Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
10 апреля 2012, 10:00

Похищение Ильи Ярополова: Семья Илюши хранит немало тайн

Похищение Ильи Ярополова: Семья Илюши хранит немало тайн
По просьбе Properm.ru психиатр, следователь, педагог и детский психолог восстановили картину похищения Ильи Ярополова и объяснили, что делать, чтобы этого не повторилось с другими детьми.

Официальную версию похищения краснокамского мальчика Ильи Ярополова следователи объясняют цепью случайных событий. Однако еще до окончания следствия мотивы преступников вызывали большие сомнения — уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов не поверил в версию следователей, которые объяснили мотивы похитительницы желанием иметь ребенка по имени Илья. После того, как подозреваемые были задержаны, вопросов стало еще больше — предположение о том, что девушка, похитившая Илью, страдает психическим расстройством, вызывает все больше сомнений.

Properm.ru попросил разобраться в мотивах похитителей ряд специалистов: руководителя общественной организации «Доверие» Людмилу Кочкаеву, директора Муниципального автономного образовательного учреждения дополнительного образования «Муравейник» Ларису Сорванову, следователя по особо важным делам, майора юстиции Николая Абаджева и завкафедрой психиатрии Пермской медакадемии доктора медицинских наук Ивана Обросова.

Рассказ о том, что произошло 27 марта в детском саду на окраине Краснокамска, складывается из комментариев опрошенных Properm.ru экспертов, многие из которых сомневаются в обоснованности официальной версии.

Лариса Сорванова, педагог:

Действительно, странно, что ребенок добровольно «сдался» похитительнице. Судя по всему, он хорошо знал ее. Вероятнее всего, подозреваемая — давняя знакомая матери Ильи. И это заставляет усомниться во многом, что озвучивается из официальных источников.

Людмила Кочкаева, детский психолог:

7 лет — это очень коммуникативный возраст, не зря именно в этот период дети идут в первый класс. Установить с ребенком в этом возрасте хорошие отношения не представляет особого труда: один-два правильных контакта — и он уже считает вас близким человеком.

Николай Абаджев, следователь:

Тем более, его мать и другие родственники охарактеризовали Илью как очень общительного ребенка. Из сада его забирала не только мама, но и дальние родственники, а иногда и соседка. А 27 марта, в день похищения, постоянная воспитательница заболела и ее заменил другой сотрудник сада. Работавшая в эту смену няня обратила внимание, что за Ильей пришла незнакомая женщина, но не стала вмешиваться, понадеявшись на бдительность воспитателя.

Установить контакт с Ильей молодой женщине не составило труда. Но действительно ли она похитила чужого ребенка из-за имени? К слову, не первое имя, которое носил мальчик.

Людмила Кочкаева, детский психолог:

Меня не покидает ощущение, что ребенок был нужен похитителям, чтобы получить от его родных выкуп. А поняв, что весь город поднялся на поиски мальчика, похитительница испугалась и отдала его.

Николай Абаджев, следователь:

Вероятность похищения ребенка ради получения денег отрабатывалась следствием в числе прочих версий. Но она не нашла подтверждения. Если бы девушка хотела денег, она выбрала бы более обеспеченную семью.

Поведение похитительницы заставило усомниться в ее психическом здоровье: она не чувствовала за собой ответственности, не понимала, к чему могли привести ее действия, с похищенным ребенком гуляла на улице, ходила по магазинам. На фоне возможного психического расстройства она руководствовалась ложными представлениями о материнстве. Но истинные мотивы ее действий могут быть установлены только после проведения комплексной психолого-психологической экспертизы.

Иван Обросов, психиатр:

Несомненно, в поведении девушки наблюдаются некоторые странности: необдуманность поступков, неумение спрогнозировать реакцию матери и последствия своих действий, инфантильность. Все это может быть результатом либо патологического психического расстройства, либо личностных особенностей. Возможно, она хотела реализовать какие-то свои фантазии — поиграть в маму, почувствовать себя героиней истории о похитителях.

Людмила Кочкаева, детский психолог:

Если контакт был установлен заранее, получается, что ребенок был выбран неслучайно. Думаю, у матери Илюши много секретов. Самый главный из них — ребенка скрывали от его родных со стороны отца. Именно поэтому, полагаю, она сменила ему имя.

Лариса Сорванова, педагог:

Лично мне этот факт показался одним из самых странных. Если мать хотела уйти от чего-то, скрыть мальчика — зачем она выбрала для него такую редкую фамилию?

Принято считать, что Илье и его родным очень повезло: мальчику не был причинен вред — реакция похитителей на сообщения об активном розыске ребенка могла быть совсем другой. Но главный вопрос, который родители задают следователям, воспитателям и самим себе — что нужно сделать, чтобы подобного не случилось с другими детьми?

Лариса Сорванова, педагог:

Главным образом, наказать виноватых, и первыми в этом списке стоят похитители, хотя полиция пообещала им свободу и выполнила свое обещание. Справедливое наказание понесли работники детского сада, отдавшие Илью в руки похитительнице.

Людмила Кочкаева, детский психолог:

Основной груз ответственности всегда лежит на родителях. Они должны обеспечивать безопасность детей. В случае с Ильей я вижу много искажений, неправильных представлений во взглядах ребенка. Они сформировались потому, что он рос и воспитывался, окруженный ложью, постоянно испытывая недостаток близкого, искреннего общения с родителями.

Николай Абаджев, следователь:

Как бы ни обстояли дела в семье, детские сады обязаны гарантировать безопасность детей. Для этого необходимо соблюдать простые правила: отдавать детей только родителям или по их письменному заявлению другим лицам, но только после установления личности пришедшего, усилить охрану, установить домофоны, не допускать свободный вход на территорию и тем более в здания дошкольных учреждений.