Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
10 июля 2012, 17:20

Александр Чепарухин: Людям кажется, что распил бабла — мотивация везде

Александр Чепарухин: Людям кажется, что распил бабла — мотивация везде
Фото: senat-perm.livejournal.com
Один из идеологов пермской культурной революции, музыкальный продюсер Александр Чепарухин рассказал о патологической подозрительности пермяков.

Properm.ru публикует избранные реплики Александра Чепарухина из интервью «Новому компаньону»:

– Идея устраивать в помойке фестивали мегазвезд и выставки мегахудожников — это пошлая идея. Но такой же пошлой мне кажется идея «А ну-ка давайте нам сначала постройте дороги, сделайте, чтобы все было чистенько-перфектненько, а потом уже занимайтесь своими фестивальчиками». Это тоже пошлая идея! Одно без другого невозможно.

У меня конфликтов не возникало никаких. Ни одного! Ни малейшего. К тому же истории с Натальей Шостиной и Еленой Зориной-Новоселовой — это совершенно разные истории.

В случае с Шостиной — я могу об этом смело говорить — мне пришлось столкнуться с некоей патологией. Я заметил, что у пермского характера есть одна удивительная особенность — тенденция за всеми абсолютно простыми вещами видеть какое-то двойное дно. Любое телодвижение воспринимается как угроза, как чуть ли не заговор с целью навредить. Мне очень многое нравится в пермском характере, но эта подозрительность... Она сродни местной манере разговаривать не раскрывая рта. Звуки, которые люди произносят, имеют отношение к их характеру, и в пермском характере есть какая-то закрытость, местные люди часто отличаются подозрительной насупленностью.

Я как-то пытался пообщаться с писателем Алексеем Ивановым, проговорил с ним часа полтора. Когда я сюда приехал и увидел, что он решительный противник культурного проекта, я решил разобраться. Выдающийся человек, сильный писатель, один из лучших в стране...

Я хотел с ним поговорить, но разговора не получилось, потому что человек всех называл ворами. Абсолютно всех! Не хочу называть фамилии, но вы даже не догадываетесь, кого — самых святых подвижников культуры, которые никак не могут быть заподозрены в каких-то малейших расчетливых телодвижениях из соображений выгоды... Всех! «И этот вор. И она воровка. И он вор... Разве вы этого не понимаете?»

Я понял, что в подтексте там: «И ты вор, и все воры». Я спросил: «А кто не вор?», и он говорит: «Чубайс!» У него единственный не вор — это Чубайс! Это очень характерный пример.

Я работаю с одной пермской девушкой, которая мне помогает, и она все время мне подсказывает какие-то ходы, учитывая специфику местной ситуации: этот работает на этого, а тот с подачи того, а вот этот — еще кого-то... Знаете, в этом смысле пресловутая Москва — куда более открытая: там люди очень мало заморачиваются тем, кто на кого, и почему, и кто за кем. А здесь очень часто не понимают, что бывают иные мотивации, кроме распила бабла. Людям кажется, что этот распил бабла — мотивация всегда и везде. Только учтите: не все пермяки таковы, просто есть такой характерный типаж.

Так вот, в случае с Натальей Шостиной я столкнулся с патологической степенью этой пермской подозрительности и склонности к теории заговоров.

Я начал свою деятельность в Перми именно с «Камвы» — привёз на этот фестиваль «Даху Браху», ребят с Украины, которые здесь сразу стали героями, и индийский проект «Саяри». Мне невероятно понравилась Хохловка, и, естественно, появилось желание сделать там свой фестиваль, который я назвал «Движение». Это фестиваль более широкого музыкального спектра, чем «Камва», но он сразу был воспринят как какая-то угроза «Камве».

Почему два фестиваля — один этнический, а другой многожанровый — не могут существовать на одном пространстве? В каком-нибудь Гайд-парке проходят 100 фестивалей, и ничего.

...Обвинения в том, что «Движение» убило «Камву», я тоже не понимаю. Я видел, как проходила «Камва» в порту, там было множество народа, все радовались... Кто кого «убил»?!

Я к Наташе и Эдику прекрасно отношусь, они подвижники, они делают приличный фестиваль, а Эдик для меня — самый уважаемый музыкант в этом городе. Но они ведут себя неадекватно.

А с Леной Новоселовой другая проблема. У нас на 30 июня был намечен фестиваль «Сотворение мира», все рассчитано до минуты, до копейки. Вдруг мне звонит Лена: «Саша, как же так? Разве так можно?» — «Что такое?» И я узнаю, что в это же время происходит Rock-Line, и понимаю, что она права, потому что волнуется за успех своего фестиваля, за то, чтобы были обеспечены все составляющие — охрана и так далее. Я, кстати, не знал, что вопросы с охраной, с милицией надо решать на уровне самого губернатора.

Но потом мы договорились, что я приглашаю на «Сотворение мира» музыкантов, которых она предложит, а ей дарю выступление замечательной молодой лондонской группы Leogun. Мне, конечно, было неприятно, что я получаюсь виноватым. Но я не виноват! Если бы мы не провели «Сотворение мира», это был бы крах всего. Когда я договаривался с пермским руководством, никто меня не предупредил, что это совпадает с «Рок-лайном». Но, мне кажется, мы эту ситуацию очень достойно разрешили.

Я понимаю, что у местных организаторов может быть ревность по отношению к приезжим, которые получают какие-то преференции. В этом случае, мне кажется, и местному бюджету, и местному бизнесу надо просто не забывать местные начинания. Если есть, например, отличный фестиваль «Флаэртиана», он должен пользоваться приоритетным вниманием культурного руководства. Если есть желание продолжать и развивать «Камву», нельзя ее финансировать по остаточному принципу. Если Rock-Line вызывает интерес у молодежи, значит, надо его поддерживать.

У Лены Новоселовой финансирование унизительно мизерное! Я вообще не представляю себе, как они выкарабкиваются. Я считаю, что это несправедливо. Если справедливо поддерживать достойные пермские проекты - не будет никаких конфликтов с приезжими.