наверх

Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Система Orphus

Раздел Общество
25 июля 2012, 10:54

Александр Шестаков: Не буду ждать, пока моего ребенка разорвет стая собак

Александр Шестаков: Не буду ждать, пока моего ребенка разорвет стая собак
Человек, которого называют первым догхантером Перми, отказался от этого сомнительного титула и объяснил, за что следовало бы уничтожать уличных псов.

— Александр Сергеевич, вас называют первым догхантером Перми, листовки с вашим изображением в центре города рассказывают о том, как вы бессердечно уничтожаете собак. Это имеет отношение к действительности?

— Начнём с важного тезиса. Догхантеров не существует. Догхантеры — выдумка тех, кто защищает диких собак. Есть всего лишь люди, которые обеспокоены тем, что вокруг них нет безопасной и комфортной среды для проживания, дарованной Конституцией РФ. Если государство не справляется с этой проблемой, лично я не намерен ждать, пока моего ребенка разорвет стая собак. Поэтому как следствие, есть люди, которые борются с неконтролируемыми стаями бродячих собак на улицах города. Эти собаки представляют опасность. Я вхожу в число людей, которых не устраивает существующее положение дел.

Дополнительное подтверждение тезиса о том, что догхантеров нет — это проверка столичным МВД так называемой организации догхантеров, которая была инициирована московскими зоозащитниками. Сотрудники полиции никакого состава преступления не обнаружили. Получается, что у моих оппонентов откуда-то появилось право голословно называть меня «живодером» только потому, что я думаю не так, как они, имею иную точку зрения. Они проводят такие параллели — «сегодня собак убиваешь, завтра — людей». Как можно так рассуждать, я не понимаю. Человек — это человек, а бродячие псы — это опасные животные. Человек — субъект права, у собак прав нет.

Чтобы реально сократить численность псов, надо стерилизовать не менее 80% существующего поголовья. А вот это уже нереально.

— Как вы пришли к осознанию того, что с бродячими собаками надо бороться?

— Полтора года назад я совершенно случайно на «Лурке» (альтернативный «Википедии» интернет-ресурс — Properm.ru) натолкнулся на статью с названием «Псиносрач». Я ее прочитал и понял, что разделяю точку зрения одной из сторон — той, которая считает, что бродячих собак на улицах города быть не должно. Вообще. Я начал изучать вопрос, прочитал очень много про программу стерилизации, так называемую ОСВ — «отлов, стерилизация, выпуск». Прочитал статистику, по которой выходило четко и ясно — никакая стерилизация не избавит город от собак.

— Почему?

— В Перми, по самым скромным оценкам, около 5 000 диких собак, и только одна бригада отлова. Чтобы всех переловить, надо вложить колоссальное количество денег, сил и средств, и, по оценкам ученых, чтобы реально сократить численность псов, надо стерилизовать не менее 80% существующего поголовья. А вот это уже нереально. Правда ведь, что в Советском Союзе не было стай бродячих собак, потому что их численность держалась на минимальном уровне путем отлова и уничтожения. В то время этим занимались муниципальные службы, сейчас они практически парализованы деятельностью так называемых «зоозащитников». Почему я их «кавычу» — да потому что их не интересуют проблемы других животных, кроме собак. Их не волнует судьба синих китов, белохвостых орланов, леопардов. По факту этих людей надо называть «собакозащитниками».

Большая часть служб отлова сегодня выполняют требования собакозащитников и работают по принципу: поймали, стерилизовали, отпустили. Но собаки кусают не тем местом, которое им стерилизовали, они кусают зубами.

Позднее я стал пользователем форума vredy.org, где большая группа людей обсуждает проблему бездомных собак и пытается ее решить. Не скажу, что я сразу разделил точку зрения участников форума, но я окончательно для себя понял, что это единственный выход. Гражданам приходится выполнять функции государства. Иного выхода нет — большая часть служб отлова сегодня выполняют требования собакозащитников и работают по принципу: поймали, стерилизовали, отпустили. Но собаки кусают не тем местом, которое им стерилизовали, они кусают зубами. И от того, что их стерилизовали, их агрессивность не снижается. Это доказано кинологами, стая все равно создает потенциальную опасность.

Итак, я стал активным пользователем форума, на основании чего собакозащитники сделали вывод, что я догхантер — охотник на собак. Меня деанонимизировали — превратили из виртуального пользователя форума в реального человека. У меня есть страница ВКонтакте, в ФБ, но когда меня вычислили, подали это как «обнаружение злобного догхантера, позор нации». Посыпались угрозы. Люди, которые защищают собак, часто пишут в форумах — «убил (а) бы за собаку». Это четко характеризует то, что у них находится в голове.

После этого появились листовки, где меня обвинили в травле собак. Это нарушение сразу нескольких законов. Во-первых, это сбор и обработка без моего ведения моей персональной информации. То, что она находится в открытом доступе, не значит, что ее можно распространять. Во-вторых, это ущерб чести, достоинству и деловой репутации. Я буду с этим бороться и искать людей, которые это сделали. Сейчас очень удачно, кстати, возвращается статья о клевете в Уголовный кодекс РФ.

По мнению Александра Шестакова, листовки с таким содержанием в центре Перми распространяют собакозащитники.

— Кто мог это сделать?

— Есть соответствующее интернет-сообщество собакозащитников. Максимальное число наших оппонентов проживают в Питере, Москве и на Украине. Очень многие акции, которые проводятся в России, координируются из Украины. Об этом говорит наш «отдел безопасности».

— «Отдел безопасности»?

— На форуме vredy.org. На любом интернет-форуме есть импровизированный «отдел безопасности» — это модераторы и администраторы. В общем, есть мнение, что акция против меня, которая проводится в Перми, скоординирована в Питере.

Люди, которые нам противостоят — зооэкстремисты. Они намеренно создают огромную пищевую базу для диких собак.

— Кроме вас есть другие активные противники бродячих собак в Перми?

— Есть. Во-первых — это все здравомыслящие граждане, которым не нравится, что они и их близкие могут быть покусаны бродячими животными. А тех, кого «вычислили» наши оппоненты, всего пара десятков по стране. Да и то, повторюсь, массу людей собакозащита причисляет к догхантерам только на том основании, что они имеют такую точку зрения. Меня, к примеру.

Кстати, не думаю, что к данной акции имеют отношение лидеры пермского зоозащитного движения — Татьяна Зубова, Элла Кадырова и Ирина Суслова.

Люди, которые нам противостоят — зооэкстремисты. Они намеренно создают огромную пищевую базу для диких собак. Чем больше они их кормят, тем больше их появляется. Некоторые делают это несознательно, как правило, это пожилые женщины, сердобольные бабушки, с ними можно побеседовать - и они все поймут. Это люди — одиночки, не представляющие размеров проблемы. А вот псинозащита — это уже организованная группа людей, которые считают, что собаки должны жить на улицах городов. Апеллируют они к лозунгу — «Мы в ответе за тех, кого приручили». Но парадокс в том, что никто не приручал этих собак. Они дикие в 5–10 поколении. Покажите мне стаю диких далматинцев или йоркширских терьеров. На улицах города есть некая усредненная порода — продукт длительного скрещивания близких родственников. Внешний вид дикой собаки приближается к шакалу — все благородные гены домашних псов в них стерты. Они становятся трусливыми, а вместе с этим у них появляется агрессия — одна такая собака убегает, а когда она в стае — нападает.

Я считаю ненормальным, когда ребенок не может спокойно дойти до школы, когда мы вынуждены носить с собой кусок колбасы, чтобы собаки нас не тронули. Это полное безумие!

— Чем опасны бродячие собаки?

— Они могут покалечить и насмерть загрызть людей, особенно пожилых и детей — они особенно беззащитны. Но и взрослый здоровый мужик мало что может сделать со стаей в десяток голов. Так, на прошлой неделе в Барнауле собаками был насмерть загрызен мужчина. Сообщения о том, что собаки рвут детей, что дети гибнут от псов, появляются примерно раз в месяц. И слава богу, что не в Перми. Но в прошлом году в Соликамске зимой собаки загрызли пожилую женщину. Она просто шла одна через пустырь, и нашли ее уже мёртвой.

Дикие собаки распространяют опасные для человека заболевания, от бешенства до различных паразитов типа аскарид. Бешенство — очень опасная болезнь, для беременной женщины один укус бешеной собаки означает гибель её неродившегося ребёнка.

Бродячие собаки уничтожают других животных. Причем они делают это не ради пропитания, а ради любопытства — кошек, белок, зайцев. Это называется «незавершённое хищничество». Спросите у охотников, как они относятся к собакам, которые выгрызают в окрестностях Перми всю дичь.

У собакозащитников, наоборот, есть масса мифов о том, почему полезны бродячие собаки. Якобы они защищают «свой» двор от чужих диких собак, защищают город от проникновения бешеных лис, барсуков и крыс. А тот факт, что мирное сосуществование бродячих псов и крыс давно доказано учеными, их не смущает. Даже к учёным ходить не надо — все видят, как собаки выгребают мусорки, крысы тут же «харчуются».

— Вы приняли позицию противников бродячих собак. Что вы стали делать?

— В силу своей профессии я могу эту идеологию транслировать, что я и делаю. Я считаю ненормальным, когда люди, живущие в городе, построенном людьми и для людей, вынуждены ходить в нем какими-то тропками, чтобы не наткнуться на стаю собак. Когда ребенок не может спокойно дойти до школы, когда мы вынуждены носить с собой кусок колбасы, чтобы собаки нас не тронули, когда велосипедисты придумывают различные ударные инструменты, чтобы отбиться от псов. Это полное безумие!

Ко мне раз десять в день звонят знакомые, друзья с вопросом: «ты правда догхантер? Приезжай, отрави у нас собак».

— Где вы пропагандируете свою позицию?

— В интернет-сообществе через социальные сети — это очень сильный инструмент влияния. К сожалению, зоозащита продавила систему стерилизации собак и возврата их в якобы естественные места обитания. А так как эти люди обладают буйным характером и, например, устраивают такие акции как распространение порочащих мое имя листовок, выходить с ними один на один и пытаться что-то доказать никто из нашего сообщества не считает разумным. Они в массе своей просто неадекватны.

Кстати, результаты расклейки этого объявления имели обратный эффект. Ко мне раз десять в день звонят знакомые, друзья с вопросом: «ты правда догхантер? Приезжай, отрави у нас собак». На многочисленных форумах, ЖЖ 90% откликов были положительными. 99% моих друзей разделяют мою точку зрения.

— Чем вы занимаетесь, кроме написания статей?

— Держу руку на пульсе. Мониторю ситуацию. «Тереблю» управление экологии и природопользования администрации Перми по вопросу, что у нас происходит с бродячими собаками.

— Какие ответы получаете?

— На мой взгляд, отписки, информацию, которая не соответствует действительности. Кто-то кому-то пудрит мозги. У нас есть два муниципальных приюта, если мне память не изменяет, есть также специальная служба по отлову. За первое полугодие 2012 года было отловлено 1 100 животных. Из них 790 якобы получили «новую семью». В 2011 году финансирование Пермской городской службы по регулированию численности безнадзорных собак и кошек составило 15,5 миллионов рублей, в этом — уже 20,8 миллионов рублей. На мой запрос — почему финансирование увеличилось на 5 млн, мне ответили: «Цены растут». При этом количество собачек более или менее постоянное.

20 млн рублей в год тратится на то, что проблема не решается. При этом, возможно, кто-то на эти деньги реализует собственные амбиции по спасению собак. Кроме того, я просто не верю в то, что 790 собак пристроены. Псов с улицы уже не социализировать, они не готовы жить в квартире. Они грызут мебель, гадят в обувь, из всех собак могут пристроиться только 2–3% именно домашних, которых не так давно на самом деле выбросили на улицу, и они еще помнят, что такое дом. Остальные не считают человека хозяином, они считают его едой.

Вдобавок, в Перми, как и по всей России, происходит сбор денег на содержание собачьих приютов. Я не хочу ничего говорить плохого про пермские приюты — в них какая-то часть собак все же усыпляется из наиболее агрессивных. Но конечная цель моих оппонентов состоит в том, чтобы собаки жили долго и счастливо. Для этого они очень бы хотели, я подозреваю, построить огромный приют для всех собак «с лунапарком и блэкджеком». Я согласен на такой вариант, тогда собак на улицах ведь не станет. Но, пожалуйста, не на мои деньги как налогоплательщика. Есть меценаты, которые очень любят собак — отловите их всех и постройте для них полигон за городом.

Кто-то ездит на лексусе и хорошо кушает, а кто-то отдает последние 100 рублей на содержание собак в приютах. Но те, кто жертвуют, не спасают собак, они взращивают чувство собственного величия.

— Что вас не устраивает в сборе средств на содержание собак?

— Цинизм, с которым «окучивают» сердобольных лохов. В прошлом году была история «трогательная», связанная со сбором средств на собак, не в Перми, правда. Собакозащитники обнаружили собачку с отрубленными лапами. Собачку начали лечить, всем миром собирали деньги. Лечили от одного, потом от другого, потом от третьего. Когда для нее собрали 1,4 млн рублей, собачка сдохла. Внезапно. Возникает вопрос — кто живодер? Люди, которые безболезненно травят собак на улице, или те, кто «лечат» собак до смерти, вызывая у них массу мучений? И ещё нюанс — собаку назвали «Бонус». Бонус! Ну ведь всё же понятно сразу.

Куда уходят денежные потоки от таких сборов, неизвестно. На вершине собакозащитного движения существуют некие лидеры, которые это движение контролируют. К ним идут эти денежные потоки — кто-то ездит на лексусе и хорошо кушает, а кто-то отдает последние 100 рублей на содержание собак в приютах. Но те, кто жертвуют, не спасают собак, они взращивают чувство собственного величия. Всему такому «гуманному и просветлённому», собакозащитнику глубоко наплевать, что прикормленные или «спасённые» им псы завтра разорвут ребёнка.

— К кому относятся юные девочки и мальчики, которые стоят с кошками в клетках в центре Перми?

— Этим юным зоозащитникам запудрили мозги. У них котята-щенята на солнцепеке лежат в клетке буквально полуживые, и после этого эти люди смеют писать на столбах, что я живодер? Молодёжь думает, что делает доброе дело — да как бы ни так. Сбор денег, которые пойдут неизвестно на что, животные у них на руках бог знает какие — привиты ли, проглистогонены ли? Получается, несовершеннолетних вовлекают в сомнительные аферы.

Вообще, у меня дома две кошки, которых я очень люблю. Я очень люблю породистых собак — люблю керри блю терьеров за их безбашенность. Я положительно отношусь ко всем без исключения домашним собакам, у которых есть хозяин, соединенный с ними поводком. Я люблю собак, которые социализированы, умеют жить в обществе человека и не укусят тебя за пятку. От стай, которые носятся по улице, один вред — болезни, фекалии и угроза.

Один из последних глупейших случаев, который крепко портит имидж доблестных собакозащитников, произошел после трагедии в Крымске, где погибло 172 человека. На сайте оппонентов появилось сообщение «Соберем помощь бедным животным Крымска». В теме форумов разговор шел только о собаках. Ни слова о людях!

На смерти ребенка собакозащитники сделали вот такой пиар. Это же вообще за гранью добра и зла!

— В вашем дворе собак уже нет?

— Они были некоторое время, теперь их уже нет.

— Почему это произошло?

— Не знаю. Нет и нет. А, я понимаю, к чему вы клоните. Я вот что скажу. Существует такая штука как презумпция невиновности. Пока не доказано, что я травлю собак, все обвинения — это ложь, клевета и инсинуации. Никого я не травлю. Собаки просто ушли. Может, поели что-то несвежее и умерли. Это сплошь и рядом происходит с бродячими собаками.

— И вы не имеете к этому никакого отношения?

— Абсолютно. А вообще, догхантеры, которых, как я уже сказал, не существует, часто обвиняются собаколюбами в том, что травят всех собак подряд — рассыпают страшный яд, который достаточно понюхать и собака через пять минут умирает. Начнём с того, что таких ядов не существует. Тот яд, который применяется для ликвидации стай — это изониазид или тубазид — противотуберкулезный препарат, который выписывается детям для профилактики.

— Для человека он опасен?

— Для того, чтобы ликвидировать одну собаку, нужно десять таблеток изониазида и одна — противорвотного. Человеку от такой дозы ничего не будет. Человеку ничего не будет от дозы в разы большей. Даже если сделать допущение, что какой-нибудь бомж или ребёнок случайно съедят приманку для собаки, в которой спрятан изониазид, с ними ничего не произойдет. Наоборот, туберкулёз попрофилактирует.

При этом собакозащитники продолжают лгать, что от изониазида — или иного страшного яда, убивающего как только его понюхать — даже дети начали погибать. Не так давно одна мадам-собакозащитница рассказала ужасающую историю о том, что её маленькая дочь якобы что-то подобрала на улице во время прогулки, съела и умерла. Что сразу же началось? «Это догхантеры и их страшный яд!». Мгновенно это разнеслось по всему интернету с обвинениями догхантеров во всех смертных грехах и предложениями вешать их на всех столбах. Две недели спустя тетя этой девочки написала ВКонтакте своей подруге, что малышка дома наелась ношпы и умерла именно от этого. И на смерти ребенка собакозащитники сделали вот такой пиар. Это же вообще за гранью добра и зла!

Каждый день на фабрике «Пермская» уничтожается несколько десятков тысяч бедных кур — почему никто не защищает их права?

— Существует решение проблемы бродячих собак на профессиональном уровне?

— Для этого надо, чтобы государственные мужи осознали, что та политика, которая проводится в отношении бродячих собак, сегодня приводит чуть ли не к геноциду населения. Это в Перми собак всего пять тысяч, а в Москве их 100 тысяч, и очаги бешенства среди них могут вспыхнуть в любую минуту.

— Где расположены очаги обитания бродячих собак?

— Там, где много промзон, вокруг свалок, контейнерных площадок. В промзонах работает куча скучающих сторожей, которые приносят с собой щеночка, потом у него появляется друг и через полгода — это стая, которая признает одного хозяина и имеет свою персональную территорию. Нового человека, который решается пройти через промзону, эти собаки разорвут в клочья. Поэтому я хочу, чтобы зоозащитники, которые любят всех бездомных собак, забирали их к себе домой и любили их там.

В конце концов, каждый день на фабрике «Пермская» уничтожается несколько десятков тысяч бедных кур — почему никто не защищает их права? Кроме того, наши оппоненты кормят диких собачек мясом бедных коровок… Это что, защищая одних, можно спокойно переносить уничтожение других? Не надо забывать о том, что бродячие собаки — это не исчезающий вид, это биологический мусор, который не занимают никакой экологической ниши.

Пора сделать выбор — что для нас важнее: псевдогуманность по отношению к опасным диким животным или ответственное отношение к своим близким и любимым людям, их безопасность. Логика подсказывает, что второе — важнее. Мне хочется, чтобы эту простую истину приняло как можно больше пермяков. Если горожане потребуют от властей решительных действий, если потребуют незамедлительно провести тотальную зачистку всего города от бродячих псов, то противостояние собакозащиты и так называемых догхантеров сойдёт на нет. Нет собак — нет проблемы. Нет догхантеров, которых и так не существует.