Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
25 февраля 2013, 09:06

Обитатели муниципальной ночлежки: бомжи или преступники?

Обитатели муниципальной ночлежки: бомжи или преступники?
В палатке у металлорынка нашли приют около 30 человек. Кто эти люди, которым каждый день православные привозят горячую еду и лекарства?

Вместе с активистами группы «Православная молодежь Прикамья» Properm.ru наведался в приют к бродягам. Муниципальная ночлежка — это большая палатка, разбитая недалеко от металлорынка. В таких военные живут в полевых условиях. Наши «герои» чем-то на них похожи — это люди с непростой судьбой, как они сами говорят, и каждый день проживают в «полевых» условиях. Каждый вступил в неравную битву с жизнью и проиграл. Но хуже этого то, что удар они не держат: могут все исправить, но не хотят.

На зиму палатка стала домом для тридцати бродяг. На первый взгляд такое укрытие не спасает от холода, но мы убедились в обратном.

У входа в палатку полиция. Оказалось, что ночлежку проверяют почти каждый день. И небезосновательно: по словам сотрудников полиции, здесь нередко можно обнаружить людей, находящихся в розыске.

Несмотря на общий не слишком дружелюбный настрой, пара человек все же согласились ответить на наши вопросы. Микротест: найдите на картинке корреспондента Properm.ru.

Кормят обитателей ночлежки активисты «Православной молодежи Прикамья» (ПМП). Пока Михаил Сергеев и Никита Николаев раскладывали еду по тарелкам, бездомные делились своими историями, одна жалобнее другой. Интересная деталь: многие ночлежники наотрез отказались разговаривать, поняв, что денег мы им за это не заплатим. Смекнув, что ждать от нас нечего, они разочарованно расходились в стороны или давали обет молчания.

На ужин гречка с тушенкой. Показательно: обитатели ночлега не выстраиваются в очередь за едой, вальяжно выходят за уже полными тарелками. К слову, еда тут есть всегда.

Истории бомжей похожи одна на другую: умерли родственники, остался один/одна, алкоголь, потерянная работа. У многих нет документов. Почти все «ночлежники» живут так много лет, и скоротать ночь в теплой палатке им удается далеко не всегда. Чаще бродяги живут прямо на улице, греясь у костра. Есть и исключения.

Ольга Коновалова:

Мне есть где жить, но денег нет. А у меня дома парализованный отец. Ему лекарства постоянно нужны, я одна. Кто мне в такой ситуации поможет? Я бы и устроилась на работу, но без паспорта никак. Чтобы его восстановить, нужны деньги. Не все так просто, как вам кажется.

В месте ночлега есть электричество, работает газовая печка, рядом — биотуалеты. В восемь утра необходимо покидать палатку, за этим строго следит Дмитрий. У него тоже нет дома, поэтому он «вписался» в социальную гостиницу и подрабатывает охранником ночлега.

На фото справа охранник Дмитрий. Разговаривать и отвечать на вопросы бесплатно он не захотел, как и многие другие обитатели ночлежки.

Бродяги рассказывают, что кроме православной молодежи их приют часто навещают другие волонтеры. Общими стараниями еду в ночлежку привозят каждый день. Иногда бомжи готовят сами, но на вопрос, где берут продукты, нам отказались отвечать наотрез.

Александр Комаров:

У меня умерли родственники все. Я продал квартиру, купил домик маленький в поселке Юг, а потом его приватизировали! Ордеры — х**рдеры! И все, нет больше дома у меня. Хотя я там до сих пор прописан. Да и вообще здесь уже привычней. Семь лет уже так живу.

Активист ПМП Михаил Сергеев не впервые помогает бездомным. До этого он участвовал в поддержке ночлега на Дзержинского, который сейчас закрылся. Желающих взять на себя кураторство нового приюта не нашлось, поэтому Миша взял инициативу в свои руки.

«Никто не застрахован от такой ситуации, и я могу оказаться в подобной. Поэтому и помогаем», — говорит и верит в это Михаил.

— Чтобы четыре раза в неделю кормить 30 человек — достаточно около 7000 рублей в месяц, — говорит Миша. Деньги собрали легко, несколько людей вносили сумму, покрывающую месячные расходы. Пермская епархия РПЦ открыла счет, на который все желающие могут перечислить финансовые средства.

Михаил Сергеев:

— Работают, конечно, здесь единицы, но недавно два человека обратились с просьбой о помощи уйти в монастырь. Я уже переговорил с Белогорским монастырем, проблем с этим не будет. Хочется организовать автобус милосердия. А то как-то несерьезно это, приезжать с кашкой четыре раза в неделю.

Посторонним в палатке не рады. Обитатели ночлежки молча отворачиваются к стенке, остальные на русском матерном настоятельно просят покинуть их апартаменты.

— Вы, как дураки, от зарплаты до зарплаты живете, а мы-то каждый день имеем! — крикнули нам напоследок из глубины ночлежки.

На вопрос, ценят ли эти люди то, что для них делается, один участник группы «Православной молодежи Никита Николаев ответил утвердительно. «Правда, мало кто из них прямо говорит слова благодарности», — честно признался наш собеседник.