Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Холст.Масло.Бензин»: художник Кирилл Зибницкий о красоте винтажных и современных автомобилей На презентации выставки во время «Ночи музеев» пермский художник поделился с Properm.ru, почему считает Audi и BMW красивыми, Nissan — не очень, а LADA идет совсем не тем путём.

«Холст.Масло.Бензин»: художник Кирилл Зибницкий о красоте винтажных и современных автомобилей

«Холст.Масло.Бензин»: художник Кирилл Зибницкий о красоте винтажных и современных автомобилей
Фото: Properm.ru
На презентации выставки во время «Ночи музеев» пермский художник поделился с Properm.ru, почему считает Audi и BMW красивыми, Nissan — не очень, а LADA идет совсем не тем путём.

«Был момент в жизни нашего народа, когда кукурузный вождь Никита Хрущев выдумал одну вещь. Необходимо было упразднить в государстве все отраслевые министерства, всю вертикаль, и всю власть сосредоточить в каждом конкретном регионе. В каждом областном центре создавался совет народного хозяйства, который представлял из себя сборище отрезанных кусочков министерств. Управлять страной так было нельзя, поэтому идея просуществовала недолго. А само это здание строилось про Кизелугольобъединение. Потом, помните, Пермглавснаб там был. Дом со львами — красивое здание, и в сквере напротив часто с дедушкой я гулял, сам сквер тогда просто «козий загон» назывался», — так пермский художник рассказывает о своей картине «Будни пермского Совнархоза», где возле «дома со львами» припаркован советский шикарный ГАЗ. Мы встретились на пермской «Ночи музеев» в автомобильном музее «Ретро Гараж».

— Когда была придумана серия «Холст.Масло.Бензин»?

 — Задумка появилась давно, когда «Ретро Гараж» открывался еще в здании на улице Ким. Подумали тогда с Александром Черепановым, что неплохо было бы для разнообразия дополнить экспозицию музея не только архивными фотографиями, но и живописью, это же другой жанр. Это он предложил такую автомобильную тематику. Определили, сколько картин должно быть в серии, какие модели автомобилей должны быть изображены.

— На всех картинах — автомобили марки ГАЗ.

Да. Потому что в этом году 85-летие Горьковского автомобильного завода. Остановились именно на тех моделях, которые выпускал автогигант в разные годы. И хотелось отразить то, как автомобили жили и трудились именно в нашем родном городе.

Люди живут своими детскими впечатлениями много лет. У многих есть детские воспоминания о тех моделях ГАЗа, в тех «пейзажах», которые в городе на тот момент существовали.

Больше всего на картинках автомобилей ГАЗ-21. У меня самого очень много воспоминания об этих машинах. Тогда мы с родителями жители на улице Культуры (теперь Лебедева), в соседнем от Цирка доме. Там была стоянка такси. Мне всегда так хотелось ехать с папой не на трамвае, а на такси. Это был такой праздник! В те времена была очередь из желающих куда-то поехать: подошел, стоишь, ждешь, потом как большой садишься на переднее сиденье… Очень яркие воспоминания. Когда стал постарше, уже лет 7 мне было, появилась 24-я «Волга» — там уже другие впечатления.

Кирилл Зибницкий: Отдельная история для меня — ГАЗ-69, но пока не изобразил его. У моего папы на работе была такая машина, Тогда мы жили в Томской области, папа-геолог там нефть искал. Много и упорно ездили на ГАЗ-69 по полям, по лесам. Это был первый автомобиль, на котором я сел за руль сам — 10 метров проехал, не заглох, вот она детская радость!

Конечно, во многом тема ретро-автомобилей мне близка. Мне в целом нравится изображать старую технику. Много моих работ посвящены другим видам транспорта. В основном, паровозы и электрички. Не знаю, откуда у меня к ним такая любовь, но очень сильно будоражат с самого детства. Однажды убежал на Пермь 1 смотреть паровоз, еще в школу не ходил, а там меня какая-то тётка поймала и в милицию сдала. Шучу, что вот с тех пор моя любовь к паровозам только крепнет год от года. И мастерская у меня невдалеке от Перми 2, на Малкова. Каждый раз, когда слышу мощный гудок реставрированного паровоза Л-серии, сердце замирает. На «кладбище паровозов» в Кишертский район ездил неоднократно, часть работ писал как раз по оставленной там технике. А вот самолеты меня совсем никак не трогают.

— Подозреваю, что серия картин, посвященная именно модели ГАЗ-69, у вас уже в проекте? И про славную военную историю модели, и, может быть, про поиски нефти?

 — Будет-будет! Эта работа будет продолжаться. Есть масса интересных автомобилей, например, которые АЗЛК выпускал. Но как человека в возрасте «немного за 50» меня крепко интересуют те автомобили, которые пришлись на мое детство. Детские впечатления перевешивают. Всегда и везде.

— Сравним красоту винтажных автомобилей и сегодняшних?

 — На протяжении автомобильной истории несколько раз и коренным образом мода на дизайн кузова менялась. Мне кажется, что любому человеку более близки округлые, плавные, тягучие формы автомобиля. Посмотрите на первые «Волги», «Победу», ЗИМ. Даже у 24-й «Волги» формы уже меньше трогают, чем у «классических» автомобилей. И эта мода на некоторую округлость и плавность возвращалась несколько раз, даже лет 5–7 назад, особенно с развитием корейских автомобилей. Кто-то выбирал обтекаемые формы, кто-то более надутые. Сейчас процесс опять пошел в обратную сторону, автомобили внешне стали более собранные, строгие, утонченные.

— На ваш взгляд, повсеместный процесс надевания «корпоративных масок» обезличил машины?

 — Да, как раз когда стали появляться эти дутыши округлые, они стали довольно безлики. В том числе и потому, что их просто стало много. Визуальная унификация модельного ряда автомобилей — она неоднозначна. У некоторых производителей это стало ярко выражено, и действительно запросто можно спутать младшую моделью со старшей. Вот взять Mercedes GLK — он был очень выразителен, он отличался, а сейчас его заменили «обмыленным» последователем. Смысл в корпоративной узнаваемости бренда, конечно, есть, но для выразительной вариативности здесь места уже не остается.

Кирилл Зибницкий: Эта картина называется «Утро раннее». Совсем раннее. Дождь прошел. Существует много архивных фото Комсомольской площади, можно было вспомнить, какой она была. Лужу сам придумал, автомобиль тоже сам припарковал (смеется). Главный герой автомобиль, а не человек, которые внутри сидит. У меня была мысль, что этот водитель — персональный, он ждет начальника, чтобы ехать куда-то в область, в командировку.

— На какие современные автомобили смотрите и глаз радуется? На что смотреть даже не хочется?

BMW и Audi — глаз радуется. А вот смотришь на некоторые модели Nissan... Это замечательный концерн, у которого были большие удачи с дизайном, но иногда просто провальные вещи делает. Вы посмотрите на беременную антилопу — Nissan Teeda. Или раньше была модель Primera. Вам нравится, потому что на дельфина похожа? Ну пусть будет тогда (смеется).

— Давайте тогда уж и по Nissan Juke пройдемся: его внешний вид либо обожают, либо ненавидят.

Останусь посередине между ними. В нем есть и интересные моменты, и отталкивающие. Сужу не по деталям, а по «мгновенному» восприятию. Конечно, все очень индивидуально и субъективно, на роль эксперта претендовать не могу, смотрю с позиции потребителя.

— Вам нравится, как изменился дизайн автомобилей LADA в последние 5 лет?

 — Определенные шаги были сделаны в хорошую сторону по сравнению с тем, что было раньше. Но шаги в общем развитии бренда — не в том направлении, в котором идет весь мир.

— Почему?

 — Никогда и никакой автомобиль не может быть хорошо сделан, если люди, которые делают его, знают, что он убыточен для производства.

Художник рассказывает небольшую историю о каждой картине: о чем думал в процессе ее создания или о городе в те годы. В нижнем ряду небольшая картина с вагонами-цистернами на фоне закатного неба, на ней совсем не ясно, в какую сторону движется состав. «На Запад, — поясняет автор. — Картина так и называется «На Запад». Прочитал, что большинство составов по железной дороге идет именно на Запад, а 70% вагонов — именно цистерны с разным содержимым».