Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
8 апреля 2013, 13:21

Потерпевшие «Хромой лошади» перед приговором: Смерть за смерть

Потерпевшие «Хромой лошади» перед приговором: Смерть за смерть
Если бы суд работал по закону, а не по понятиям, на скамье подсудимых сидели бы и Олег Чиркунов, и Игорь Шубин, и Дмитрий Тришкин. За каждого погибшего —обвиняемому год тюрьмы. Этого хотят те, кто после пожара похоронил близкого или друга.

15 апреля должен быть озвучен приговор по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь». Его ждут пиротехники Игорь и Сергей Дербеневы, владелец клуба Анатолий Зак, арт-директор клуба Олег Феткулов, исполнительный директор клуба Светлана Ефремова, экс-глава пермского Госпожнадзора Владимир Мухутдинов, пожарные инспекторы Дмитрий Росляков и Наталья Прокопьева.

За неделю до оглашения приговора, родственники и друзья погибших на пожаре напомнили суду и Properm.ru, какого наказания они хотят для подсудимых. Вопрос ответственности решили неоднозначно. В виновники трагедии записали и пиротехников, и руководство клуба, и даже экс-мэра Перми Игоря Шубина вместе с экс-губернатором Олегом Чиркуновым. Родственники погибших на пожаре сошлись лишь в недоверии к суду.

Борис Гуляев, на пожаре погиб сын:

Главным виновником произошедшего считаю Владимира Мухутдинова. Имея дружеские отношения с Заком, он мог ему сказать: «Слушай, дорогой Анатолий, убери все нарушения, которые у тебя есть и будем с тобой спокойно жить».

Мухутдинов — главный пожарный, он не смог организовать работу. Это несправедливо. Я считаю, что он должен получить наказание наравне с Заком.

По наказанию Заку соглашусь с гособвинением. Наказание Ефремовой, которая была директором, надо тоже сравнять с Заком. Она выполняла все его функции и знала обо всех нарушениях. Дербеневым будет достаточно того, что предлагает прокурор. Удивляет, что Росляков уже три года как не работал, а ему самый большой срок дают.

Список подсудимых по делу о пожаре в кафе «Хромая лошадь».

Обвиняемый Занимаемая должность Наказание, которое просит гособвинение
Анатолий Зак Владелец клуба 10 лет лишения свободы
Константин Мрыхин Совладелец клуба Осужден на 6,5 лет колонии общего режима
Игорь Дербенев Сотрудник ООО «Пиротехническая компания «Пироцвет» 5 лет лишения свободы
Сергей Дербенев Директор ООО «Пиротехническая компания «Пироцвет» 5 лет лишения свободы
Светлана Ефремова Исполнительный директор клуба 2 года колонии-поселения
Владимир Мухутдинов Бывший главный государственный инспектор Пермского края по пожарному надзору 2 года лишения свободы
Дмитрий Росляков Инспектор государственного пожарного надзора 5 лет колонии-поселения
Олег Феткулов Арт-директор клуба 4,5 года колонии-поселения, с отсрочкой до достижения совершеннолетнего возраста его ребенка
Наталья Прокопьева Инспектор государственного пожарного надзора 4,5 года лишения свободы, с отсрочкой до достижения совершеннолетнего возраста ее ребенка

Лариса Титова, на пожаре погибла дочь, сотрудница кафе:

— Как я могу сказать, что случилось? Произошло натуральное убийство. Я доживаю до 60 лет и не слышала подобных случаев. Это была вопиющая халатность, безалаберность. Даже слов таких нет. У людей на первом месте стояли только деньги.

Виноваты все — в первую очередь чиновник, которого оправдали (Владимир Мухутдинов — Properm.ru). Если бы он сделал то, что входит в его обязанности, то, за что он получает зарплату, моя дочь с работы пришла бы живой.

Хозяев клуба волновала только прибыль, но они были обязаны вкладываться и в безопасность. У моего ребенка были обязанности в «Хромой лошади», с него требовали их исполнения. Вот и они тоже были должны обеспечить моему ребенку безопасное место работы.

Один «прошляпил», другой не вложился. Но если бы не было фейерверка, мой ребенок бы пришел домой. В своем доме он (пиротехник - Properm.ru) бы такого не стал делать. Любой здравомыслящий человек сначала читает инструкцию — что можно, а что нельзя — там четко написано: «нельзя применять в закрытых помещениях». А он делал. Почему? Потому что за деньги — можно!

Каким бы ни было наказание, мою дочь уже не вернуть. А они живут дальше, их фирмы продолжают работать. Это позор суду, позор нашей стране, которая такое допускает. Они убили не только мою дочь. Они убили моих неродившихся внуков, и мою жизнь порушили на корню.

Если украдут телефон, дают 3–4 года. Цена телефона, видимо, дороже жизней людей. Когда прокуроры, наши защитники, читали обвинение, я думала, что упаду с лавки. Такого я не ожидала.

В Перми завершается один из самых громких судебных процессов за последние несколько лет. На скамье подсудимых восемь человек. Громкое дело ведет судья Дмитрий Вяткин (на фото).

Нина Идрисова, на пожаре погибла дочь:

В первую очередь виновата администрация «Хромой лошади». Это халатное отношение ко всему, безалаберность, абсолютная бесхозяйственность.

Пожарные, которые не предусмотрели, что в клубе такая пожароопасная обстановка — на потолке солома, деревянные прутья и т.д. Третье — Дербеневы, пиротехники. Нельзя было запускать фейерверк в помещении. Я лично даже бенгальский огонь зажигаю на кухне, чтобы не дай бог искорка куда попала, а здесь такие огромные огни. Они еще говорят, что фейерверки были безопасны! Нет, этого не может быть.

Какое адекватное наказание? У меня погибла единственная дочь. Она пришла туда за 15 минут до пожара. Смерть за смерть. У нас, конечно, нет смертной казни — значит самое высшее наказание. А то, что попросили прокуроры, меня просто шокировало.

Валентин Зубарев, пострадал сам, на пожаре погиб друг:

Собрали очень большое количество людей, но совершенно не побеспокоились о безопасности. Я их попросту назвал поджигателями.

Я даже не ожидал, что такое может произойти. И так много народу — все равно какой-то дискомфорт был. Я помню, когда люди побежали на выход, мы не могли открыть вторую створку двери. Она буквально была заварена. Потом уже ничего не помню. Только в Москве опомнился. А мой приятель был пожарный, он не побежал на выход как все, пытался что-то сделать. Вот и обгорел сильно, и умер в больнице спустя неделю.

Кто виноват? К трагедии привела совокупность факторов. Были бы запасные выходы и средства пожаротушения — меньше людей бы пострадало. Трагедии вообще могло не случиться, не будь фейерверков.

Суду действительно предстоит вынести Соломоново решение. Я в растерянности, я не знаю, кому какое наказание я бы назначил. Я частично согласен с тем наказанием, которое предлагает обвинение. Однако есть люди, которые к делу имеют лишь косвенное отношение, например, Росляков.

Суд по делу о пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь» начался еще осенью 2010 года, но неоднократно откладывался из-за состояния здоровья подсудимых. Объем уголовного дела составил более 120 томов.

Марина Прокофьева, погиб сын:

Если отбросить версии об умышленном поджоге и теракте, это просто был пожар. По халатности, легкомыслию всех служб, кто был причастен к работе этого заведения.

Виноваты все. У каждого своя мера вины. Зак виноват в том, что не контролировал условия безопасности в клубе. Непосредственный руководитель — директор Ефремова в первую очередь должна была отвечать за все это. Пожарники должны были закрыть клуб, увидев, что он не соответствует нормам безопасности.

Отдельный разговор — пиротехники! Как можно запускать фейерверк в таком помещении?! Они должны были сто раз убедиться в безопасности, но не сделали этого.

Они все должны отвечать. И отвечать по максимуму! Они загубили 156 молодых красивых людей — будущее России. Мой сын начал заниматься бизнесом, дела пошли в гору, он был на таком подъеме. Остался годовалый ребенок. Сейчас внук задает вопрос: «А как погиб папа? Что там случилось?». А еще сколько таких вопросов будет впереди? Я считаю, что они должны ответить и получить максимальные сроки, хотя сомневаюсь, что суд вынесет адекватное решение.

Николай Баландин, на пожаре погибли дочь и племянница:

Виноваты в основном учредители, три человека: Зак, Титлянов и Мрыхин. Все они виноваты, потому что получали прибыль, особенно Зак, он имел 50% дохода от «Хромой лошади». Кроме того, адвокат Ефремовой и сама Ефремова подтвердили, что ни одно сколько-то значащее решение в клубе без Зака не принималось.

Прокуратура просит слишком мягкое наказание, оно не соответствует действительности. Произошла беспрецедентная трагедия, такого еще не было. Можно было бы указом президента меру наказания увеличить, или максимальную назначить, а сторона обвинения, наоборот, старается ее смягчить. Все коррумпировано, все подкуплены, это мое личное мнение.

Адекватная мера наказания — за каждого погибшего год тюрьмы. В западных странах есть приговоры с отбыванием наказания в тюрьме в 120 лет. Эти сроки кажутся нам нереальными, но почему нет? Вместо этого Заку дают 10 лет. Это не то наказание, которого он заслуживает. И все остальные — особенно Ефремова, Дербенев и пожарный инспектор.

Пожар в ночном клубе «Хромая лошадь» произошел 5 декабря 2009 года. В результате пожара погибло 156 человек, еще 83 человека получили ранения. Потерпевшими признаны более 400 человек.

Иван Чернявин, на пожаре погибла дочь:

Дочь пошла на корпоратив, собралась там отдохнуть. Мы, говорит, на 10 минут заедем в «Хромую лошадь», потом вдруг перестала отвечать на звонки. К утру мы узнали про пожар и нас позвали на опознание.

Виноваты все, кто сидит на скамье подсудимых. В этом деле все друг на друга все сваливают, а мы сидим и не можем понять, кто за что отвечает.

Подсудимые должны ответить морально и материально. Внучку надо воспитывать, она в первый класс пошла, а дочь уже не вернешь. Мы ей два года не говорили, что у нее погибла мать.

Галина Горнова, на пожаре погиб сын:

— Людей просто выносили на улицу и оставляли там. Спасать было нечем, да и, наверное, намерения не было. 5 часов на морозе, на асфальте. Потом скопом поместили в черные мешки, погрузили. Как рассказывают свидетели, людей не спасали, а просто помещали куда-то. Да и то только тех, кто подавал хоть некоторые признаки жизни. А многие могли быть в коме — их потом просто спустя некоторое время грузили и увозили в морг.

Тема с самого начала была затабуирована властями и тем же Чиркуновым. На одном из первых заседаний, в ответ на ходатайство пригласить на суд в качестве свидетеля трагедии Олега Чиркунова судья с подачи прокурора Казаринова сказал, что сейчас не время. Но за все время этого странного суда к этому так и не вернулись.

Это действительно фикция, а не суд. И результаты следствия — тоже фикция. Мы никогда истинных результатов следствия не узнаем. Надо судить и Чиркунова, и Шубина, и Тришкина (Дмитрий Тришкин, экс-министр здравоохранения Пермского края - Properm.ru), но мы этого, наверное, никогда не дождемся, ведь прокуратура во главе с Белых (Александр Белых, прокурор Пермского края - Properm.ru) на все наши обращения отвечают отписками. Они работают не по закону, а по понятиям.

В деле о пожаре в «Хромой лошади» есть еще один фигурант — Константин Мрыхин, совладелец клуба. После произошедшего он скрывался в Испании, однако летом 2011 года был экстрадирован в Россию. Поскольку процесс по этому делу уже находился в активной стадии, дело Мрыхина вывели в отдельное производство. В мае 2012 года суд приговорил его к 6,5 годам колонии общего режима.

Лариса Лукьянова, на пожаре погиб брат:

— В центре города произошло массовое убийство. Прежде всего виноваты власти Перми, которые ушли от ответственности, всеми силами пытались сделать так, чтобы об этой трагедии было как можно быстрее забыто. Когда в Бразилии случилось подобное, там и владельцы клуба, и те, кто запустил фейерверк, сказали: «Самое меньшее, что мы заслуживаем, — это тюрьма». Они сразу признали свою вину и, наверное, расследование там будет другое.

На скамье подсудимых, конечно, причастные, виновные люди, но все-таки пешки. Конечно, Зак виноват, будучи владельцем клуба, он все знал, и был связан и с представителями наших властей. Дорожка-то была проторенная — и депутаты туда ходили, и сам Чиркунов. А Зак назначен главным обвиняемым сверху, и мы, потерпевшие, это прекрасно понимаем. Ему, скорее всего, дадут по максимуму.

Единственный чиновник на скамье подсудимых — это Мухутдинов. Был лично знаком с Заком, и был неоднократно в этом кафе, и знал наверняка обо всех этих нарушениях.

Росляков, пожарный, проверял заведение за три года до трагедии, когда еще «Хромой лошади» как ночного клуба не было. Проверил по тем гостам и стандартам, которые были предусмотрены, и уже три года не работал. А ему светит пять лет колонии — это несоразмерно с тем, что Мухутдинову прокуратура попросила два года.

Мы, потерпевшие, хотим справедливого суда. Но следствие было проведено в очень краткие сроки, и сразу пошло по заведомо узкому коридору. Нам прямо говорили: «Главное — осудить Зака, посадить его». Следствие проведено недостаточно хорошо, поэтому и суд, который продолжался два с лишним года, это во многом фикция, это продолжающееся преступление.

Мы в течение последнего полугода просим прокуратуру возбудить уголовное дело по статье «халатность» в отношении крупных чиновников нашего города: Чиркунова, Шубина и против бывшего министра здравоохранения Тришкина. Но нам приходят только отписки.

Мария Темнорусова, на пожаре погибла дочь:

Они все виноваты, начиная с хозяев и заканчивая пожарными, которые выдавали разрешения на расширение, разрешение замуровать все окна.

Думаю, что здесь не обошлось и без участия руководства, ведь рядом находилось и законодательное собрание, и администрация, и вся власть, которая все это видела. Может кто-то и заставлял делать эти подписи. Я не могу точно сказать, но думаю, что где-то все-таки была коррупция, была своя «мохнатая лапа».

Сомневаюсь, что суд даст адекватную оценку произошедшему. Он постоянно оправдывает, ищет смягчающие обстоятельства. Я этого не понимаю. Какое может быть смягчение? А для нас какое смягчение будет? Столько судеб порушили. Уже больше трех лет прошло, а боль не утихает. И никуда от этого не денешься.