Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Наиля Аллахвердиева: в Перми люди еще боятся искусства

19 февраля 2011, 09:00

Наиля Аллахвердиева: в Перми люди еще боятся искусства
Редакция Properm.ru побывала в гостях у женщины, которая изменила облик Перми c помощью современного искусства.
В течение 2010 года на улицах города появлялись необычные скульптуры и граффити. Кроме них спокойствие пермяков будоражили красные буквы П и П-остановки Пермского центра развития дизайна. Все новшества вызвали у горожан немало вопросов, с которыми мы и отправились на встречу с Наилей Аллахвердиевой, директором паблик-арт программы Музея современного искусства PERMM.

Наиля, расскажите, пожалуйста, в чем заключается Ваша работа?
— Я работаю в двух институциях — в Пермском центре развития дизайна и в Музее современного искусства PERMM. Все проекты, которыми я занимаюсь, ориентированы на развитие городской среды. В сферу моей деятельности входит и благоустройство городской среды, и дизайн малых архитектурных форм, городской мебели (скамейки, урны, фонари, вертикальное озеленение), и развитие системы визуальных коммуникаций, в том числе брендинг города. Все эти вопросы стоят и перед архитектурно-планировочным управлением города. Но у нас есть определенная свобода, и есть определенное представление о критериях и ценностях, которых мы хотели бы достичь. Т.е. мы являемся такой внешней экспертной организацией по отношению к городу и краю.

О новых объектах паблик-арт программы, которые увидят пермяки в 2011 году, Properm.ru уже писал. Но объекты в этом году могут появиться не только в Перми?
— В прошлом году приоритетным городом для нас была Пермь. В этом году нам будет интересно поработать с городами, где тоже идет культурный процесс. Возможно, это будут Кудымкар и Кунгур. В выбранных городах мы попытаемся смоделировать проекты в области общественных пространств и в области развития малых архитектурных форм.



Планы ПЦРД по улучшению внешнего вида биотуалетов были озвучены буквально недавно, расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом проекте.
— Сейчас формируется блок проектов, связанных с развитием города в качестве культурной столицы. И понятно, что вопрос туалетов рано или поздно станет актуальным. Опыт проведения фестивалей прошлого года показывает, что нагрузка на город огромна. Если не проектировать эти специализированные зоны, то весь город может превратиться в один сплошной общественный туалет. В этом году мы хотели бы получить госзаказ, например, от Министерства торговли или Министерства промышленности, на проектирование биотуалетов, которые бы имели особый дизайн и были бы органично вписаны в городскую среду. Потому что те модули, которые мы покупаем сегодня, они не совсем вписываются в городскую среду.

Проблема в том, что сейчас расформировано Министерство градостроительства, сформировано новое Министерство регионального развития, и мы пока не знаем, кто выступит заказчиком. В прошлом году по всем городским проектам заказчиком выступало Министерство градостроительства.

PRO Опыт
Я закончила университет в Екатеринбурге, затем уехала в Москву, училась в Московско-британской высшей школе на факультете менеджмента в сфере культуры, и там из искусствоведа превратилась в менеджера искусства. Уже в Москве я поняла, что буду заниматься паблик-арт проектами, так как это единственная возможность в России осуществить интеграцию современного искусства в общество. Так как в России практически нет площадок, где было бы представлено современное искусство, у населения нет контакта с современными художниками. И паблик-арт является важным инструментом такого общения. Отучившись в Москве, я снова вернулась в Екатеринбург, где в течение 10 лет реализовывала разные проекты, причем не только для Екатеринбурга. Мы работали в Самаре, Тольятти, Ижевске, Москве и Питере. В результате нам удалось не только сформировать в Екатеринбурге определенную культуру отношения к городской среде, но и снять комплекс, который в Перми еще есть. В Перми люди еще боятся искусства. Перми еще не хватает культурного опыта. Но за прошлый год в Перми мы сделали много, это такая прорывная история. Сейчас в Перми уже много точек современного искусства.

PRO Опыт
«Памятник клавиатуре» Анатолия Вяткина - первая в Екатеринбурге лэнд-арт скульптура, расположенная на набережной реки Исеть. 4 октября, 2005 года. (фото А.Сергеева с сайта artpolitika.ru)


PRO Опыт
Проект Длинные истории. Екатеринбург, 2009 год. Анастасия Лебедева - «Сон Макарон» (фото с сайта artpolitika.ru)


Некоторые арт-объекты прошлого года наделали много шума. Кто конкретно принимал решения о том, где именно и какой именно объект будет располагаться?
— Сразу отмечу, что вся паблик-арт программа ведется под патронатом Музея современного искусства Permm и финансируется краевым Министерством культуры. Я руковожу этой программой, соответственно я и определяю политику. В силу своего образования (в стране сейчас почти нет специалистов в области общественных пространств), я понимаю, какие проекты могут работать в городской среде, быть успешными, визуально интересными и вызывать реакцию у людей. Но я не волюнтаристским образом принимаю решения — и Марат Александрович, и Борис Леонидович обязательно смотрят и дают на все проекты свое одобрение прежде, чем начинается работа над ними.

— Почему среди проектов очень мало работ пермских художников?
— На формирование проектного архива влияют как мои собственные представления, так и предложения со стороны музея, со стороны современных художников, которые периодически присылают мне свои заявки. И то, что пермская составляющая очень мала, это связано не с тем, что мы не хотим работать, просто в Перми очень мало художников, которые понимают, что такое - работать с городской средой. Задача программы — это интегрировать современное искусство в общество. Мне приходится постоянно объяснять, что нам важно не просто поставить скульптуру в городе, а при этом еще расширить сознание людей, нам надо показать людям, что есть другое искусство, другие технологии, другие образы. Я считаю, что проекты, которые мы делали, в общем и целом являлись довольно успешными.

PRO пермских художников
У входа в здание вокзала Пермь I располагается работа пермского стрит-арт художника Александра Жунева. Схема гигантского геологического разреза разместилась на 1 тыс. кв. м. Работа Жунева имеет все шансы в этом году превратиться в мозаику. Очень хочется сохранить эту работу, увековечить её, — поделилась с Properm.ru Наиля Аллахвердиева. (фото А.Хомутова)


Реакция пермяков на Вашу деятельность весьма неоднозначна. Что Вы об этом думаете?

Как выяснилось, недовольных не так уж и много. И это вопрос скорее опыта, а не ценностей. То есть просто нет опыта, и существует барьер восприятия. Возникает конфликт и становится страшно — мы привыкли смотреть на бронзовые памятники, а как воспринимать современное искусство без инструкции, мы не знаем. Например, профессиональная художественная аудитория Перми очень позитивно реагирует на нашу работу. При этом, с пермскими депутатами найти общий язык пока не получается. Они постоянно выдвигают претензии ПЦРД и Музею, делают это дистанционно и никогда не выходят на прямое общение.

В свое время «Красные человечки» вызвали бурю негодования у пермских депутатов. Можете прокомментировать ситуацию?

«Red People» получили абсолютно неожиданный резонанс. Когда мы реализуем проекты, я очень долго выбираю место, исходя из того, что проект является частью пространства. И когда я искала место для красных человечков, то понимала, что им нужна определенная геометрия — прямые пространства, потому что у них такая пластика. И нашла такое место на пересечении Куйбышева и Ленина. Я предполагала, что это будет провокация, но не ожидала, что чиновники увидят себя в этом проекте как в зеркале. В то же время проект абстрактный, и если его поставить в любом другом месте, как это уже было в Питере и Москве, он не вызывает никаких скандальных или агрессивных откликов.

PRO Red People
Совсем скоро красные человечки вернутся в Пермь. Однако их адрес поменяется — красные люди обоснуются на террасах перед КДЦ. А через некоторое время к ним примкнут сотоварищи, чтобы создать плотную композицию, более подходящую для нового адреса. Против возвращения Red People на прежнее место категорически выступил руководитель пермских депутатов Николай Девяткин.


PRO Red People
Несмотря на все скандалы, красные человечки стали основой сувенирной программы администрации, это очень смелый и креативный подарок, и ни в одном регионе такого нет. Сейчас их можно увидеть в любом кабинете пермского чиновника. Если бы их не любили, то не ставили бы у себя на столах, — считает Наиля Аллахвердиева.

— Один из самых острых вопросов — цена проектов паблик арт программы. Как Вы можете прокомментировать это?
— Мне непонятна реакция на стоимость. "Яблоко" стоит 1 млн рублей, но при этом является монументальным объектом. Любой городской памятник стоит на порядок дороже, те же, например, "Камские ворота", стоимость которых мне так никто и не озвучил. При этом о "Яблоке" говорят постоянно, а история плановых памятников заканчивается после их установки. Мы все делаем экономично. У нас нет задачи на этих проектах заработать. Я не знаю, как аргументировать такие финансовые претензии. Те же красные человечки вместе с установкой обошлись городу в 300 тысяч рублей. Сейчас этот проект приглашен в высшую школу экономики Сколково, где будет идти под брендом Музея современного искусства PERMM.

PRO Деньги
Установка объекта заняла два месяца. Наиболее затратными статьями, по словам Аллахвердиевой, стали работы по заливке фундамента (200 тысяч рублей), создание модуля и каркаса яблока, а также работы в условиях мороза, когда в замкнутом помещении были установлены тепловые пушки.


Беседу вела Алевтина Горных