Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Раздел Спорт
27 августа 2008, 16:05

Слухи об уходе Томислава Дуймовича

Слухи об уходе Томислава Дуймовича
«Если уйду, то в какую-нибудь европейскую команду.»

Неоднократно в своих интервью ты говорил, что уже присматриваешь другой клуб. Слухи ходят. Какие настроения у тебя сейчас в этом отношении? У тебя заканчивается в этом году контракт, ты действительно не собираешься продлевать его?

— «Амкар» поднимается с каждым годом все выше. Слухи о моем уходе есть, согласен. Но это пока только слухи. Посмотрим, я еще не готов решить, как оно будет. Конечно, если уйду, то в какую-нибудь европейскую команду. Будет больше шансов у меня попасть в национальную сборную.

Это важно для любого футболиста?
— Да, конечно. Я знаю, что очень тяжело попасть в сборную Хорватии, так что…. Конечно, если бы «Амкар» два – три года играл в Европе, было бы проще. Но «Амкар» пока не играл. Правда, еще не знаем, что будет в этом году, впереди достаточно туров. Но, согласитесь, команда, которая играет в ерокубках каждый год, это другой уровень.

В Перми у тебя все начиналось не совсем гладко… А с чего, кстати, все началось?
— У меня были разные предложения, было предложение из Швейцарии. Но мой агент сказал, что можно ехать в Турцию, где на сборах находится российский «Амкар». Я думаю, что Российский чемпионат и тогда, и сейчас намного сильнее, чем швейцарский. И вот я приехал в Анталию, провел одну игру и пару тренировк и Сергей Григорьевич Оборин сразу взял меня.

То есть переход в Россию обусловлен исключительно профессиональным ростом? Благополучие Швейцарии не соблазняло?
— Не в благополучии дело. Да, я тогда не знал вообще, где такой город Пермь, что представляет из себя «Амкар». Просто знал, что в России, много слышал о зиме. Но уже тогда ЦСКА выиграл кубок УЕФА и я знал, что здесь очень сильный чемпионат. Я думаю, что принял тогда принял правильное решение.

Ты не советовался ни с кем из соотечественников, которые играли тогда здесь?
— Нет

А знакомые были?
— Нет. Из знакомых, кто играл бы в России у меня никого не было. Просто интуиция.

Сегодня ты свой, и «Амкар» без тебя немыслим. А как проходила эта адаптация, в чем были сложности, а к чему привык сразу?
— Ну, тяжело было сначала, конечно. Никого не знал, язык не знал. Может быть, самый тяжелый период был по игре, потому что футбол в России играется намного быстрее, чем в Хорватии. У нас футбол более техничный, но медленный. А здесь все по-другому. Когда я прошел первую часть сбора в Турции, тренером по физической подготовке у нас был Шинкаренко… Он заставлял меня бегать по горке, по песку… Я до этого чувствовал хорошо себя, но после таких нагрузок сильно уставал. Чувствовал не обретение формы, а только усталость. И так было не только со мной… В первый год я отыграл два раза на Кубок с «Сатурном», потом первый тур в регулярном чемпионате, затем начались разгромные поражения от «Крыльев», «Спартака». Я «гулял» по позициям — поиграл и в обороне и в атаке, но не чувствовал себя уверенно. В общем, первый год оставил неприятные ощущения, не фартовый был год. Я с нетерпением ждал нового сезона, новых сборов. К концу года пришел Рашид Маматкулович, и я сразу сказал ему, что хочу играть, а не на скамейке сидеть. И где-то, наверное, мне повезло, Леха Попов был травмирован, и я отыграл всю игру на месте центрального защитника, проявил себя. Вторую игру я пропустил, а потом здесь с «Ростовом» вышел уже в центре.

А почему именно полузащита?
— Мне всегда нравилась эта позиция. Я люблю много играть с мячом, много передвигаться по полю. А так даже не знаю. На этой позиции можно и много забивать, и помогать обороне.

Но ведь возрастает и нагрузка? Полузащитники, на мой взгляд, выполняют, куда больший объем работы, чем игроки других линий.
— Поэтому больше и ценятся в мире хорошие полузащитники. Забивные нападающие и полузащитники (улыбается).

Возвращаясь к разговору о Хорватии, и вообще балканскому футболу. Сегодня в Российском чемпионате, да и не только в нем, очень много выходцев с Балкан. Хорватские футболисты на фоне остальных выделяются особенно. С чем, по-твоему, это связано?
— У нас очень талантливый народ. Плюс большое внимание уделяется детскому спорту. В Хорватии очень много хороших спортивных школ. Любой хорватский клуб сначала хочет обеспечить хорошую школу, и именно школу. Расчет здесь прост. У нас нет в футболе больших денег, спонсоры неохотно вкладываются в профессиональные клубы. Зато можно неплохо зарабатывать, выращивая молодых, перспективных игроков и продавая их заграницу.

Футболист в Хорватии – это товар?
— Не только футболист, но и любой спортсмен. Если каждые два-три года можно продать какого-то футболиста за хорошие деньги, то почему бы клубам и не заниматься этим?

Я тебя спрашивал об адаптации футбольной. А как проходила твоя адаптация «вне футбольная»? Легко ли тебе дался русский язык? Сегодня ты им владеешь практически в совершенстве и как мы не раз уже убеждались, можешь работать переводчиком.
— Я думаю, что наши языки очень похожи. Славянские все-таки языки. Ну и плюс я очень легко осваиваю иностранные языки. Неплохо знаю английский, учил итальянский. Также и русскому выучился достаточно быстро. К тому же, я постоянно находился с русскоговорящей среде, с Мартином и Захой пытался говорить по-русски, получался своеобразный микст (смеется).

Но Мартин и Заха болгары…
— Да, но опять же языки похожи, поэтому я и говорю, что получался этакий русско-болгаро-хорватский микст.

Т.е. после карьеры футболиста можешь работать переводчиком?
— Наверное, да (смеется).

Давай об «Амкаре» в нынешнем сезоне. Боль, я думаю, не только всех болельщиков, но и футболистов, финал кубка с ЦСКА. Твое видение причин поражения?
— Уже много раз мысленно возвращался к этому матчу, не знаю. Правда, не знаю. Может, в чем-то не повезло, судьба, а можно сказать, что мы не были готовы к еврокубкам. Если взять даже все мелочи, с выбором гостиницы, например, которая находилась достаточно далеко от стадиона, из-за чего мы с опозданием вышли на разминку перед матчем. Не за полтора часа, а за час. Можно сказать, что и это в какой-то степени повлияло на нашу игру. Тем более в таком матче. Но даже если отбросить все эти мелочи, два гола вести… При таком результате, я думаю, любая команда, выдержав натиск минут 10, успокоится, доведет матч до победы. Но нам забили сразу… Да по большому счету, и после первого отыгранного армейцами мяча для нас еще было не все потеряно, и мы могли победить. И пусть это была бы победа ценой желтых и даже красных карточек. Мне кажется, после забитых голов мы заиграли очень меланхолично, плюс травму получил Захари, у Георги начало сводить ноги, вышли молодые ребята… Не повезло нам.

В последнее время, и не только в матче с ЦСКА, ты довольно часто забиваешь решающие голы. Это тебе Бог помогает или ты оказываешься в нужном месте в нужное время?
— Хоть я очень верующий человек, и конечно считаю, что помощь Бога в этих моментах есть, но все-таки, наверное, второе. Я уже говорил об интуиции, может, и в ней здесь дело. Хотя я думаю, что и доля опыта здесь есть. Я всегда работал на себя, взять хотя бы время, когда приехал в «Амкар». Мог проявить себя сразу. Но так сложилось, что к своему сегодняшнему уровню шел два с лишним года. Хотя останавливаться на этом я не собираюсь, всегда хочется чего-то большего! Время покажет, на что я способен.

Наблюдая за твоей игрой с трибуны, кажется, что порой ты чувствуешь себя неуверенно, много ошибаешься в одной игре. Некоторые же матчи проводишь на высочайшем уровне, в чем причина такой нестабильности?
— Это как раз то, о чем я и говорил. Иногда, да, я чувствую в себе такую нестабильность. Но пока не могу разобраться, откуда она идет. Обычно неуверенно себя чувствуют молодые игроки, когда могут одну игру сыграть хорошо, а другую откровенно провалить, но у меня уже такой возраст, что подобного не должно случаться. Но, возможно, что это связано с общей игрой команды, ведь матчи бывают разные… Хотя, безусловно, над стабильностью надо работать.

Многие специалисты отмечают командную игру «Амкара», а особенно выделяют игровые связки Пеев-Сираков, Белоруков-Попов, ну и Дринчич-Дуймович. Как ты к этому относишься? Вы действительно так хорошо сыгрались с Николой?
— Да, это действительно так. Хотя можно сказать, что если человек понимает футбол, он быстро найдет взаимопонимание с партнерами по команде. И для этого будет достаточно одной — двух игр. Я думаю, при Рашиде Маматкуловиче, каждый из нас занял на поле свое место.

А почему, кстати, ты называешь Рахимова по имени-отчеству? Ты так же обращался к нему, когда он был тренером «Амкара»?
— (смеется) У нас в Хорватии нет отчеств и, естественно, обращения по имени-отчеству, поэтому меня это просто забавляет.

У тебя были хорошие отношения с Рахимовым. Как восприня новость об его уходе?
— Ну, в команде изначально понимали, что если Рахимову поступит предложение от кого-то из грандов, он уйдет. Ближе к концу чемпионата слухи уже ходили, поэтому мы были отчасти готовы к его уходу. Сначала было немного грустно, потому что мы сделали с ним самый высокий результат в истории «Амкара», и думали, что можно сделать еще выше в этом году. Пришел новый тренер, и пока мы делаем этот хороший результат. И надеюсь, что к концу сезона из просто хорошего он превратится в сумасшедший.

С Божевичем сразу нашли общий язык?
— Я – да. За всю команду сказать не могу, потому, что у него немного другие принципы работы, чем у предыдущих тренеров. Плюс сначала был барьер — русский язык. Я даже поначалу был у него переводчиком. Но сейчас, сами видите ситуация изменилась. Никто не ожидал такого в нынешнем чемпионате. Сегодня мы уверены, что можем играть против любого соперника.

Все ждали победы в матче с Томью, Нальчиком, могла победить и в матче со Спартаком но ее не случилось…
— Каждый из нас, поверьте, настраивался только на победу. Не скажу, что после этих игр были серьезные обиды или разочарование. Мы боролись, цеплялись за мяч, но ведь и, в матче с Томью, наши соперники не стояли на месте, всем нужно набирать очки. Просто нам опять где-то не везло. Даже Реал Мадрид играя дома иногда проигрывает, пропуская голы после контр атак.

Футболисты с Балкан неплохо играют головой, но ты предпочитаешь играть ногами…
— Не знаю, может быть, что и да. Несмотря на то, что я забивал мячи и головой, не могу назвать игру на втором этаже своим сильным оружием. Именно здесь, в Перми я большое внимание уделяю игре ногами. И вообще, мне кажется, что правая и левая ноги нужны футболисту больше, чем голова. Головой я думаю, а играть должен ногами (улыбается).

Есть у тебя футбольные кумиры?
— да, это Зенедин Зидан. Мне кажется у него было все, что должно быть у классного футболиста. Я почти каждый вечер смотрю ролики, игры с классными футболистами, и не только с Зиданом. Я считаю, что нужно играть максимально быстро, в касание, дать пас и сразу открываться. Этим славился Зидан.

А из хорватских футболистов?
— в данный момент Лука Модрич, который играет в «Тотенхеме». А раньше – это Роберт Просинечки и Звонимир Бобан. Они играли очень хорошо. Ну и еще Давор Шукер, очень опасный нападающий, способный сотворить гол буквально из ничего. Я думаю, тогдашняя сборная Хорватии сотворила маленькое чудо. Но тот матч с Францией, в котором дважды забил Тюрам, никогда не забивавший прежде, надломил команду. Та же в принципе ситуация была на нынешнем Чемпионате Европы, не повезло нам с Турцией. Но ведь Хорватия всегда играет хорошо в отборочных турнирах, проходит в основной этап, и там, как правило, выходит из группы. Может, просто там психология игры после выхода из группы другая. Сейчас у нас молодая команда с большими перспективами и я надеюсь на то, что она еще покажет себя.

При Оборине «Амкар» играл от обороны. С Рахимова стиль игры изменился в пользу атакующего. Отчасти это хорошо, но нагрузки, в том числе, и на полузащиту, существенно возросли. Как ты к этому относишься?
— Я думаю, что это нормально. Игра игре – рознь. Когда ты играешь в гостях, естественно, что предпочтительнее действовать от обороны, играть на контратаках. Да, мне больше нравится играть в атакующий футбол. Мы играем на результат, для болельщиков, для того, чтобы игра получилась красивая, и нагрузка здесь не имеет значения, хотя она возрастает. Однажды мы пошутили с Черенчиковым, когда он сказал: «Ну что особенно в полузащите?» А потом отыграл один тайм, и говорит: «Дуйма, что это такое?! Я бегаю туда-сюда, мяч уже не чувствую». Да, много бегаешь, а потом с ним нужно еще что-нибудь сделать. А я всегда стараюсь идти вперед и дать хороший пас. Но иногда получается, иногда нет. Полузащитники много бегают везде и всегда.

Давай отойдем немного от футбола. Расскажи о своей семье. Это они отдали тебя в футбол?
— Да, родители меня подтолкнули. Но как я уже сказал, у нас народ любит спорт, не только футбол. Я всегда занимался каким-то видом спорта, сначала это было каратэ, хоккей с мячом, но потом пришел в футбол и остался. Мама у меня никогда не занималась спорта, папа играл в футбол на любительском уровне, а брат выступал за загребское «Динамо». Но отыграл там недолго, всего где-то полгода, поучаствовал в каких-то турнирах, и потом остановился, сказал: «Больше не хочу». Папа его спросил: «Что с тобой, будешь работать за 100–200 евро? И нужно будет школу закончить». Он ответил: «Все равно. Но в футбол я играть больше не хочу». И вот так вот он закончил с футболом. А я остался. И всегда, даже с детства был уверен, что буду заниматься только этим. Каждое воскресенье у нас по телевизору показывали итальянский чемпионат, я следил за дерби, собирал постеры… В голове у меня был только футбол. И когда папа по окончании 8 класса спросил меня, чем я хочу заниматься, я ответил — в футбол хочу играть. Хотя у меня есть и гражданская специальность, после школы я закончил меня что-то наподобие вашего автодорожного техникума.

Т.е. ты хорошо водишь машину?
— Да, у меня есть права, и даже на управление грузовиком.

А здесь на чем ездишь?
— Была служебная «Лада» десятка, но сейчас она сломалась, стоит здесь на базе уже почти месяц, поэтому я сейчас без машины. Если останусь в Перми, куплю себе какую-нибудь хорошую машину.

А как, кстати, твои родители отнеслись к тому, что ты переехал в Россию? Они гостили у тебя здесь?
— Нет, ни разу. Приезжали на финал Кубка России в Москву, но здесь в Перми не были ни разу. Папа и брат работают, мама домохозяйка, им не так-то просто выбраться. Они не считают, что Пермь это слишком далеко, или здесь слишком холодно (улыбается), но вот просто как-то не сложилось пока.

Ты женат? Девушка есть?
— В Хорватии была. Но когда я перешел в другую, переехал в другой город мы расстались. Так получилось.

А за три года здесь в России не обзавелся пассией?
— Нет, тоже пока нет.

А мог бы в принципе, жениться на русской девушке?
— Я ничего не имею против русской жены, но все-таки думаю, что моей второй половинкой будет соотечественница. Все равно у нас разные менталитеты. Но что об этом говорить, я вообще пока не встретил ту, с которой хотел бы провести остаток жизни. Тем более, что у нас, футболистов, все связано с постоянными разъездами. Сегодня я в Перми, завтра могу оказаться где-нибудь еще. Не каждая девушка готова бросить все, университет, семью, чтобы поехать со мной.

Томислав, а если бы у тебя был выбор, чемпионат какой страны ты бы предпочел?
— Сразу Испанию. Ну, или Италию. Там очень сильные клубы, хотя можно оказаться и в маленькой команде. Знаешь, это вообще своеобразная энигма для каждого футболиста. Не только для меня, для каждого. Ты можешь уйти из клуба, а он добьется без тебя высокого результата, или наоборот. Придешь в надежде на игры в еврокубках, а команда провалится.

Ну а почему именно Испания?
— Мне очень нравится сама страна, язык, их национальная кухня, ну а о футболе и говорить нечего, очень быстрый и техничный чемпионат. Я думаю, мне подходит такой футбол, хотя я и не могу сказать этого наверняка, ведь я никогда там не играл. Хотя не скрою, попробовать себя на таком уровне был бы не против.