Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
13 августа 2012, 10:08

Узники «Пермь-36»: Ошибки молодости или гражданская позиция?

Узники «Пермь-36»: Ошибки молодости или гражданская позиция?
Блогер Алексей Старков обратил внимание на то, что в последнее время участились нападки на музей политических репрессий, и попытался разобраться в биографиях пермских лагерников.

Пермский блогер Алексей Бессонов в свойственной ему манере написал очередное заявление Президенту России с просьбой разобраться в ситуации, происходящей в Музее политических репрессий «Пермь-36», а также на проводящемся на его базе гражданском форуме «Пилорама» и принять меры прокурорского реагирования. Блогера волнует, что место, где отбывали заключение бывшие пособники фашистов, государственные и военные преступники и т.д., превращено в место паломничества граждан, поддерживается за счет средств государственного бюджета и готовится стать номинантом на памятник ЮНЕСКО.

Оставим подробности заявления в стороне, тем более что создавался этот музей силами общественной организации «Мемориал» и государственная поддержка осуществляется в проектном режиме. В прошлом году мне удалось побывать и в музее и на форуме «Пилорама-2011», так что можно оставить свои комментарии к ситуации не по наслышке и попытаться разобраться в чем причины таких нападок.

Мне тоже не совсем понятно, почему некоторые осужденные с сомнительным прошлым в националистических бандформированиях с таким пиететом мучеников подаются экскурсоводами. Но таких заключенных было меньшинство, и сидели в Пермь-36 они уже за — по политическим статьям на особом режиме.

Именно из-за акцентов на страданиях бандеровцев и лесных братьев, бывших в заключении на особом режиме, а это всего лишь небольшая часть зоны, музей оставляет странное впечатление музея из прошлого, т.е. из 90-х. Это в лучшем случае. В худшем — музей похож на какой-нибудь прибалтийский музей «Оккупации» или музей бывшего СССР, как я его себе представляю в исполнении наших ближайших западных друзей. Больше всего меня поразили стенды, посвященные узникам совести особого режима. 70% из сидельцев начинали свою карьеру в рядах незаконных вооруженных националистических формирований на территории Западной Украины и Прибалтики в годы Великой Отечественной войны и после нее. За что и получили первую ходку в советские лагеря. Посмотрим поближе на некоторых «героев», чьи биографии порой удивительны и причудливы…

Лев Григорьевич Лукьяненко «с юных лет сочувствовал украинскому повстанческому движению». Странно, что написано не на украинской мове, и непонятно, как это проявлялось. С 1944 служил в Советской армии. По всей видимости, достоин статуса Ветеран Великой Отечественной войны, у нас же его теперь дают даже труженикам тыла и лагерным охранникам.

Данило Лаврентьевич Шумук — удивительный персонаж с волевым лицом, пассионарий и рецидивист. Тюремную карьеру начал еще в польских тюрьмах, сидел в немецком лагере, а потом и в советских лагерях в общей сложности 42,5 года. Совершил побег из немецкого концлагеря. С 1943 года — участник Украинской повстанческой армии (УПА), проще говоря бандеровец, за что и был осужден в 1945 году. Принял участие в Норильском восстании 1953 года.

Викторас Пяткус первый раз арестован за связь с литовским партизанским движением (с лесными братьями?) и осужден в апреле 1948 года.

Балис Гаяускас — первая ходка в 1948 году по 58-ой статье. Сейчас жив и иногда приезжает на форум. Экскурсовод, вышибая слезу у посетителей, рассказывает жуткую историю о том, как уголовный элемент, севший по политической статье, 14 раз ударил отверткой Балиса, но тот остался жив. В общем-то дело в тюрьмах обычное, и не стоит из этого делать трагедию. Тем более заключенные этой зоны находились практически в курортных условиях в сравнении с тем, если бы им пришлось сидеть на общем режиме с уголовниками, или в сталинских лагерях. Представляете, что бы с ним там стало?

Ни один стенд почему-то не раскрывает полностью, за что конкретно получил первый срок каждый из персонажей, был ли осужденный замешан в сотрудничестве с оккупационными властями, совершал ли военные преступления, и был ли он потом за это реабилитирован. Подозреваю, что нет.

Кстати, если бы не грехи молодости по участию в незаконных вооруженных бандформированиях (а как известно, сейчас это не считается особым грехом, и некоторые бывшие участники даже стали Героями новой России), то биография каждого из выше перечисленных персонажей вполне могла бы стать образцом для подражания для борцов с тоталитарным режимом.

Мне бы хотелось какой-то объективности в подаче материала, иначе инсинуаций на тему идеологически неверного музея с каждым годом будет все больше и больше, а потом его и вовсе закроют. Правда, наверное, через несколько десятилетий создадут новый музей про жертв нынешнего режима с более актуальными персонажами типа Михаила Ходорковского и Нади Толоконниковой.

Еще раз хочу подчеркнуть, что необходимо в подаче материала по заключенным быть максимально объективными и не делать из узников безвинных страдальцев. Они знали, на что шли, они боролись с режимом, и если их есть за что осуждать, то за начало политической карьеры, и про это надо рассказывать. Более того, если на зоне были реальные военные преступники, то обязательно надо рассказывать и про них, чтобы люди знали лица предателей, которые воевали против своего народа на стороне гитлеровской Германии. Это, к сожалению, не сделано, или я просто не заметил.

Бесспорно, я считаю этот музей нужным и просто необходимым, даже несмотря на явные проколы в подаче материала.

Во-первых, он в меру своих возможностей показывает людям, как устроена зона, а это, согласитесь, в некоторой степени отбивает желание у современной молодежи туда попадать.

Во-вторых, он так или иначе формирует гражданскую позицию по отношению к тоталитарному обществу.

В-третьих, он просто сохраняет уникальные объекты наследия, которые в другой ситуации, как правило, исчезают без следа.

Так что, если бы музей откровенно не подражал не самым лучшим украинским или прибалтийским образцам, рассказывающим о борцах за национальную идею, то он мог бы стать вполне удачной площадкой для работы в двух ортогональных направлениях. С одной стороны, по профилактике правонарушений — и тут просто напрашивается генеральный партнер в лице ФСИН РФ.

С другой стороны, по качественной подготовке нынешнего гражданского и протестного движения, и делать это надо на немного других примерах. Пока же мы имеем сомнительные примеры и сомнительную пермскую оппозицию, борющуюся за свое экономическое благополучие, и явно не готовую идти в своих идеологических устремлениях до конца, подобно борцам с режимом недавнего прошлого.

Как сочетать эти две на первый взгляд несочетаемые вещи — это вопрос искусства руководителей музея.

Заявление Алексея Бессонова, опубликованное в его блоге.

12 августа 2012 года

Президенту России.
Генеральному прокурору России.
Начальнику следственного комитета России.
Директору ФСБ РФ.
Председателю ЦК КПРФ.

С 27 по 29 июля 2012 года в Пермском крае, под городом Чусовой, в одном из лагерей системы исполнения наказаний Пермь — 36, прошел очередной фестиваль «Пилорама». Этот фестиваль проходит в Перми на протяжении 10 лет, туда приезжают бывшие «политические заключенные», лица отбывшие наказания за совершение государственных преступлений, которые наказуемы в любой стране мира, в лагере Пермь — 36 отбывали наказание и бывшие военные преступники, пособники фашистов, осужденные за совершение военных преступлений, лица повинные в убийстве сотен тысяч наших сограждан в годы Великой Отечественной войны. В лагере Пермь — 36 отбывали наказание лица повинные в совершении Холокоста на территории СССР в годы Второй мировой войны. В лагере Пермь — 36 отбывали наказания лица, угонявшие самолеты при этом убившие наших граждан, женщин, детей. Сегодня, «стараниями» либеральной общественности Пермского края, Пермь — 36, стал памятником жертв политических репрессий, и администрация Пермского края ведет переговоры о внесении этого «памятника» в список ЮНЕСКО. Естественно, что все «мероприятия» в этом «лагере Пермь — 36», все финансирование мероприятий происходит из средств краевого бюджета, при этом на «фестивале Пилорама», выступают только известные общественные деятели «либеральной волны», люди, впрямую участвовавшие в уничтожении моей страны в 90- е годы. Уровень выступлений, докладов, качество экспозиций, на этом фестивале, все не выдерживает никакой критики. Так, например, демонстрируется экспозиция группы «Митьки», только в состоянии сильного подпития можно назвать все это искусством, и этим отличаются все экспозиции данного «фестиваля», а между тем все финансирование этого «фестиваля» происходит из бюджета края, более того, край «содержит музей Пермь — 36 », регулярно выделяя деньги на его реставрацию, однако, на протяжении 10 лет, никаких работ в «музеи Пермь — 36» не проводиться, экспозиция музея, это бараки, построенные в 40- е годы, и все, а между тем деньги выделяли и выделяют немалые, речь идет о много миллионных суммах, пар этом, из краевого бюджета оплачивают «выступления сомнительных артистов», лекции «сомнительных лекторов», при этом физик С.А. Ковалев, читает лекции по праву, причем по Конституционному праву, при этом называют цифры оплаты работы «лектора» — это 150 000 — 200 000 рублей. Вызывают вопросы и качество экспозиций фестиваля, это только стенды из 20 — 30 фотографий, однако, приводят пример совершенно сумасшедших сумм организации «этих экспозиций». Причем удивляет полное отсутствие реакции со стороны прокуратуры и Пермского управления ФСБ РФ, на этом «фестивале» раздаются призывы к свержению конституционного строя, тональность выступающих, она, явно содержит признаки составов преступлений, увы, все это происходит без должной правовой оценки со стороны правоохранительных органов.

Конечно на все это можно «закрыт глаза», но организаторы «фестиваля», они, привозят на фестиваль школьников, детей, подростков, по сути, идет массовая пропаганда, антинаучная, лживая, той ценностной парадигмы, которую разделяют гости «фестиваля» лица отбывшие наказания за совершение государственных преступлений. Удивляет отсутствие реакции со стороны прокуратуры, которая на каждом митинге КПРФ «ловит экстремистов», но упорно не видит противоправных деяний, которые совершаются на «фестивале». Более того, место, где собираются участники фестиваля, а они живут в палатках, готовят пищу на костре, все остальное на «фестивале» платное, место совершенно не предназначено для массового нахождения, а тем более проживания граждан, увы, и на это прокуратура края закрывает глаза.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 140- 145, 150, 151 ч.5 УПК РФ, статьями 286, 293, 159, 285, 201 УК РФ, ФЗ «О прокуратуре», статьями КоАП РФ

ПРОШУ

Провести проверку и принять законное решение, принять меры прокурорского реагирования.

А.Б. Бессонов