Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
12133 +139
Выздоровели
8154 +82
Умерли
599 +6
Properm.ru
Что на том конце России? Пермяк на мотоцикле проехал 11,5 тысяч километров до Сахалина Пермяк Евгений Мезин рассказал Properm.ru о необычной поездке, увиденном в дороге и впечатлениях о каждом городе, где побывал. Советы мотоциклистам-путешественникам, особенности национального вождения и оценка плохих дорог — всё это есть в рассказе путешественника.

Что на том конце России? Пермяк на мотоцикле проехал 11,5 тысяч километров до Сахалина

5 ноября 2017, 10:00
интервью

Что на том конце России? Пермяк на мотоцикле проехал 11,5 тысяч километров до Сахалина
Пермяк Евгений Мезин рассказал Properm.ru о необычной поездке, увиденном в дороге и впечатлениях о каждом городе, где побывал. Советы мотоциклистам-путешественникам, особенности национального вождения и оценка плохих дорог — всё это есть в рассказе путешественника.

Как появилась идея такого далекого путешествия?

— Ему предшествовало другое путешествие: прокатились по шести азиатским странам. Там брали мотоциклы напрокат, смотрели на их культуры и быт. После поездки задумались о том, что в других-то странах мы были, а своей даже половину не видели. Захотелось посмотреть, насколько Россия действительно огромная, необъятная, богатая природой.

Я люблю дорогу. Обожаю само состояние езды. Безумно люблю мотоциклы, это лучший транспорт. Если б у нас не было зимы, я обходился бы только мотоциклом, без машины вообще. Путешествовать на машине тоже здорово, то ты именно В машине — сидишь, ешь, спишь при необходимости. На мотоцикле иначе — путешествие прямо вокруг, мир обволакивает тебя. Есть только ты, байк и природа.

Километраж твоего путешествия мы знаем — 11,5 тысяч километров. Сколько это заняло по времени?

— Для начала расскажу, что есть разные типы путешествий. Можно ехать из пункта А в пункт Б на скорость или на время. Есть байкерские «титулы» за пробеги — к примеру, 3 тысячи километров за одни сутки. По сути, если такими темпами гнать, то и до Сахалина я бы доехал за 3–4 дня (смеется). В Питере есть мотоклуб Crazy Russian, как раз они делают ежегодный мотопробег Санкт-Петербург-Владивосток, у них цель проехать эти 10–11 тысяч километров за 10 дней.

У нас с напарником в поездке цели на время не стояло. Нам хотелось именно увидеть жизнь в разных городах России, а не промчаться мимо. Делали остановки в каждом крупном городе, поэтому ежедневный пробег составлял 600–800 километров. Это легкая дистанция — не топишь день и ночь с красными глазами, совсем не устаешь, именно наслаждаешься поездкой. Были места, где мы останавливались на несколько дней. И, конечно, раз на Сахалин только сутки на пароме ехать, то и провели мы там четыре дня. Сам Приморский край посмотрели, тоже время заняло. Могли бы за 10 дней проехать, но потратили на путешествие в итоге месяц.

Чем отличается Пермский край от увиденных регионов с точки зрения дорожного движения и поведения водителей?

— Если говорить о культуре вождения в Перми, то смело скажу, что у нас все хорошо. Яркое негативное впечатление о «местном» вождении у меня было только во Владивостоке. Вот прямо ехал и постоянно злился! Абсолютно везде крайний левый ряд остается пустым, чтобы тот, кто едет быстро, мог опередить более медленного участника движения. Но не во Владивостоке!

Там шикарные дорожные развязки, сами дороги идеальные, по 3–4 полосы движения в одну сторону. Но человек там может запросто ехать по пустом автобану, в третьем крайнем ряду, и даже не сдвинется, если ему сзади поморгать. Просто ему так хочется, так нравится. Потом я спрашивал у местных, почему так? Ответ оказался вообще простым: «Разрешенная максимальная скорость 90 км/ч, и ты не превышай». Логика железобетонная (смеется).

Есть ли какие-то особенности в движении из-за обилия праворульных машин?

— Там не обилие праворульных машин, уже за Байкалом там их абсолютное большинство. Леворульки — только старые русские и совсем новые русские машины, остальные 90% с правым рулем. Они там привыкли, знают, как с правым рулем ездить. Даже с обгонами никаких проблем — приспособились. Говорят: «Это вам неудобно, нам нормально».

Встречи с представителями ГИБДД были?

— Удивительно, но ни разу. Там, где еще есть посты, внимание уделяются грузовому транспорту, весовому контролю. Мы даже мимо постов ГИБДД ехали и махали им рукой, они не реагировали. А нет, один раз общались. В Чите мы стали свидетелями ДТП, остановились. Только вот в таком контексте и контактировали.

Даже дорожные камеры не везде есть. От региона к региону работают разные типы камер, а еще их по-разному «маскируют». Почти нигде в восточной части России нет камер, которые «стреляют в хвост». Поэтому там еще можно немного погонять.

Сколько штрафов привез?

— Ни одного! (смеется)
Сразу уточню, что мотоцикл у меня зарегистрирован, с госномером, все как положено.

Кто-то до сих пор считает, что в Перми плохие дороги. После проезда по 11 тысяч российских дорог скажи, где они действительно плохие?

— Если лет 10 назад в Перми и были плохие дороги, яма на яме, сейчас город прихорашивается. Мне наши дороги в Перми очень нравятся, прогресс налицо. Теперь тем более в этом убежден, потому что есть, с чем сравнить.

Больше всего я опасался отрезка пути от Читы до Биробиджана, готовился к неизведанному — там на две тысячи километров нет населенных пунктов.

Один маленький поселок только есть. Я думал, что дороги там тоже нет и придется ехать эти две тысячи километров по каким-то грунтовках и проселкам. На удивление, за исключением небольших отрезков с текущим ремонтом дорог, вся дорога просто шикарная. Сделал вывод, что если ехать по России на восток, можно выбирать абсолютно любой вид транспорта — проблем с дорогами там нет.

На чем ездил? Как готовил мотоцикл к такому путешествию? Что можешь посоветовать тем, кто захочет повторить?

— Я ездил на Yamaha Super Tenere. Это тяжелый туринговый мотоцикл. Он идеально подошел к этому путешествию: ход очень комфортный, ямки-кочки совсем не чувствуются, длинный ход подвески «съедает» любые волны и лежачих полицейских. Прибавлю к этому комфортную посадку, поэтому усталости не было вообще. Особой подготовки мотоциклам не делали, ведь туринговый мотоцикл сам по себе уже сконструирован для таких поездок. Перед поездкой меняли колодки, масло моторное, масло в редукторе. Поставили новую резину. Всё.

Среди «тяжелых туристов» есть из чего выбирать, в таком классе мотоциклов большой выбор. Смотреть стоит на мотоциклы BMW, Triumph. Много очень хороших отзывов слышал о KTM, его советуют даже для бездорожья Монголии, он легкий и у него очень длинные ходы подвески. Если хочется лазить по горам и бездорожью, то стоит выбирать что-то легче. Мой Yamaha Super Tenere весит около 400 кг, и управлять им в горной местности уже тяжеловато.

Совета будет всего два. Первый — любить дорогу и любить мотоцикл. Если ты все это любишь, то все получится. Второй — знать о байк-постах. Хотя про байк-посты мы и сами узнали только в Чите. Байк-пост — место, где байкеры-путешественники могут остановиться, пообщаться с единомышленниками, решить возникающие вопросы. Местные мотоциклисты делают площадку, где проезжающие мотоциклисты могут остановиться, сделать ТО, какой-то ремонт. И идет передача тебя из рук в руки по всем этим постам. Ежегодно проводится «Волна Памяти», послужившая толчком для развития этого движения. Если честно, такая сплоченность — лучшее, что может быть для мототуризма по России.

Крайние точки маршрута — Владивосток и Сахалин. Что ты считал своим официальным финишем?

— Есть «классический» мотомаршрут Санкт-Петербург-Владивосток. Но для меня конечной точкой путешествия был именно Сахалин, я очень хотел там побывать. Был момент, когда на маршруте начало поджимать время, и на развилке из Хабаровска между северным (Сахалин) и южным направлением (Владивосток) пришлось делать выбор. Решение принимал без колебаний — на Сахалин. Это остров. Это совсем другая природа, культура, впечатления. Для меня Сахалин после поездки стал райским местом в России, тем оазисом, который точно нужно увидеть.

Что там, на том конце России?

— Там есть всё! Там есть горы, шикарная природа, места для отдыха на воде, горнолыжные места. И потрясающие люди. Они заряжены на то, чтобы жить, никакого уныния. Несколько дней, что мы там были, прошли как на одном дыхании. Все природные контрасты, все, что характерно для разных субъектов России, разом есть на Сахалине. Огромное природное богатство! Но и во всей России, в каждом городе есть много интересного.

Первые 300 км от Перми пролетели как один миг. Кунгур показался по удаленности как Гайва. Челябинск оставил приятные впечатления: красивый центр города, интересные пейзажи, колоритное население. Курганская область удивила пейзажами с полями и тысячей озер. В Тюменской области дорога такая, что напарник сломал крепление кофра. Город Омск оказался многогранным. Первый омич, который нас встретил в стиле «о, пацанчики!», был под лютой «мухой», но добродушный и каялся в безработице и утраченном паспорте. Зато потом в компании друзей из Омска этот город засверкал прекрасными красками очаровательной архитектуры, множеством красивых парков, с идеальными газонами, блистанием Иртыша и речки Омь.

От Омска до Новосибирска 660 километров пути — одна из лучших дорог в РФ. Отличное покрытие, нечастые попутки и встречки, которые лишь изредка напоминают что ты не один. Пока ехали, похолодало, облака всю дорогу словно были крышей в метрах 100–150 от земли. Даже ощущалось теснота на фоне безграничных полей и озер, и дороги, словно стрела, уходящей прямо на Восток за горизонт. По дороге встретили байкера из Польши. Едет на Байкал… Новосибирск, третий в России город по численности населения, встретил нереальной семикилометровой пробкой в 3–4 ряда. Объехали оба берега Новосибирска: прикольные пейзажи, интересные парки, множество мостов, один из которых самый длинный (как метромост) в РФ. Впечатление от Столицы Сибири — соответствующее! Дальше был Красноярск. Там побывали в заповеднике «Столбы». Природа очаровывает и вдохновляет. Интересное место с той точки зрения, что тут счастье наполняет тебя само по себе. Ходишь, улыбаешься окрыленности и легкости. Жаль нельзя передать сочный вкус запаха леса.

На Байкале были. Выходили на лодке — ощущение, что ты находишься в бескрайнем море, которое проваливается за горизонт. Когда глушили мотор, вокруг начинали появляться нерпы, эндемики Байкала. А в нескольких метрах от нас садились чайки и бакланы. Температура воды была всего +12 градусов, но искупаться было принципиальным пунктиком.

Улан-Удэ — город по началу показался с советской закалкой, да и крупнейшая в мире голова Ленина не сильно развенчала это ощущение. Первым делом заехали в Дацан. По идее это храм Будды, но в нем присутствовали и индуистские божества: всеми любимый Ганеша и Шива. Местный лама прояснил, что местный буддизм это солянка индийских верований с примесью местной культуры и архитектуры. «Да и какая разница — главное, что бы людям было понятно, кому и легко помолиться», — так он сказал.

В Забайкальском крае нас догнал циклон, 90% времени шел дождь. Кто-то нам пророчил жару и лесные пожары в Забайкалье. Куда уж там… По дороге встретили группу китайских байкеров, они ездили на Байкал. На 5 байков — 10 китайцев. Они ехали с микроавтобусом: сушатся, отдыхают и меняются на ходу

Чита. В центре много исторических зданий, почти все используются государственными структурами. Основное население — военные и железнодорожники. Город приличный по размаху, но населения всего 300 тысяч человек. Порадовала местная еда — позы и бурятский суп. Чем-то напоминают хинкали, только лука и трав поменьше, в основном мясо. Потом были 600 километров от Читы до Могоча Дороги на удивление хорошие, пейзажи настолько вкусные и разнообразные, что могут восхитить даже искушенных. От хвоистых сопок до бескрайних полей на перегоне было пару раз ощущение, что заставку Windows ХР снимали где-то тут. Или представлялось, что качу по Новой Зеландии, вокруг были огромные стада лошадей, коров, овец. По пути встретили пожилую пару из Германии, которые на 70-м «Крузаке» катят во Владивосток. Мужчина тоже оказался владельцем «Ямаха Тенере» и байкером, но сказал, что для таких маршрутов на мотоцикле уже староват, и предпочел прокатиться на авто со спальником на крыше. Комфортно и ни к чему не привязан. Для России самое то.

Благовещенск нам подарил окно солнечного вечера и удивил изумительной архитектурой, театрами, площадью победы и набережной. Я даже не поленился взять велосипед и прокатиться по центру. Получил удовольствие. Амур, как и любая река, разделяет городские постройки на правый и левый берег — только одно «но».

Нет ни одного моста, ведь Амур это граница между Китаем и Россией. Даже не верится, что через реку уже другая страна. Напоминает лишь наряд на маяке и боевой катер береговой охраны, курсирующий по берегу. Местная кухня порадовала новшествами: в меню есть личинки шелкопряда, стебли чеснока, яичница в карамели. Кстати, в Благовещенске всего 200 тысяч человек, а в китайском Хейхе — аж миллион семьсот. Вот такие у нас многочисленные соседи. Китайские туристы не говорят ни по-русски, ни по-английски. Пришлось пару раз «играть в крокодила».

Дальше был Биробиджан. Сам город я увидел только из окон машины товарища, который нас встретил. Дорога в области порадовала сопками, перепадами высот и пейзажами, несмотря на дикие перемены погоды от ясного солнца до шквального ливня. Амурская область же наоборот своими равнинами заставляла считать дальность горизонтов и вспоминать тригонометрию. Оказывается, самым длинным перегоном до горизонта получился вид с возвышенности длиной в 16 км, а обычным было удаление всего на 5–7 км. Под конец уже считал, что если до заправки 30 км — то надо отмерить 5–6 горизонтов и заправка появится. В Биробиджане, естественно, зашли в еврейскую кафешку — хумус был отменным.

Дорога от Биробиджана до Ванино, 750 километров, была очень разной. Под Хабаровском нас встретил серьезный ливень, даже Амурский мост был виден не полностью. Решили не тормозить у стелы города, а пролетели все по объездной. Начало перегона озарило солнечным просветом, однако, на первом отрезке грунтовки снова настиг циклон. До Лидоги пейзаж особо не радовал красотами, кроме нескольких озер и саванн, но после поворота на Ванино пейзаж изменился, и мы помчали своих коней по серпантинам сопок. Дорога в начале и в конце отрезка — словно после череды бомбежек — ровный асфальт с ямами метровой длины и 10–15 сантиметровой глубины. Поймаешь такую — кранты подвеске. Но пейзаж не провоцировал на рассуждения и скорость. Я ехал с открытым ртом! Величественные сопки, бурлящие горные речки и аромат свежести природы очаровывали. Только вот после перевала нас настигла громадная туча и словно рубильником отключили свет. Мы не успели проехать всего 50 км. В итоге ехали их больше часа. Пришлось ехать стоя, с открытым шлемом и прищуренными глазами, ибо не было видно НИЧЕГО. А потом был паром в Южно-Сахалинск. Было много времени выспаться.

Остров встретил нас сопками и очаровательными видами. По дороге мы решили заглянуть на Чертов мост. Пока пробирался по маленьким речкам и глине, покрытой глубокими лужами, реально подумал, что он «чёртов», но увидев его, я понял, что еще и чертовски красивый. Японцы рубили галереи прямо в скалах, что бы поезд набирал высоту на сопку. Серпантинная дорога в город радовала своими поворотами, а порой на немногочисленных зеленых полях, казалось, что ты не в России. Вот и «Мегафон» подумал так же и за 10 минут разговора списал с меня 500 рублей. Оператор сказал, что на этот остров роуминг не распространяется.

На самом острове совершили восхождение на Пик смелых. Виды покорили! А еще была рыбалка. Несмотря на то, что рыбаки и цены на морепродукты говорят о нехватке рыбы и икры в этом году, одно можно сказать точно — природа Сахалина все же безумно богата. На склонах сопок растет множество ягоды — костяника, клюква, клоповка, а море все же богато рыбой. Для меня было непривычно видеть как горбуша от полуметра и больше резвится на берегу перед нерестом, бегая, словно стая маленьких акул плавником вверх, но брюхом по песку. Я как раз наблюдал за их шабашем, как одна из рыб, несоразмерив свои силы, вылетела на меня. Первый раз в жизни я поймал такого зверя, при чем без снастей — просто руками. И в ледяном Охотском море искупался.

Сахалин — это райский остров. Ванино и Холмск с паромной переправой — семь кругов ада на пути в рай. Долгую историю про паромные квесты нужно рассказывать отдельно, и лучше в форме письма в Минтранс РФ. Дорога Ванино-Лидога волшебна по красоте с её перевалами, окутанными серпантинами вьющихся дорог, однако она не дает расслабиться, так как среди ровного асфальта выскакивают ямы, словно от минометного обстрела… Отрезок Лидога-Хабаровск вознаградил отрезками грунтовки, при езде по которой проезжающие машины превращались в реактивные самолеты, оставляющие столбы пыли. В город приехал чумазым, словно из угольной шахты. Хабаровск — волшебный город с красивой многоэтажной застройкой, очаровательной набережной и многолюдными широченными улицами и бульварами. Местный таксист сказал, что Хабаровск это город на трех холмах, и действительно — центральные улицы на возвышенностях, а пересекающие их дороги, как подвесные мосты, соединяющие возвышенности центральных проспектов.

Между Хабаровском и Владивостоком 750 км шикарной дороги. Трасса вокруг Уссурийска просто сказка. Четыре полосы и искусственное освещение, зеркальное полотно, идеальные затяжные линии поворотов, в которых можно даже не сбавлять скорость. Мимоходом заглянули в Уссурийск и заброшенную авиабазу Воздвиженка. Кроме пустых ангаров и раздолбанного памятника из бомбардировщика ничего интересного не нашли. И погнали дальше в Находку.

В Находке были в бухте Шепалово. Ехали по дороге вдоль моря. Красивые пейзажи, сопки, но змея сплошной линии тянется десятками километров, и не дай Бог догнать фуру. Следующие километры ползешь как улитка и засыпаешь за рулём. В бухте вода кажется нереальной, словно вокруг компьютерная графика и все не по-настоящему. А между тем, был уже месяц в пути и билеты на самолет в кармане.

Вернулся во Владивосток. Дорога пролетела незаметно, кроме поселка Новая Москва. Это единственный участок, где не было асфальта и пришлось прыгать по булыжникам грунтовки. Во Владике первым делом рванули на Форты. Половина из них оказались действующими воинскими частями. И методом тыка и бега от сторожевых собак нашли Форт №7. там увлеченный своим подземельным и сырым делом экскурсовод провел нам презентацию колоссальной постройки. Не хотел бы я там служить в мирное время, хотя на время бомбежек и обстрелов лучше место сложно найти. Дальше двинули на Ворошиловскую батарею. Оказывается, громадное четырехэтажное строение, в котором служил расчет из 80 человек, даже метало артснаряды массой в 400 с кепкой килограмм, испуская из своих жерл по 150 кубометров пороховых газов, чем и был снесен припаркованный УАЗик проверяющей учения комиссии. Бывший зам командира батареи сказал «И нечего было ставить рядом с башней. Их предупреждали, а у них понты»… Понял, что математика и баллистика меганауки, так как попасть в идущий корабль за 35 километров, стреляя из-за сопки, это мощь. При чем без компьютеров: таблицы, расчеты, оптические дальномеры и т.д. Русский мост и Золотой мост вдохновили своей величественностью и размахом. У Русского моста самый большой в мире пролет — более километра! И стоимость 1 млрд долларов. Мосты — шикарные инфраструктурные создания.

Настолько привык к седлу мотоцикла, что подумывал мотнуть обратно на нем же. Но…

Пока самолет мерил своими приборами мелькающие под фюзеляжем километры в головы приходили номинации тем местам, где я побывал…) Сахалин — область-мечта, с прекрасной природой, размахом богатства, но не бумажного в рублях или долларах, а реального, ощутимого. На острове чувствуешь себя настоящим. Владивосток — город инфраструктурных сооружений, начиная от знаменитых современных мостов и дорог, заканчивая столетними военными фортами и батареями. Хабаровск — город парковых перфомансов и движений, пешеходных улиц и атмосферы легкости. Биробиджан — маленький город с атрибутами областного центра — карьерная лестница для госслужащих. Население как в Кунгуре, а начальники — генералы. Чита — вот как 100 лет назвали песочницей, так оно и есть. Реки воды на улицах, которые затягивают асфальт песком. Не рай для мотоциклистов. Ванино и Холмск — может, и хорошие города, но из-за парома так и остаются вратами ада на пути в рай.

Путешествия затягивают, знаю точно. Куда дальше?

— Я хочу сделать трип вокруг Черного моря, интернациональный и очень интересный. По плану, там будут и страны бывшего советского пространства, и балканские страны, и немножко на север завернуть хочется. Грузия, Турция, Болгария, Венгрия, а дальше Эстония и Латвия, и домой через Питер.

Фото из личного архива

Оцените материал