Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
24 августа 2012, 10:20

Власть решила не заметить пикета в защиту «Маминого выбора»

Власть решила не заметить пикета в защиту «Маминого выбора»
К десяткам мам, которые собрались у стен краевого Законодательного собрания, чтобы услышать ответы на вопросы, никто не вышел. Блогер Алексей Старков специально для Properm.ru сделал фоторепортаж с первого после отставки Олега Чиркунова пермского пикета.

В Перми состоялся первый протестный пикет с момента смены губернатора Олега Чиркунова на ставленника Кремля Виктора Басаргина. На пикет собрались мамы с детками дошкольного возраста. Пикет против закрытия программы «Мамин выбор» по выплатам компенсаций тем мамам, которые в связи с нехваткой мест в детских садах и безработицей предпочитают получать пособие и сидеть с ребенком дома или отдавать его в коммерческий детский сад.

Эта программа была детищем и вполне заслуженной гордостью Олега Чиркунова, особенно на фоне других регионов, и неудивительно, что со сменой власти один из первых ударов пришелся именно по ней, несмотря на заверения Виктора Басаргина о том, что все положительное, наработанное при прежнем губернаторе, будет сохранено. СМИ, услышав и подхватив вполне внятный губернаторский посыл, естественно стали противопоставлять программу «Мамин выбор» Чиркунова вполне традиционной хотелке по строительству детских садов Виктора Басаргина.

Кто из них прав, давайте попытаемся разобраться на фоне фоторепортажа с пикета. Периодически я буду делать небольшие экскурсы по другим регионам, так как с разными способами решения проблем нехватки детских садов я уже сталкивался.

Пять тысяч рублей — сумма вполне сопоставимая с зарплатой научного сотрудника музея, медсестры или воспитателя и нянечки в том же детском саду

Программа «Мамин выбор» в Пермском крае предусматривала выплаты денежных компенсаций в размере от двух до пяти тысяч рублей, в зависимости от территории проживания ребенка. Понятно, что наибольшие суммы выплачивались в Перми и Березниках, наименьшие в сельской местности. Много это или мало - я не берусь судить, но пять тысяч рублей — сумма, вполне сопоставимая с зарплатой научного сотрудника музея, медсестры или воспитателя и нянечки в том же детском саду.

Вместо того, чтобы сдавать комплексы в аренду или ставить на консервацию, большинство детских садов было продано за бесценок или просто заброшено.

В семьях бюджетников, живущих за чертой бедности, выбор в пользу компенсации вполне оправдан, так как при равной доходности появляется время заниматься ребенком. Мы не рассматриваем неблагополучные семьи, где компенсация становится источником для приобретения вино-водочных изделий или чего еще похуже. Компенсации выплачивались на паритетных началах в соотношении 50/50 из регионального и муниципального бюджета. Решение об участии в программе принималось родителями добровольно. Программа «Мамин выбор» была продумана и обоснована. В Пермском крае, как и везде, нехватка детских садов была обусловлена их разбазариванием муниципалитетами в 90-е годы. Вместо того, чтобы сдавать комплексы в аренду или ставить на консервацию, большинство детских садов было продано за бесценок или просто заброшено.

Самое интересное - что когда сейчас ставятся вопросы строительства новых детских садов, в бюджетах муниципалитетов на это нет денег.

Самое интересное - что когда сейчас ставятся вопросы строительства новых детских садов, в бюджетах муниципалитетов на это нет денег. А куда девался капитал, нажитый от продажи тех же самых детских садов в 90-е? Что на него было построено? Может быть, новые школы? Олег Чиркунов вполне здраво рассудил, что чем закапывать деньги в строительство новых детских садов муниципалитетами, которые они при случае продадут за бесценок (для бюджета), лучше организовать систему прямых копенсационных выплат. Украсть их сложнее, чем бюджет на строительство.

Издержки на компенсации были в разы меньше, чем издержки на создание одного места в новом детском саду и его дальнейшую эксплуатацию.

Кроме того, издержки на компенсации были в разы меньше, чем издержки на создание одного места в новом детском саду и его дальнейшую эксплуатацию. Можно, конечно, обсуждать вопрос недостаточности размера выплат, но, как мне кажется, он не должен быть выше минимальных зарплат в бюджетном секторе. Иначе мы все работоспособное население посадим на иглу пособий. Это экономическое обоснование.

Когда кривая рождаемости проходит свой апогей, заниматься инвестированием бюджета в детские сады по меньшей мере необдуманно.

Было и демографическое. Предположительно, мы сечас вступаем в период спада рождаемости, обусловленного цикличностью возвращения «эха войны», или детей военного поколения. В таких условиях, когда кривая рождаемости проходит свой апогей, заниматься инвестированием бюджета в детские сады по меньшей мере необдуманно. Ведь мы же знаем, что будет с детскими садами, когда очередь в них закончится. Таким образом, перед губернатором стояла задача с минимальными финансовыми и репутационными издержками проскочить период пика рождаемости рубежа десятилетий. Что, в общем-то, вполне эффективно позволяла сделать программа «Мамин выбор».

Критики губернатора Олега Чиркунова в лице так называемой пермской оппозиции обрушились и на эту программу, не понимая всех нюансов и не желая видеть, что происходит в соседних регионах.

Были у нее и недостатки. Например, воспитание ребенка дома затрудняет его последующую социализацию. Хотя при желании и это можно скомпенсировать. Естественно, критики губернатора Олега Чиркунова в лице так называемой пермской оппозиции обрушились и на эту программу, не понимая всех нюансов и не желая видеть, что происходит в соседних регионах.

А в соседних регионах дела обстоят ой как не сладко. Например, в Пскове мне пришлось лично столкнуться с примером волюнтаристских решений проблемы нехватки мест в детских садах как городской властью, так и областной. Там на излете 2010 (!) года чиновники обеспокоились проблемой и, не особо отягощаясь раздумьями, пошли по проторенной дорожке.

Денег строить детские сады в бюджете нет, съездить в Пермь и перенять опыт лень, а как-то быстро и желательно с выгодой для себя проблему решить надо. Тем более, что рассерженные мамы скоро начнут собирать митинги под окнами администрации. Инвентаризация детских садов показала их тотальную распродажу, а ссориться с бизнесом, оспаривать результаты приватизации или просто выкупать обратно недвижимость никому не хотелось. Было принято решение достроить один детсад Министерства обороны, переведя его в собственность муниципалитета; закрыть одну среднюю школу, размещенную в здании детского сада и, самое печальное, ликвидировать уникальное для Псковской области педагогическое учреждение школу-сад № 38 для детей с психо-соматическими проблемами.

Чтобы было понятно: это не умственно-отсталые дети, а дети, имеющие некоторые проблемы адаптации, например, легкую степень аутизма. Для них была разработана система бесстрессового перехода из детского сада в начальную школу в одном коллективе и в одном здании. Ликвидация этой школы-сада подавалась в иезуитской форме ее реорганизации. После протестных действий педагогического колелктива и родителей, изматывающих переговоров с чиновниками тему заболтали, реорганизацию растянули на четыре года. Когда она будет реорганизована, проблема нехватки мест уже не будет стоять так остро, а на ремонт здания выделили приличную сумму, забыв про дополнительные детские площадки.

В итоге город все-таки школу-сад потерял, не получив в краткосрочной перспективе новые места для дошколят. Ведь, как мы знаем, чиновники, даже осознав всю глупость своих действий, никогда в этом не признаются и не откажутся от них. Тем более вся псковская свистопляска проходила в рамках партийной программы «Единой России» «Детские сады детям». Очень замечательно — забрать у одних детей и отдать другим, вместо того, чтобы забрать сады у коммерсов.

В качестве другого примера решения проблемы детских садов можно назвать выкуп и взятие в аренду у собственников зданий бывших детских садов, как это происходит в Брянске. А вот Ярославль, Сургут, Самара, Красноярск и другие города пошли по пермскому пути выплат компенсаций и, насколько я понял, жители этих городов довольны.

Еще несколько слов о строительстве детских садов. Понятно, что Пермь не Псков, и бюджет здесь не такой скудный, при желании детские сады строить можно. Я скажу даже больше: их обязательно надо строить в новостройках. Не строить в новых микрорайонах объекты социальной инфраструктуры — это просто преступление. Но как быть в большинстве районов города, по которым как каток прокатилась уплотнительная застройка? Здесь строительство полноценных детских садов невозможно в принципе. Разве что ценой сворачивания инвестиционных проектов. Например, построить детсадовский комплекс на территрии бывшей психиатрической больницы по Революции, 56, а вовсе не элитный жилой квартал. Опять же старинный парк с липовыми аллеями там уже есть, да и ряд корпусов после реконструкции вполне можно использовать. Только вот будет ли в этом районе столько детей?

Вернемся теперь к нашему пикету. На него собралось примерно 160–180 мам с детьми в окружении 50 человек оцепления полиции и ОМОНа. Место выбрали самое что ни на есть подходящее — под окнами Законодательного собрания Пермского края на скульптуре «ВЛАСТЬ». Ну как тут не сказать спасибо программе «Паблик-арт» Музея современного искусства «PERMM» за такую возможность не только посидеть или постоять на Власти, но и помитинговать с нее.

Сначала народу было совсем немного, и я даже не понял, где проходит пикет.

Потом людей прибавилось, участники достали плакаты и надули шарики.

Организаторы тем временем давали интервью прессе.

Практически сразу стало известно, что реакция на проведение пикета есть. Во-первых, Виктор Басаргин уже успел озвучить, что сворачивания программы «Мамин выбор» не планируется. Будет лишь только перераспределение финансовых потоков. Как я понял, теперь вся программа будет полностью финансироваться за счет краевого бюджета, который пойдет субсидиями в муниципалитеты. А муниципалитеты сами будут решать, на что им потратить полученные средства: на копенсационные выплаты или на строительство детских садов. Как будет работать этот механизм, непонятно. Скорее всего, муниципалитеты будут выбирать строительство, даже если средств на него хватать не будет или оно будет нецелесообразно. Мы знаем, почему.

Во-вторых, Пермский район, изъявивший готовность работать по новым правилам игры и отказаться от выплат в пользу строительства детских садов, отступил от скоропалительного решения. В этом небольшая победа инициативной группы защитников «Маминого выбора». Вот, пожалуй, и все хорошие новости, которыми обнадеживаться особо не стоит и, учитывая опыт того же Пскова, вполне можно предположить, что чиновники сейчас заболтают проблему, а потом поступят все равно по своему.

Как и следовало ожидать, из здания Законодательного собрания никто к пикетирующим не вышел. Но это особо участников не расстроило. Малыши играли, спали или сосали грудь, а молодые мамы были просто великолепны.

Среди участников митинга попадались и папы.

Как верно заметили участники пикета, какой же теперь это будет мамин выбор, если за нас будут решать чиновники — получать нам пособие или нет.

Во время пикета собирали подписи участников в поддержку программы «Мамин выбор» и резолюции пикета.

Резолюция пикета за «Мамин выбор» (версия группы в FaceBook от 20 августа 2012 года в 19:33) ·

1. Сохранение проекта «Мамин выбор» на прежних условиях даже при утверждении реорганизации и передаче прав по осуществлению проекта на уровень муниципалитетов (имеется ввиду, не важно, из какого котла будут выдаваться пособия, главное, граждане должны быть уверены, что они ПОЛУЧАТ эти пособия, т.к места в детских садах не предоставляют). Механизм реорганизации должен обеспечить существование проекта Мамин Выбор.

2. Организация регулярных (раз в месяц) встреч по проблемам дошкольного образования с участием представителей родителей и общественности с одной стороны (в т .ч. членов Совета по дошкольному образованию) с представителями органов управления образования (от города и края) для установления открытого, публичного, конструктивного диалога между исполнительной и законодательной властью и гражданами. Доступ ко ВСЕЙ информации о формировании и расходовании бюджета на дошкольное образование в Перми и Крае, доступ к информации об укомплектовании групп в ДС, перспективах развития отрасли.

3. Пересмотр категорий льготников (не совсем понятно, почему дети полицейских имеют приоритет перед, скажем, детьми с одним родителем и т.д.).

4. Организация открытых встреч участников Общественного Совета с чиновниками:
— В.Басаргиным
— И.Сапко
— А.Маховиковым
— Л.Гаджиевой

5. Проведение соц. исследования о целесообразности и необходимости принятия данного законопроекта в нынешней форме. (Провести опрос родителей, в какой форме ОНИ видят реализацию проекта Мамин выбор)

Мамы сменялись, а за подписантами гонялись фотографы, пытаясь поймать лучший кадр

Практически все мамы говорили по делу, со знанием своего предмета, не было никакого кликушества и призывов идти брать «Зимний».

После того, как все мамы и даже один папа высказались, началась комедия. На трибуну вышли представители так называемой пермской оппозициии, которые последние годы боролись на митингах с Чиркуновым, боролись с его «Маминым выбором», боролись с Путиным, при этом не забывая писать последнему письма с просьбой снять Чиркунова и боролись со всем остальным ради самого процесса оппозиционной борьбы. Не было видно только завсегдатаев античиркуновских митингов Антона Толмачева, Андрея Агишева и Алексея Бессонова, которые вполне благоразумно решили не доводить дело до абсурда и уберечь сознание от раздвоения личности. Остальной же митинговый бомонд лез на «трибуну власти» и говорил малопонятные для мам и их детей вещи. Старт задала гражданская активистка, так она себя назвала, Ирина Тихомирова.

На смену гражданской активистке пришел похожий по мимике и жестикуляции на Жириновского буржуазный коммунист Константин Окунев. Как и положено буржуа, он никак не мог понять сути «Маминого выбора» и говорил о том, что эта программа вырывает мам из экономики края и он, солидаризируясь с губернатором Басаргиным, хочет людей в эту экономику вернуть, чтобы они трудились за гроши во имя процветания своей малой родины и, надо думать, приносили дополнительную сверхприбыль частному бизнесу, а не получали компенсации за то, что занимаются своими детьми. Вот такая идеология у пермских коммунистов. Сразу видно, что сытый голодного не разумеет и игра в оппозицию есть только игра для получения дополнительных политических и экономических преференций.

Константин Окунев оказался в незавидной ситуации. Надо было и засветиться на митинге, но при этом умудриться не выступать резко против губернатора и резко против «Маминого выбора». Иначе ты или разрушишь призрачные надежды на открывающиеся после смены губернатора политические перспективы, или еще больше подтвердишь чудаковатость пермской оппозиции, выступая против инициатив орагнизаторов протеста. Еще надо помнить, что «Мамин выбор» был всегда объектом критики для пермской оппозиции. Наверное, поэтому все речи во второй части митинга оказались такими безликими и бессодержательными.

Еще один гражданский активист Михаил Касимов говорил что-то про свое. Единственная здравая мысль была о том, что в центре Перми строить детсады действительно негде из-за отсутствия свободных участков и поглотившей все свободные площади уплотнительной застройки.

Вот и все. Мамы, утомленные речами гражданских активистов, собрали детей и постепенно разошлись. Ушел с митинга и я, сфотографировав на прошание еще одну красивую маму на фоне здания в котором сидят люди, которые будут теперь делать мамин выбор за нас.