Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

26 ноября 2012, 09:01

Игорь Луговой: Для пермских архитекторов наступил «День сурка»

Игорь Луговой: Для пермских архитекторов наступил «День сурка»
Главный архитектор холдинга «Сатурн-Р» требует глобального пересмотра Генплана и ПЗЗ, не признает легитимности пермских проектов Евгения Асса и Петера Цумтора и верит в то, что даже один реализованный проект дороже ста мастер-планов.

— Игорь Васильевич, когда в Перми началась разработка мастер-плана, необходимость привлечения западных специалистов объясняли отсутствием собственных градостроителей, которые занимались бы проектированием целых городов. В таком случае, чему пермские архитекторы могли научиться и научились у своих европейских коллег?

— Действительно, в Перми сегодня нет проектных организаций, которые на должном уровне смогли бы разработать и обосновать Генеральный план одного из крупнейших городов России, такого как Пермь. Однако в России успешно действуют проектные институты, разрабатывающие Генпланы Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Казани, Новосибирска и других городов с населением более 1 млн человек. Генплан Перми 2004 года разрабатывали архитекторы из Санкт-Петербурга. Тот Генплан и сегодня не утратил своей актуальности, некоторые его положения использованы в Генплане-2010, а многие градостроительные изменения до сих пор осуществляются именно в соответствии с Генпланом-2004.

Если говорить объективно, то, возможно, чему-то друг у друга могли научиться и пермские архитекторы и голландские. Но этого не произошло по разным причинам: иностранцы демонстративно игнорировали мнения местных специалистов, а большинство пермских архитекторов самоустранились от обсуждений и предложений, молча дожидаясь, когда закончится административное давление. Фактически ничему они нас не научили, мы их тоже…

Мне задавали вопрос, случится ли так, что пермских строителей вынудят строить по голландским рецептам и что может их заставить следовать голландским принципам и рекомендациям? Оказалось, ничего не смогло ни заставить, ни убедить. Может быть, я категоричен, но жизнь продолжает показывать, что их так называемые «стратегии» невозможно насадить на пермскую почву.

Пермь не сделать «компактным городом»; всю пермскую застройку, даже в центральной части не преобразовать в замкнутые шестиэтажные кварталы; развитие и застройку левобережной части Перми не остановить и не «стабилизировать», выражаясь термином Генплана; целевые показатели Генплана не соблюсти; развитие транспортной инфраструктуры не ограничится совершенствованием общественного транспорта, трамваем и велодорожками в ущерб личному автотранспорту и т.д. Тем более всё это не сделать ни до конца 2016-го (первый этап), ни до конца 2022-го года (второй этап).

Застройщики и архитекторы самостоятельно пробовали применить подходы голландцев в своих проектах. Но попытки эти ни к чему и не привели. Если это не реализуется, значит, так тому и быть!

— Идеи Генплана, которые пытались популяризировать его разработчики, не содержат ничего отталкивающего для населения. Почему застройщики не хотят примерить их на себя?

— Стимулировать застройщиков, инвесторов не получилось в первую очередь потому, что не было желания ни со стороны властей, ни со стороны голландцев заинтересовать, учесть интересы бизнеса и пойти на общение, которое бы привело к общему результату. Собственно, это является основной стратегической ошибкой адептов Генплана-2010, допущенной при разработке, подготовке и в ходе попыток реализации: отсутствие опоры на местные ресурсы, отсутствие учёта интересов местных инвесторов и местного бизнеса, игнорирование замечаний и предложений со стороны местных специалистов, даже отсутствие учёта интересов местных жителей.

С самого начала мастерпланеризма встал вопрос: для чего вся эта болтовня? Для архитекторов и строителей она гроша ломаного не стоит. Если это обсуждение стратегии развития Перми для города, для его жителей, то тогда стоит идти на компромиссы, чтобы найти общие точки соприкосновения для достижения наиболее эффективного результата. Но этого не произошло и не происходит.

Застройщики и мы, архитекторы, самостоятельно пробовали применить подходы голландцев в своих проектах. Но попытки эти ни к чему и не привели. Если это не реализуется, значит, либо это нереализуемо, либо это не востребовано. Значит, так тому и быть!

— Но в чем сложность реализации? Строители едут в Европу, приезжают воодушевленные, заявляют, что будут строить в Перми по принципам мастер-плана…

— Причины разные. Наверное, возможно применять голландский подход в строительстве. Но почему надо ставить вопрос именно так? Почему если владелец участка хочет строить по собственному усмотрению и его желания не противоречат действующему законодательству, то нужно заставлять его делать что-то другое и по-другому?

Город, муниципалитет как один из субъектов строительства, может, если хочет, реализовывать собственные планы в этом направлении, но даже он ничего не сделал. Пермские власти, даже с учётом мощного административного ресурса, и те не смогли или не захотели реализовать что-то в соответствии с постулатами, которые ими же декларировались.

Давайте взглянем правде в глаза. Единственное, что было сделано для реализации Генплана в прошлом году, разработан и утвержден один проект планировки.

Сторонники Генплана уверяют, что он будет реализован. Но давайте взглянем правде в глаза. Этот документ был принят в декабре 2010 года, но 2011 и 2012 годы прошли впустую. Может быть, мне что-то неизвестно, но единственное, что было сделано для реализации Генплана — подготовлен и утвержден только один проект планировки территории.

Недавно на заседании комитета Пермской гордумы по пространственному развитию Олег Горюнов (начальник департамента градостроительства и архитектуры администрации Перми — Properm.ru) сообщил, что до 2016-го года будут выполнены проекты планировок территорий всего города. Для этого требуется выделить всего лишь 250 млн рублей. Почему этого не было сделано раньше? В 2011–2012 году? Почему никто даже не выходил в гордуму с предложением заложить эти деньги в бюджете Перми? А ведь реализация Генплана осуществляется именно через подготовку и утверждение проектов планировки.

— Может быть, дело не в нежизнеспособности Генплана, а в отношении властей, чиновников?

— Возможно. Как-то в частной беседе с одним из чиновников администрации Перми, я высказал мнение о том, что Генплан не реализуется. На что он мне ответил: «Может, это и хорошо?». Я тогда задумался, может, действительно, это к лучшему, не надо это городу. А то нагородили бы! Если так думает не один чиновник, значит, о чём-то это говорит.

— «Сатурн-Р» вошел в Топ-300 крупнейших предприятий Пермского края. Какую долю в холдинге занимает строительный бизнес?

— Доля строительного направления в общем объёме по совокупности показателей компании сегодня превышает 50%. Строительный сектор один из важнейших, если не первый в холдинге. С 2005-го по 2012-й годы включительно мы только жилых домов запроектировали, построили и сдали 15, в среднем это 3,5 жилые секции в год. Это не считая автосалоны, торговые центры, объекты сельхозпроизводства.

Самое плохое, что человек, облеченный властью, начинает вносить в градостроительные документы собственное видение.

— Губернатор Виктор Басаргин дал установку на увеличение объемов строительства в крае. Каких мер по созданию условий работы ждут от властей предприятия строительной отрасли?

— С августа в крае и на федеральном уровне проводятся совещания по преодолению административных барьеров в строительстве. Дмитрием Медведевым составлена дорожная карта по решению этой проблемы. Там расписаны по годам задачи по сокращению сроков выдачи разрешений на строительство, согласованию документации. Со своей стороны федеральные власти предлагают отказаться от выдачи разрешений на строительство и ввести уведомительный принцип. Застройщик сможет сам пройти необходимые экспертизы и лишь уведомить власти о начале строительства. Думаю, это поможет сократить сроки реализации проектов.

На местном уровне я бы сформулировал предложение так: при подготовке градостроительной документации, прежде всего градостроительных планов земельных участков, необходимо полностью отказаться от субъективного подхода.

— В чем он проявляется?

— Он у нас везде, вплоть до самого последнего ГПЗУ (градостроительный план земельного участка — Prоperm.ru). Это документ, в котором должны быть отображены все действующие в Правилах землепользования и застройки Перми ограничения по использованию земельного участка. Прежде чем принять решение о том, что и как строить, правообладатель земельного участка обращается в администрацию города с заявлением о выдаче ГПЗУ. И не только мы, но и другие строительные и проектные организации постоянно наталкиваются на совершенно несуразные вещи.

Для одинаковых участков ограничения могут определяться абсолютно по-разному: все зависит от субъективного мнения конкретно взятого чиновника. Например, на одном участке отступ от красной линии 11 метров, а на другом, расположенном рядом, этого отступа вообще нет. Задаешь вопрос: «Почему?». «Я считаю, — отвечает чиновник, — что здесь должен быть пожарный проезд». Спрашиваешь: «А почему нет рядом?». Слышишь в ответ: «Я так считаю».

Самое плохое, что человек, облеченный властью, вдруг начинает вносить свое видение в документ. Приходится тратить время на опровержение. Оно складывается в месяцы. Это лишь один маленький фактор, который нужно исключить. Это даже не административный барьер, а какие-то палки в колесах, которые мешают машине двигаться вперед.

Надо признать необходимость если не отмены, то глобального пересмотра Генплана.

— С какими проблемами Вам еще приходится сталкиваться?

— В Перми уже приняты Генплан, Правила землепользования и застройки (ПЗиЗ). Разрабатываются местные градостроительные нормативы. Это странно, потому что в Градостроительном Кодексе РФ прямо указано: «Не допускается утверждение местных нормативов градостроительного проектирования, содержащих минимальные расчетные показатели обеспечения благоприятных условий жизнедеятельности человека ниже, чем такие же расчетные показатели, содержащиеся в региональных нормативах». Это означает, что сначала должны быть подготовлены региональные нормативы, и только потом, с их учётом, местные нормативы. У нас впереди лошади и телеги бежит возница!

Кроме того, Генплан и Правила землепользования и застройки очень часто вступают в противоречие между собой, причём по основным направлениям и в принципиальных положениях.

Пермские власти сделали первый заход: попытались привести ПЗЗ в соответствие с Генпланом. Для начала был взят только один параметр — высотность зданий. Изменения были подготовлены, и летом прошли публичные слушания, теперь они должны быть вынесены на рассмотрение Пермской городской думы. Но уже сейчас понятно, что противоречия между Генпланом и ПЗЗ не устранены, а даже углублены. И это только по одному параметру.

Надо признать необходимость если не отмены, то глобального пересмотра Генплана и ПЗЗ. Требуется провести ревизию всех градостроительных документов, выяснить, что чему противоречит и исправить ситуацию: разработать проекты увязанных между собой документов.

Мы становимся свидетелями странного закулисного лоббирования проектов то западных, то московских архитекторов. Не успели отойти от проекта Евгения Асса «Стена» на Эспланаде, как уже Петер Цумтор собирается разработать проект здания Художественной галереи.

— На одном из строительных форумов Вы также заявили о необходимости проведения архитектурных конкурсов по всем проектам, деньги на реализацию которых идут из бюджета. Чем это мотивировано?

— У нас в Перми есть проблема. Я называю ее «Пермудский треугольник», по аналогии с Бермудским. В этом треугольнике бесследно пропадают проекты, идеи, новации. Вершина этого треугольника: в Перми архитектурные конкурсы не проводятся. Мы становимся свидетелями странного закулисного лоббирования проектов то западных, то московских архитекторов. Не успели отойти от проекта Евгения Асса «Стена» на Эспланаде, как уже Петер Цумтор по просьбе краевых властей собирается разработать проект здания Художественной галереи в створе Комсомольского проспекта!

При всем моем уважении и к Ассу, и к метру Цумтору, если проект не выбран на конкурсе — значит он не лучший. Конечно, если бы это был частный заказ на частные деньги, вопросов бы не было. Но это проекты, финансируемые из бюджета.

Второй угол рокового треугольника: не было ни одного архитектурного конкурса, проект-победитель которого был бы реализован. Бесконечные конкурсы на Оперный театр, несколько конкурсов на здание Художественной галереи, конкурсы на набережную Камы, конкурсы на реконструкцию ж/д вокзала Пермь-2, конкурс на здание администрации Перми и т.д. Ни один не реализован!

И третий угол. Мы очень часто одну и ту же территорию проектируем вновь и вновь. Идеи, которые получали одобрение на Градсоветах, на конкурсах, в дальнейшем никем не учитываются. Как с чистого листа все начинается сначала. Как «День сурка»! Как будто у нас города до этого не было.

Хватит уповать на Цумторов, Кисов Кристиансов, Жаймэ Лернеров! Пермь может позаботиться о себе сама.

— Как Вы думаете, что будет с реализацией пилотных проектов пермского Генплана в связи со сменой власти?

— Все называли эти проекты пилотными или приоритетными, на самом деле это резонансные проекты. Шумные, с фестивалями и фейерверками. Но психбольница как стояла, так и стоит, хотя говорить об этом проекте начали в 2008 году, когда КСАР начал разработку мастер-плана. И среди пилотных проектов разрабатывали мастер-план 179 квартала, территории психбольницы.

На мой взгляд, пермские власти должны определить именно приоритетные проекты, их не должно быть много, максимум три. Они должны быть запланированы на обозримое будущее, деньги на их реализацию необходимо заложить в бюджете, и только при этом условии можно начинать работу по каждому проекту, строго в соответствии с запланированным финансированием и сроками. Известное мнение о том, что сначала надо разработать проект, посчитать смету, не выдерживает проверки временем: такие проекты обречены на забвение. Необходимо исходить только из имеющихся, планируемых финансовых ресурсов и устанавливать реальные, прогнозируемые сроки. Надо не мечтать о том, что хотелось бы, если бы, а делать то, что нужно и возможно сейчас.

Это приоритеты первого уровня, и каждый шаг работы над ними должен освещаться. Нужно также определить приоритеты второго уровня и по ним двигаться тоже.

Как вариант, приоритеты первого уровня — аэропорт (воздушные ворота Прикамья), новое здание Художественной галереи (Культурные ворота Прикамья) и территория ДКЖ с интермодальным узлом Пермь-2 (Железнодорожные ворота Прикамья).

Приоритеты второго уровня — это проекты планировки. Их подготовка и утверждение — задел на перспективу. Имея утверждённые проекты планировок, мы получим четкую картину, что у нас делается в городе сегодня и что будет делаться завтра. Но важно помнить, первый этап реализации Генплана заканчивается в 2016 году. Время идет, 2016 год не за горами, с чем мы придем к окончанию первого этапа, пока не ясно.

Хватит уповать на Цумторов, Кисов Кристиансов, Жаймэ Лернеров! Пермь может позаботиться о себе сама. Если сегодня начать работу хотя бы по трём приоритетным проектам, к 2016 году вполне уверенно можно реализовать хотя бы один! Но даже один реализованный проект дороже ста нереализованных мастер-планов.