Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
11 мая 2012, 13:30

Три минуты под куполом. Репортаж с высоты 1200 метров над Пермью

Три минуты под куполом. Репортаж с высоты 1200 метров над Пермью
Первый раз в жизни прыгнув с парашютом, журналист Properm.ru в полной мере познал, что такое «нештатная ситуация».

Прыжки с парашютом из обряда, доступного избранным, давно превратились в оригинальный вид отдыха. Если судить по количеству групп в социальных сетях, посвященных всякого рода «экстремальным подаркам», дело это процветает. А все потому, что парашюты, которые используют для прыжков современные спортсмены, стали намного более безопасными, чем, скажем, двадцать лет назад.

От предложения, а вернее почти требования редакции пройти краткий «курс молодого парашютиста» на аэродроме «Фролово» отказаться было трудно — заклеймили бы позором на всю оставшуюся жизнь. Делать нечего, собрал волю в кулак, предупредил родных, чтоб не ждали, и отправился навстречу неизвестности.

Профессионалы утверждают, что риск получить травму в парашютном спорте намного меньше, чем при катании на горных лыжах или сноуборде. Но попробуйте объяснить это человеку, стоящему у края пропасти. Впрочем, это еще впереди, сначала — обучение.

Аэродром «Фролово», где базируется пермский клуб «СкайЦентр», по-военному суров: скромные учебные казармы, стоянка самолетов, небольшое место для курения и огромное поле, в пределах которого парашютистам необходимо совершить приземление — больше здесь ничего нет.

Обучение прыжку длится около четырех часов и состоит из двух теоретических и одной практической частей. Если раньше подготовка к первому прыжку могла длиться до нескольких месяцев, сегодня студент-парашютист сразу попадает из огня да в полымя.

Парашют типа «крыло», используемый для прыжков во Фролово, на вид почти не отличим от школьного рюкзака. Главное преимущество «крыла» — встроенная электроника и легкая управляемость. Да-да, парашютом можно рулить в полете при помощи строп, рассчитывая более-менее точное место приземления!

Электроника реагирует на изменения давления в атмосфере. При скорости свободного падения она автоматически раскрывает вторую «запаску» (запасной парашют — Properm.ru) на высоте 300 метров. Впрочем, даже первая «запаска» используется лишь в самом крайнем случае. Это своеобразная психологическая страховка — если у вас в полете настанет ступор или вы от страха потеряете сознание, чудесная автоматика все сделает за вас.

Есть у «крыла» один недостаток. Если основной парашют по какой-то причине раскрылся неправильно, или запутался в стропах, сложившись «бабочкой», сразу дергать за кольцо запаски ни в коем случае нельзя — два парашюта одновременно «крыло» попросту «не потянет». Так что в случае форс-мажора, первый парашют придется сначала отцепить, и как можно скорее. Я присел, чтобы осознать смысл этих слов. Но отступать было поздно и стыдно.

Самый ответственный момент всего полета, который длится 3–4 минуты, — это приземление. По сути, от начинающего парашютиста требуется лишь слушать и четко исполнять команды инструктора, которые поступают с земли по односторонней связи, передатчик которой установлен в шлеме.

Команд от инструктора может поступить несколько — «право 90» (поворот направо на 90 градусов), «лево 90» и «подушка», которая выполняется за пять метров до земли путем снижения строп до упора вниз. Это существенно смягчает падение, делая его более «горизонтальным».

Новичку надо быть готовым ко всему, поэтому значительную часть подготовки составляют прыжки с разной высоты, в том числе не самой комфортной. Вам приходилось прыгать со второго этажа? Тогда вы меня не поймете.

Инструкторы успокаивают: раз в полгода каждый парашют проходит полный техосмотр. Если укладка основного парашюта занимает всего несколько минут, дополнительный укладывают в течение нескольких часов. Скажу честно: на высоте в 1200 метров это звучит совсем не убедительно.

Теория безопасности практически полностью исключает возникновение форс-мажорных обстоятельств. Но на практике, как показал мой прыжок, все может обстоять иначе.

Итак, «курс молодого бойца» пройден, порядок действий вызубрен, и десантная команда загружается в рычащий «Ан-2». И только в тот момент, когда «кукурузник» отрывается от земли, по-настоящему понимаешь, что мне предстоит сделать. Я ни разу в жизни не катался на «американских горках» и, сказать по правде, чувствую себя не очень уютно даже на «колесе обозрения». А тут такое…

«Если вы думаете, что нам не страшно прыгать, то… продолжайте так думать» — говорит человек, на счету которого свыше 300 прыжков. А эти инструкты прекрасно умеют успокаивать!

Все происходит почти мгновенно. Наш самолет набирает высоту 1200 метров и плавно разворачивается против ветра. Где-то вдалеке виднеются весенние поля и летное поле аэродрома, едет по игрушечной железной дороге игрушечный «товарняк». Дверь самолета открывается, в гуле и шуме мотора едва слышны команды «приготовился… пошел». Первый, второй, третий, четвертый… Господи, да четвертый — это же я!

Мозг до последнего сопротивляется и не может осознать, как можно вытолкнуть свое тело в открытое пространство, но ноги и руки его уже не слушают. Ни о каком правильном прыжке не может быть и речи — я почти вываливаюсь из кабины, полностью отдавая свое тело во власть ветра и огромной высоты.

Все произошло очень быстро. Я понял, что уже не падаю камнем вниз, а плавно плыву по воздуху. Подняв голову, вижу над собой красный прямоугольный купол, а затем слышу в голове четкий голос инструктора: «Красный, все отлично, если ты меня слышишь, поверни влево на 90!».

«Несколько секунд позора, а затем кайф» — очень точно передал свои впечатления после прыжка один из участников.

Повернуть мне за две минуты пришлось всего два раза, после чего «земля» скомандовала: «Отлично! Теперь работаем на приземление!».

Увидев постепенно приближающееся летное поле внизу, я был уверен, что проблем у меня уже не будет. Ведь главное — никакой самодеятельности и четко выполнять команды, ведь так?

Приказа я ждал до последнего момента… Только увидев стремительно приближающуюся автомобильную трассу, я понял: «что-то пошло не так». Резко повернув влево от дороги, я спас себя от машин, но теперь летел прямо на деревья. Новый поворот — и с макушкой березы я разминулся всего на два метра. Я неплохо выполнил операцию «подушка» и сел — удивительно мягко — на полянку. Связь вернулась. Как оказалось, на «земле» испугались гораздо сильнее, чем я.

«На инструктора надейся, да сам не плошай» — вот основное правило, которое я вынес из своего первого прыжка.

Причину отказа связи выяснить так и не смогли. Мистика в том, что канал перебился именно на те секунды, которые являются самыми ответственными. Впрочем, все хорошо, что хорошо кончается, и уже через пять минут новоиспеченные парашютисты и их инструкторы задорно шутили и поздравляли друг друга с удачным исходом, просматривая видео полета.

Внимание! На видео присутствует ненормативная лексика.