Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
4 марта 2011, 09:35

Татьяна Толстая: здоровая злость способствует победе

Татьяна Толстая: здоровая злость способствует победе
Известная писательница рассказала пермякам о своем творчестве и отношении к современному искусству.
Как у любого творческого человека, у Татьяны Толстой много ипостасей. Широкой публике Татьяна Никитична известна как писательница, публицист, ведущая передачи «Школа злословия» и экс-жюри «Минуты славы» на Первом канале. А с недавнего времени стало особо актуальным еще одно «амплуа» Толстой — с того момента, как все узнали, что ее старший сын — не кто иной, как скандально известный блогер и дизайнер Артемий Лебедев. Кстати, младший сын Татьяны Никитичны — Алексей — фотограф и архитектор компьютерных программ, завоевывающий популярность в Америке.

В Пермь Толстая приехала в рамках проекта «Открытый университет», реализуемого при поддержке Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций пермского края. Писательница успела провести три творческих встречи — с читателями Пушкинской библиотеки, а также со студентами филологических факультетов педагогического и классического университетов. Татьяна Никитична ответила на огромное количество вопросов о творчестве, искусстве, своих книгах и ближайших планах.

Журналист Properm.ru побывала на встречах с живым классиком русской литературы и записала самые интересные ответы Татьяны Никитичны для пользователей портала.

О музыке и победе над депрессией

- Татьяна Никитична, какую роль в Вашей жизни играет музыка?

- В моей жизни музыка играет приблизительно нулевую роль. Я совершенно глухая в музыкальном отношении. При этом как со всякими глухими со мной бывают внезапные приступы: я начинаю слышать, рыдать от счастья... И прочие судороги. Если бы я была наделена музыкальными способностями, это все бы проходило без судорог, а так — с ними. И вот время от времени я слышу музыку, и она что-то во мне меняет.

- Расскажите о своей дружбе с Борисом Гребенщиковым.

- Меня к нему приучили мои дети. Когда сто раз одно и то же слышишь, хочешь — не хочешь, а услышишь. И вот я полюбила БГ. И я поняла, что он обладает таким удивительным качеством: в нем начисто отсутствует вульгарность. И что-то в этом есть: в соединении этого, текста, тембра и музыки. Когда у меня был период депрессии, мне помогли его песни. Когда у меня наступило «сиреневое состояние», я жила в Америке и решила к врачу не ходить, поскольку у меня не было страховки. И вот тогда я слушала Гребенщикова. Это поразительно и удивительно. Он не знает, что такое вульгарность и пафос. Слушать его музыку — это все равно, что выйти в чистое поле и полежать на травке.



О современной литературе, хороших писателях и плохих издательствах

- Чью прозу Вы читаете? Есть ли сегодня хорошие авторы?

- Авторы есть, конечно, они со временем никуда не деваются. Но я почти не читаю прозу, это похоже на профессиональное заболевание. Когда ты пишешь свое, то после плохой прозы писать легче. А если она хорошая, то это мешает. То есть она забирает часть внутреннего процесса, часть мозга, которые нужны для написания своего текста. Она впечатляет, залезает, ты начинаешь думать чужим языком. Иногда в руки попадают очень хорошие тексты, чуждые мне стилистически, вот тогда я могу их читать. Хотя такое в издательстве не хотят публиковать, если нет мгновенной коммерческой выгоды. Люди в издательствах даже хорошего писателя стараются подогнать под эту коммерческую выгоду. Например, хорошо писала первые 2-3 романа писательница Татьяна Устинова: она соединяла детектив с ужасными женскими романами. Это было очень комично. А в издательстве ее довели до того, что она стала писать очень плохо. В конце одного из романов герой женился на своей же сестре, то есть писательница забыла, что было в начале. Или просто не сама дописывала книгу.

- А как Вы относитесь к творчеству Алексея Иванова?

- Я не фанат его творчества, этот кудрявый псевдонациональный стиль... Я не могу его читать, меня смех разбирает. У Иванова есть природный дар, но качество его сомнительно.

Об участии в телевизионных проектах

- Почему Вы ушли из жюри минуты славы?

- Это был просто способ заработать деньги, но я не смогла там продержаться больше трех сезонов. В первом нам еще удалось дать первое место тому, кому мы хотели. А на следующий год пришел другой продюсер и все пошло под откос. Продюсер стал «продавливать» своих. В программе стали появляться маленькие дети, которые ужасно пели, а нам говорили: «Обратите внимание!». А что обращать? Несчастный безголосый ребенок с тщеславными родителями. Кроме того, приглашенные люди оказывались совершенно не теми, за кого себя выдавали. Например, был такой гимнаст-автомеханик, который гимнастикой якобы немножко занимался в свободное время. Мы зашли в Интернет и выяснили, что он чемпион мира в цирковой гимнастике. Конечно, он получит свое первое место. На третий год стало совсем ужасно. Две-три программы писались подряд. Выходил ведущий и говорил: «А теперь, дорогие телезрители, вы можете голосовать». Десятиминутный перерыв. «Итак, в нашем голосовании на прошлой неделе победил номер 8». И зал аплодирует, потому что всем им заплатили по 500 рублей. И никто не стесняется. Я не могу на это смотреть.

- Появится ли Эдуард Лимонов в «Школе злословия»?

- А его никуда не пускают. Хотя мы бы его пригласили: мы его ненавидим, он — нас. Отличная посиделочка бы вышла! А так он как разменная монета, за него всегда будут цепляться.



О современном искусстве и массовом творчестве

- Как Вы относитесь к современному искусству и его визуализации в Перми?

- Я за этим особо не слежу. Знаю, что некоторые проекты апробируются в Перми. Я знаю, чем занимается Тёма. Это в основном дизайн. У него в команде самые лучшие дизайнеры. Такой минималистический дизайн на Западе распространен, а у нас — нет, хотя мне он очень нравится. А новые пермские остановки, например, удобны, они сделаны для людей. Шрифт на них удобочитаемый, приятный, не «кудрявый». К красной П Тёмы я отношусь хорошо и с почтением. Я не могу букву П нарисовать так чтобы она не была кривой.

- Вы видели красных человечков?

- Да, и они мне нравятся. А вам почему не нравятся? Без человечков на здании Администрации губернатора было бы интереснее? Тупое здание по постройке. Смотря на него, вы никогда не поймете, в каком городе и даже стране находитесь. Такие здания в советское время строили везде, потому что было решено, что так «будет удобно». А с красным человечком — все сразу понятно становится. Так красиво и оживляет город. И пробуждает в людях эмоции. Даже если и злость. Здоровая злость — хорошо. Здоровая злость способствует победе.

- А что насчет массового творчества?

- Человек же — это не гибон и не макака, ему «свойственно» творчество. Где остановится, там на стене нарисует или напишет. Или припрыгнет и станцует.

- Вы считаете уместной ненормативную лексику?

- Да. Просто надо знать меру. Это то же самое, как если бы спросили: «Можно ли солить и перчить еду?». Конечно! Только надо знать, сколько. Вот к буженине нужен чеснок, а к мороженому — вряд ли. Хотя сам чеснок — дело хорошее.

В конце каждой встречи Татьяна Никитична подписывала читателям свои книги и принимала благодарности пермяков за свое творчество.



Текст и фото: Лейла Сазонтова