Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
7 декабря 2012, 12:36

Сергей Орлов: Очнулся на полу, надо мной стоит мужик и на дубинку презерватив натягивает

Сергей Орлов: Очнулся на полу, надо мной стоит мужик и на дубинку презерватив натягивает
Properm.ru разыскал человека, который, как утверждает полиция, выпрыгнул из окна во время допроса. Со слов 44-летнего Сергея Орлова, сотрудники полиции увлеченно его избивали и пытали. А затем, «как котенка», выбросили из окна.

17 ноября ГУ МВД России по Пермскому краю распространило информацию о том, что в Свердловском отделении полиции во время допроса из окна выпрыгнул 44-летний мужчина. Вот как это выглядело в сводках пермской полиции:

«Вечером 16 ноября в отдел полиции №7 (дислокация Свердловский район) УМВД России по г. Перми для дачи показаний прибыл 44-летний мужчина. В качестве свидетеля он давал показания следователю.

Неожиданно мужчина распахнул окно и выпрыгнул из кабинета со второго этажа. С места происшествия потерпевший был госпитализирован в больницу. Врачи диагностировали у него перелом позвонка и пятки левой ноги. По предварительным данным, мужчина находился в состоянии наркотического опьянения. Свой поступок объяснить он так и не смог».

Properm.ru разыскал пермяка, ставшего героем новостей. 44-летний Сергей Орлов рассказал свою версию произошедшего. Мужчина утверждает, что в тот день его избили, а потом доставили в Свердловское отделение полиции сотрудники правоохранительных органов. В одном из кабинетов полицейские якобы пытали его с помощью противогаза и угрожали дубинкой с натянутым на нее презервативом. А когда сотрудникам правопорядка это наскучило, мужчину выкинули из окна.

Сейчас Сергей лежит без движения в специальном корсете, который, возможно, ему придется носить до конца жизни: мужчина уже несколько лет болен раком, причем врачи дают ему год-полтора.

Properm.ru: Сергей, расскажите, для чего вас доставили в отделение полиции?

Сергей Орлов: Это было на улице Лякишева 16 ноября. Примерно в 12:15. Я пошел за сыном в школу, буквально прошел два дома, и навстречу мне попадается знакомый, его Димой зовут. Я раньше покупал у него аппаратуру, как-то купил ноутбук летом. При покупке он говорил, что это кредитный товар, а потом сказал, что он ворованный и попросил вернуть. Я ответил, что постараюсь найти его. Позже мы с ним встретились у DNS, и я вернул ноутбук. При встрече у него в машине сидели какие-то люди, скорее всего вымогатели. В этот раз он тоже попросил вернуть планшет.

— Вы покупали товар для собственного пользования?

— Нет, перепродавал. Знакомым и другим людям. У меня пенсия 6800 всего и вторая группа инвалидности. Вторая стадия рака — мне осталось-то, может, год.

— Давайте вернемся в 16 ноября…

— Я смутно этот день помню, потому что потом допросы с противогазом начались и я забыл многое. У меня вообще после допросов провалы памяти начались. Вот сейчас уже 20 дней прошло после 16 ноября, а я плохо этот период помню. Видимо этот противогаз так на меня подействовал, я же там два раза сознание терял.

— Вы встретили Дмитрия. Что было потом?

— Он мне деньги начал совать. Я увидел, что мой сын дорогу переходит. Тут же увидел двух мужчин. Они повисли на мне, начали кричать : «Милиция, милиция!», я одного отпихнул, и он упал. Второй начал утверждать, что он из милиции, и какое-то удостоверение совать. Я ему говорю : «Вали отсюда» и отвернулся, чтобы мой сын меня не увидел. В это время первый парень, который упал, накинулся на меня и повалил на землю. Вдвоем они начали надевать наручники. Я попытался остановить их, утверждая, что я инвалид. Это не остановило их, более того, вдвоем они минут двадцать били меня ногами по почкам, пока машина не приехала.

— Вы утверждаете, что это были сотрудники полиции?

— Да. Но они пьяные были. Это я понял, когда они удостоверения показывали. Один из них майор Дегтяренко, а второго я не помню.

— А Дмитрия они тоже забрали вместе с вами?

— Нет. Дмитрия я больше не видел. Вот так получилось. Меня как привезли, я сразу потребовал адвоката. У моей семьи есть знакомый адвокат, и я хотел вызвать его. Кроме того, я просил дать мне обезболивающее. Удары по почкам плюс моя онкология вызвали страшную боль. Но они начали таскать меня по кабинетам. Это продолжалось с 12 до 9 (вечера - Properm.ru). При задержании они хотели взять кровь на анализ. Выяснить, не наркоман ли я, но так этого и не сделали. Я тоже просил взять у меня кровь и вызвать врача. Я не наркоман, и не боялся сдавать кровь на анализ.

В результате падения Сергей Орлов получил перелом позвоночника, перелом левого предплечья и левой пяточной кости. Ближайшие восемь месяцев он проведет в корсете.

— Вы поняли, что от вас хотят?

— Нет. Они дали мне лист бумаги и приказали писать все, что я знаю. Я сказал, что ничего не знаю. Я спрашивал, что мне писать. Ответом было: «Пиши!». Я говорил про отказ от дачи показаний и написал это на бумаге. Только я закончил писать, они бумагу отложили в сторону, меня посадили, пуховик задрали и я увидел в их руках противогаз. Одно что запомнилось — это металлический засов на дверях, который закрыли. После я раза два сознание терял. Очнулся на полу, а надо мной стоит рослый мужик, здоровый такой и у него в руках дубинка, на которую он презерватив натягивает. «Разговаривать–то будем?» — сказал он. Потом приказал мне встать, но я не смог этого сделать. Он схватил меня за пуховик и стал поднимать — я заорал. Они посовещались о чем-то, подтащили меня к окну и выкинули из него.

Сергей Орлов: «Очнулся на полу, а надо мной стоит рослый мужик, здоровый такой и у него в руках дубинка, на которую он презерватив натягивает. «Разговаривать–то будем?»

Очнулся, лежа мордой в снег, и услышал голоса. Один говорит: «Все, можно тащить его снова наверх». А народ, который мимо проходил, начал говорить: «Что вы, изверги, скорую вызывайте…». Меня на спину перевернули и спрашивают : «Встать можешь?». А у меня боль, я встать не могу. И все, скорая подъехала. Я только услышал: «Он сам выпрыгнул. Он сам выпрыгнул». В тот момент у меня провал памяти был полнейший. Я смотрел на происходящее, осознавал его, но не помнил, что было до этого.

— Сколько было всего полицейских?

— Двое со мной в машине приехали, в Renault Duster. Потом, когда меня в кабинет подняли — там четверо. Один сразу ушел. Крепыш — на диване, один какой-то нерусский, и который противогаз надевал. Точно не помню. Когда на второй этаж спустили , там один молодой был, и второй как молодой, но крепыш. Это потому, что он меня как котенка до окна дотащил.

— У вас остались протоколы задержания или другие документы?

— Нет. У меня изъяли паспорт, водительское удостоверение, страховое и пенсионное. И вообще, так долго это не хотели возвращать… Мне эти документы нужны для больницы. Вот так-то. Вообще не понятно, зачем это все делалось. Может как-то хотели связать меня и ноутбук.

Сергей рассказывает, что после всего, что произошло, к нему в квартиру заявились сотрудники полиции и провели обыск. Разговаривать с ними Орлов отказался.

— Вы куда-то с жалобами обращались?

— Я написал в следственный комитет. Ко мне тут девушка приходила. Числа 19–20 я написал, а мама написала в прокуратуру и следственный комитет на обыск, что проходил в квартире. Ну, я сомневаюсь в результатах. Тут эта девушка мне говорила, что там камеры у них в кабинетах есть. Так я ей говорил, что надо быстро бежать и изымать это все!

Из-за болезни Сергей не слезает с лекарств, но утверждает, что «сильные» средства старается не использовать.

— Какая-то реакция была на жалобы?

— Да какая реакция… Заявления у меня и матери приняли, штампик поставили, и все. Они же пьяные были, и это в 12 часов дня. Говорят — переаттестация. Так кого переаттестовывать — это же майор был, а не лейтенант.

Сергей Орлов: «Они дали мне лист бумаги и приказали писать все, что я знаю. Я сказал, что ничего не знаю. Я спрашивал, что мне писать. Ответом было: «Пиши!». Я говорил про отказ от дачи показаний и написал это на бумаге. Только я закончил писать, они бумагу отложили в сторону, меня посадили, пуховик задрали и я увидел в их руках противогаз».

— Вы упомянули про обыск. Подробнее можете об этом рассказать?

— У нас обыск был незаконный, часа в три пришли, моими ключами, которые у меня изъяли еще в прошлый раз, попытались дверь открыть. Порезали там диван, ничего не изъяли. Изъяли только маленький стартовый револьвер, который я сыну дарил. Они забрали его на баллистическую экспертизу. Мама нашла документы полученные при покупке пистолета в спорттоварах, по цене три рубля. Вот и все.