Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Общество
9 апреля 2013, 11:00

Людмила Детцель: Директор «Ависмы» должен отвечать за свои слова!

Людмила Детцель: Директор «Ависмы» должен отвечать за свои слова!
«Они сказали мне: «Если вы это не подпишете, никакой компенсации за гибель мужа не получите». Материальную помощь пытаются заменить моральным вредом, три миллиона подменяют одним. Мне просто смешно, что нас шантажируют этими деньгами».

С момента аварии на заводе «Ависма» в Березниках, унесшей жизни трех человек, прошло почти пять месяцев. Рабочие цеха №32 Виктор Детцель, Юрий Сафонов и Анатолий Попов ринулись закрывать задвижку, чтобы спасти других людей. Живыми из цеха они уже не вышли.

Спустя несколько дней после происшествия глава «ВСМПО-Ависма» Михаил Воеводин пообещал семьям погибших единовременную денежную компенсацию в размере трех миллионов рублей. Статья с заголовком «Помощь была, есть и будет» была опубликована в газете «Березниковский рабочий». Дальше бумаги обещания не пошли: для родственников помощи от руководства предприятия не было и нет. «Ависма» взяла на себя только оплату поминок и похорон. За разъяснениями Properm.ru обратился к супруге одного из погибших Людмиле Детцель.

— Людмила Алексеевна, многие уже забыли, что произошло на «Ависме» 14 ноября.

— Из акта, который был выдан мне по результатам обследования места происшествия, следует, что 14 ноября в 14 часов 25 минут в цехе №32 был обнаружен избыток давления на установке. В это время в цехе находилось два мастера, начальник смены и мастер газоспасательной службы. И никто ничего не делал!

В 14 часов 40 минут прибыла смена №15 — мастер и бригадир Виктор Детцель, мой муж. В 14 часов 55 минут он прибежал на пульт управления и сообщил, что в цехе двое пострадавших, которым оказывается помощь на крыше подстанции, надо вызвать скорую помощь, газоспасательную службу и выводить людей на улицу. Где были все остальные? Почему они сидели и ждали? Сообщив об этом, Виктор пошел закрывать задвижку и не вернулся.

28 лет Виктор Детцель был сотрудником «Ависмы». Неоднократно получал благодарственные письма, в 2007 году награжден почетной грамотой, в 2008 году ему присвоено звание «Мастер своего дела», в 2011 году за эффективный и творческий труд его портрет занесен на Аллею почета комбината. В 2012 году Детцель награжден почетной грамотой Министерства промышленности и торговли РФ.

— Какую помощь обещали оказать вашей семье на предприятии?

— 15 числа Воеводин (Михаил Воеводин, гендиректор «ВСМПО-Ависма» — Properm.ru) объявил о том, что нам выплатят по три миллиона рублей материальной помощи. Мы не просили у него никаких денег, он сам это сказал! Обманул всех, в том числе нашу администрацию, где на совещании обещал тоже единовременную материальную помощь. И сейчас он говорит о том, что оказывает нам какую-то помощь. Какую помощь? Похороны и поминки? Мы и сами можем оплатить похороны и поминки и отдать ему эти деньги. Только пусть он вернет нам наших мужчин! Это потеря невосполнима. Для внучки он был не дедом, а отцом. Он ее воспитывал.

Гендиректор «Ависмы» публично пообещал выплатить семьям погибших на предприятии металлургов по 3 миллиона рублей. Газета «Березниковский рабочий».

— Из чего складывается сумма в три миллиона рублей?

— Это «единовременная материальная помощь». Это дословная фраза Воеводина. Сейчас он уже говорит о том, что эти три миллиона — это страховая часть плюс моральный вред. Но как он может установить мой моральный вред? А страховая часть — это обязательная выплата. Предприятие обязано страховать всех своих работников. И это не предприятие выплатило ее, а страховая компания!

— Как Вы поняли, что «Ависма» не собирается выплачивать эти деньги?

— С нами ни разу не встречались, ни разу не разговаривали представители совета директоров. Теперь Воеводин предлагает выплатить нам компенсацию за моральный вред. Но моральный вред устанавливается только судом, его никак не может установить директор завода. Я обращалась с заявлением к Воеводину о том, что моя дочь воспитывает ребенка одна, раньше мой муж оплачивал ее учебу в институте. Ей осталось учиться полтора года, и я попросила, чтобы нам помогли. На что мне сказали: «Пусть она работает у нас, и тогда мы оплатим эту учебу».

— Кто это сказал?

— Представитель завода Иникеева (Оксана Иникеева — заместитель директора по персоналу ОАО «Ависма»Properm.ru).

— Вы отказались?

— У меня дочь получила в Перми высшее фармобразование. Кем она может работать на заводе? Мы отказались от этой затеи.

— О какой сумме в качестве компенсации морального вреда идет речь?

— Они подсунули нам бумагу с моральным вредом на сумму один миллион рублей. Сказали, что если мы ее подписываем, они нам выплачивают вознаграждение по итогам года — девять тысяч с копейками — это не выплаченная зарплата мужа. Плюс 12 окладов, поскольку он пенсионер, и не ушел с завода по своей воле. Сумма была примерно 1,1 млн рублей. Они сказали: «Если вы это не подпишете, мы эти деньги не выплатим».

В соглашении о компенсации морального вреда написано, что в «корпорации «ВСМПО-АВИСМА» считают, что сумма компенсации морального вреда соответствует характеру и степени страданий, которые перенесены ими вследствие гибели работника. Считают, что указанные страдания полностью компенсированы данной суммой.

«В 15.55 мой муж сообщил, что в цехе есть двое пострадавших, и надо вызвать скорую помощь, газоспасательную службу и выводить людей на улицу. Где были все остальные? Почему только мой муж забежал и об этом сообщил, а все сидели и ждали?..»

— Вы хотите сказать, что «Ависма» хочет выплатить один миллион рублей, который и так был обязателен к выплате, вместо трех обещанных миллионов единовременной компенсации?

— Я хочу сказать, что если директор завода обещал, пусть он отвечает за свои слова. Материальную помощь пытаются заменить моральным вредом, три миллиона подменяют одним. Мне просто смешно, что нас шантажируют этими деньгами. Сказали: «Если вы не подпишете это, то вообще ничего не получите! Вообще ничего!».

— Кто это сказал?

— Это сказал Карагодин (Владимир Карагодин — директор по управлению персоналом ОАО ВСМПО АВИСМА — Properm.ru).

— Вы отказались подписывать?

— Мы не отказались. Мы сказали: «Мы подумаем», это большая разница. Сейчас они заявляют, что мы отказались подписывать. В такой ситуации оказалась не только я, но и Сафонова, жена Юрия (Юрий Сафонов — еще один погибший во время трагедии на «Ависме» - Properm.ru). Наши мужья отработали около 30 лет, не сходили с доски почета, имели многочисленные премии, медали за заслуги перед производством…

Мы прожили с Виктором 32 года. Вместе закончили техникум, учились в одной группе.

Все отмечают интересную деталь: 3 ноября у Юрия и у Виктора был день рождения. А 14 числа они оба погибли. Моему мужу исполнилось 55 лет.

— Что Вы намерены дальше предпринять?

— Обращаться в суд, другого выхода я не вижу. Воеводин, видимо, не считает нужным встречаться с нами. Я не знаю, как это объяснить. Говорит одно, а делает другое. Я хочу справедливости. Мне не важны цифры… Если бы с самого начала мне сказали: «Вот вам материальная помощь в один миллион», я бы спокойно ушла, подписал эту бумагу. Но если ты сказал — отвечай!

— Администрация губернатора Пермского края или города Березники Вам помощь оказала?

- Нет. Вообще, нам очень много обещали на похоронах и поминках. Называли наших мужей героями, говорили, что они спасли город, цех, людей. Но в результате мы только занимаемся борьбой…

С нами ни разу не встречались, ни разу не разговаривали представители совета директоров предприятия. Теперь Воеводин предлагает выплатить нам за моральный вред. Но моральный вред устанавливается только судом, его никак не может установить директор завода.

— Почему, на Ваш взгляд, произошла трагедия?

— Я могу говорить только со слов мужа. Он приходил с работы и кое-какими вещами делился со мной. Он говорил, что было закуплено дешевое сырье, которое приносило заводу многомиллионные прибыли. Оно было не отработано. Какие газы выделялись при переработке этого сырья — непонятно. Такие случаи уже происходили в цехе, и мой муж докладывал мастеру Курочкину и начальнику цеха Ивакину А.Л. о сбоях в хлораторе, но на серьезность ситуации никто не обращал внимания…