации проектов действующего губернатора.

— Кто, на ваш взгляд, может стать преемником Олега Чиркунова?

— Я не знаю.

— Обозначьте круг потенциальных претендентов.

— Может быть Валерий Сухих, может быть Михаил Антонов. Может депутат госдумы Михаил Гришанков, к нему, как мне кажется, Олег Анатольевич очень теплые чувства питает.

Я правда не знаю. Если бы знал, вам бы сказал. Думаю, Юрий Трутнев примет участие в подборе кандидатуры на этот пост, не исключено, что и Андрей Кузяев. Я не знаю «игроков» этой площадки.

— Как вы оцениваете проект «Пермь — культурная столица Европы»?

— Где этот проект? Его нету. Сегодня нам не с чем ознакомиться. Давайте сначала поймем, о чем речь. Мы не должны устраивать пир во время чумы. Если мы не выделим деньги бюждетникам, а вместо этого будем проводить какое-то веселье, я это не буду поддерживать.

Перед реализацией этого проекта необходимо узнать мнение горожан, а для этого надо объяснить им, что он собой представляет, объяснить им, для чего это делается. Надо хотя бы провести социологический опрос, чтобы понять, хотят ли они этого.

Началась предвыборная борьба. Все теперь будут дистанцироваться от проектов Чиркунова. Потому что отношение людей к ним в нашем регионе по-прежнему неоднозначное.

— Вы принимали финансовое участие в «культурных» проектах администрации губернатора?

— В 2011 году на фестиваль «Белые ночи» я пожертвовал около 3 миллионов рублей. Но эти деньги пошли только на фестиваль иллюзионистов и магов «Белая магия», по личной просьбе Владимира Данилина. Если он и дальше будет принимать участие в этом проекте, я буду поддерживать его в первую очередь как друга, потому что я знаю, что эти деньги не уйдут в сторону.

— Вы готовы поговорить о своем бизнесе?

— О бизнесе не хочу разговаривать. Пусть бизнес останется бизнесом, мы же о политике говорим.

— Хотя бы обозначьте крупнейшие активы.

— Давайте без комментариев.

— Вы или ваши бизнес-структуры будут поддерживать проекты Олега Чиркунова?

— Думаю, что нет. Многие из них мне как человеку нравятся, и морально я готов их поддерживать. Но сейчас Олег Чиркунов уходит, и все начнут отказываться от его проектов.

— Что это значит?

— Началась предвыборная борьба. Все теперь будут дистанцироваться от проектов Чиркунова. Потому что отношение людей к ним в нашем регионе по-прежнему неоднозначное. Его сейчас начнут обливать грязью. Все. У нас всегда так: когда человек на коне, все ему поют дифирамбы, а когда он сказал, что уходит, его проекты будут просто сливать. Уже все бегают, ведут переговоры, но никто пока не знает, кому присягать.

— Вы какое-то участие в этом процессе будете принимать?

— Нет. Но если я увижу нового человека, «свежую кровь», которая придет в регион, если у него будет совесть и он реально захочет что-то изменить, конечно, я встану рядом, и буду ему помогать.

Единственный человек, который может удержать наш корабль в бурлящем океане — это Владимир Владимирович Путин. Поэтому я за него голосовал и на него работал. Хотя, в душе я, конечно же, хотел бы изменений.

— Зачем вы работали в предвыборном штабе Владимира Путина?

— Международная обстановка сейчас очень сложная. Мне как человеку, хочется, чтобы пришел новый президент, и чтобы хоть что-то изменилось. Меня беспокоят все эти проамериканские проекты — создание военных баз в Таджикистане и в Узбекистане, базы ПРО, которые находятся в Польше и в Румынии, война, которая, скорее всего, начнется в Иране, американский флот будет курсировать в Каспийском море, а это наши границы — Калмыкия, Дагестан, Астрахань. Все это разворачивается вокруг России. Поэтому и митинги и белые ленточки, как мы прекрасно понимаем, были финансированы и организованы не без внешней помощи.

Посол США в России Майкл Макфол никакого отношения к дипломатии не имеет, на встрече с журналистом Владимиром Познером заявил, что среди друзей США России нет, а среди врагов мы на 21 месте. В том же ключе мыслит госсекретарь США Хилари Клинтон, которая сказала, что в 2015 году не будет России как единого государства.

Мы не должны позволить нашим так называемым «друзьям» делать все это. Мы должны заниматься патриотическим воспитанием молодежи, чтобы наши дети понимали, что всегда будут государства, которые хотят покуситься на наши богатства и нашу территорию. Единственный человек, который может удержать наш корабль в бурлящем океане — это Владимир Владимирович Путин. Поэтому я за него голосовал и на него работал. Хотя, в душе я, конечно же, хотел бы изменений.

— Каких?

— Я бы хотел, например, проголосовать за Прохорова, чтобы пришел новый президент. Конечно хочется изменений, но нам нужна стабильность. Я хочу, чтобы наша страна была единой, чтобы ее не разорвали на Северный Кавказ, на Дальний Восток, на Татарстан и Башкирию.

Я хочу сказать слова благодарности оппозиции, людям, которые вышли на митинги и имеют свою гражданскую позицию. Благодаря им, в нашей стране могут вернуть выборы губернаторов. Хотя и там установлены дополнительные препоны, не каждый может в этих выборах поучаствовать.

Могут вернуть и прямые выборы мэров, и это тоже хорошо.

Я всегда чужой. Потому что я говорю то, что думаю. Хотя я стал гибче, это раньше я был прямолинейный как рельсы. Сейчас я начал немного играть в «шахматы».

— Будете участвовать в выборах мэра?

— Нет.

— Почему?

— Потому что меня не пустят.

— Кто?

— Не знаю кто. Кто-нибудь не пустит. Люди, у которых есть своя позиция, не нужны там. Да и участие в них возможно только после прохождения через какой-то фильтр, функция которого в том, чтобы пропускать того, кого надо и задерживать того, кого нельзя. Принцип прост: «Ты свой, тебе можно, а ты чужой, у тебя в документах найдем запятую и не пропустим».

— То есть вы чужой?

— Да. Я всегда чужой. Потому что я говорю то, что думаю. Хотя я стал гибче, это раньше я был прямолинейный как рельсы. Сейчас я начал немного играть в «шахматы».

— На территории Пермского края кто представляет ту силу, для которой вы чужой?

— Я не знаю.

Судимость, которая была погашена 20 лет назад, всегда у меня как скелетик. Чик (Владимир Плотников делает движение рукой, будто открывает дверцу шкафа), оп — держите (вытягивает руку с воображаемым скелетом).

— Но это не помешало вам пойти на выборы в прошлый раз.

— Но меня и сняли за что? Меня сняли за поджог Каспийского моря. Какой смысл мне сейчас идти, тратить свои деньги, здоровье, нервы? А они скажут: Плотников придет и опять начнет гнуть свою линию. Им лучше поставить своего человека, который будет ходить и спрашивать — «А можно я это сделаю?»

Хочется, чтобы у нас было правовое государство, хочется, чтобы во главе угла стоял закон. Чтобы не так, что ты, Владимир Иванович, судимый, и тебе нельзя.

— Каких изменений хотите для бизнеса?

— Самое главное, чтобы не было рейдерских атак с помощью административного ресурса, ресурса МВД. Вы знаете, что на предприятия могут натравить силовиков, налоговую, к тебе придут и вывернут наизнанку. Всегда можно найти зацепку у любого человека. А потом скажут — или иди в тюрьму, или отдай за три копейки свой бизнес. Хочется, чтобы у нас было правовое государство, хочется, чтобы во главе угла стоял закон. Чтобы не так, что ты, Владимир Иванович, судимый, и тебе нельзя. Мне в любой момент могут указать на криминальное прошлое. Но подождите, я разбил в первом классе стекло, но давайте в 10 классе забудем об этом.

— Идея переноса центрального рынка обсуждается давно. Почему вы решили вновь поднять этот вопрос именно сейчас?

— Тема центра Перми, в частности, центрального рынка и автовокзала была обозначена мной в ходе обсуждения вопроса по созданию общественного совета по участию краевого центра в конкурсе «Пермь — культурная столица Европы» в качестве примера. В течение года по ходу кампании выборов в гордуму, Госдуму и президента, у меня было очень много встреч с пермяками, на которых возникали вопросы по благоустройству центра города, строительству транспортных развязок.

Мы осознаем, что центр должен быть удобным для проживания пермяков, он должен вызывать благориятное впечатление гостей города. Поэтому я рассчитывал на продолжение обсуждения этой темы и, в дальнейшем, по ходу этого обсуждения, будет понятно, как пермяки относятся, в частности, к переносу рынка. Если интерес жителей будет склоняться к переносу, тогда депутаты Пермской гордумы должны будут принимать конкретные решения по этой теме.