Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Сергей Щукин: Безнаказанность — от этого по дорогам ездят «джипы-убийцы»

23 сентября 2013, 12:00

Сергей Щукин: Безнаказанность — от этого по дорогам ездят «джипы-убийцы»
Фото: Александр Хомутов
Properm.ru встретился с адвокатом семьи таксиста, погибшего в одном из самых резонансных ДТП в Перми. Вспомнив аварию на перекрестке Ленина и Компроса в 2010 году и ее виновника, на этом примере мы обсудили ужесточение наказания за нарушение ПДД.

Имя Антона Томилова пермяки запомнили в 2010 году, когда автомобиль Toyota Land Cruiser Prado буквально уничтожил ВАЗ-2114 в столкновении на перекрестке Ленина и Комсомольского проспекта. В той аварии трагически погиб водитель ВАЗа. Следствие и суд были долгими и непростыми. В конце августа 2013 года знакомое имя появилось в сводке дорожных аварий: тот самый водитель «джипа-убийцы», освободившийся из колонии-поселения и лишенный водительских прав, вновь совершил ДТП, в котором пострадали люди. Вместе с пермским адвокатом Сергеем Щукиным мы вспомнили подробности того дела и на этом примере обсудили неоднозначную ситуацию с ужесточением ответственности за грубые нарушения ПДД.

— Сергей, давайте напомним нашим читателям, как проходил судебный процесс по резонансному делу Томилова в 2010 году.

— Я представлял сторону потерпевших. Ко мне обращались родственники погибшего Юрия Кузнецова, его родители и жена. Дело получило большую огласку после первого заседания суда. На первом заседании нам не удалось убедить суд в необходимости более строгого наказания — было вынесено два года условно. Но на наш взгляд, наказание было не совсем адекватным. Мы обратились с жалобой в тогда еще кассационную инстанцию. Решение первой инстанции было отменено, назначено рассмотрение первой инстанцией в другом составе суда. Второй раз было вынесено три года колонии-поселения. Но общественности даже этого было мало. Мне пришлось объяснять и родственникам, и на городском форуме Teron.ru, что нам уже удалось достичь максимально возможного наказания. Дело в том, что при наличии смягчающих обстоятельств срок наказания сокращается до двух третей от максимального.

— Что явилось смягчающим обстоятельством?

— У Томилова смягчающим обстоятельством стал несовершеннолетний ребенок. Не будем вдаваться в их отношения с гражданской женой, но тем не менее ребенок есть — для суда смягчающее обстоятельство. Следует учесть, что уже после того происшествия в январе 2010 года трижды изменялся уголовный закон именно в этой статье, значительно ужесточалось наказание. Законодатели более строго стали подходить к ответственности за такого рода преступления после ряда резонансных ДТП. Сама судебная практика, внутреннее убеждение судей сдвинулось, обществу удалось раскачать это. Сейчас, например, наказание было бы строже.

— Но в 2010 году в качестве наказания была применена колония-поселение. Все же почему не общий режим, на котором настаивала общественность?

— Суд вправе принять решение исходя из личности лица, которое привлекается к уголовной ответственности, исходя из обстоятельств происшествия, из отношения вредопричинителя к пострадавшему, волевого поступка по помощи пострадавшим. Суд вправе избрать наказание от колонии-поселения за «первый раз по неосторожности» до заключения в колонии общего режима. В деле Томилова такое право у суда было, но суд не нашел особых исключительных обстоятельств, которые повлияли бы на ужесточение наказания. Хорошо это или плохо? Это было второе в жизни Томилова происшествие с тяжелыми последствиями, повлекшими гибель человека. Тем не менее, решение суда состоялось. Помимо лишения свободы судом были удовлетворены гражданские иски по взысканию денежных сумм компенсаций. После состоявшегося приговора судебные исполнительные листы по сути не исполнялись, а лежали в службе судебных приставов.

Внутреннее убеждение судей сдвинулось, общественный резонанс на ряд ДТП раскачал это. Сейчас, например, наказание было бы строже.

— Долг перед семьей Кузнецовых до сих пор не погашен? За все три года?

— Именно так. В иске Кузнецовых был заявлен 1 млн рублей компенсации, суд постановил выплатить 450 тысяч рублей. Но Кузнецовы этих денег так и не получили. Перед судом в 2010 году была выплачена незначительная сумма, но я это рассматриваю, скорее, как попытку склонить суд на свою сторону. Эта выплата, частичное погашение материального и морального ущерба, была рассмотрена судом также как смягчающее обстоятельство.

— То есть сторона Томилова пришла к стороне Кузнецовых и сказала: «Вот вам денежка»?

— По сути, верно. Но никакая сумма сверх этого выплачена не была. Недавно я связывался со своими доверителями, они подтвердили, что выплат не было. Я связался со службой судебных приставов, поинтересовался, почему за столь длительный период решение суда так и не было выполнено. Эти 450 тысяч никогда не смогут загладить боль утраты, однако могли бы все равно помочь семье погибшего. Но они не были взысканы за три года. Мне сообщили, что только 14 сентября 2013 года различные исполнительные листы по Томилову были объединены в общее производство.

В 2012 году рассматривался иск владельца разбитого ВАЗ-2114 к Томилову, это же был автомобиль такси. Насколько я знаю, они договорились о неких долговых обязательствах еще тогда, но вот — в судебном порядке пришлось решать вопрос. Взыскание на сумму около 300 тысяч рублей до сих пор лежит на исполнении. В мае 2013 года состоялось решение Ленинского суда о выплате страхового возмещения за разбитые витрины магазина на перекрестке Ленина и Комсомольского проспекта. Страховая компания по ОСАГО выплачивала собственникам магазина за поврежденные стеклопакеты и облицовку, выплата производилась и собственнику разбитого автомобиля. А так как Томилов скрылся с места ДТП и не был вписан в полис ОСАГО на том джипе, взыскание с него производилось в порядке регресса. Там фигурирует сумма около 100 тысяч рублей.

Есть около девяти различных исполнительных листов, в том числе по административным делам и госпошлинам. Производство сейчас передано одному из самых опытных специалистов службы приставов Мотовилихинского района Перми. За два дня был наложен ограничение на выезд из страны, сделаны запросы на наличие имущества. Будем надеяться, что это даст хоть какие-то результаты.

Почему же за три года ничего не делалось?

— Задаюсь тем же вопросом. Буквально несколько дней назад Генпрокуратура проверила службу судебных приставов и установила, что во всей России шокирующее количество исполнительных листов не были отработаны, тысячами терялись. Например, около 90% штрафов за нарушение ПДД даже не были взысканы. Возможно, помогли результаты именно этой проверки. Даже если невозможно взыскать что-то человека, должен быть составлен акт о невозможности взыскания. По делу Томилова не было сделано ничего. Ответчик — только он, его родственники и гражданская супруга по закону не несут солидарную ответственность.

— Даже тот джип, принадлежащий гражданской супруге Томилова, в 2010 году нельзя было использовать для погашения долга?

— Тот автомобиль ездил еще потом. На нем до судов ко мне приезжал представитель их стороны, делал «некие предложения».

— Пытались подкупить?

— Их предложения меня попросту «улыбнули». Пришлось объяснить, что за подачки мы своих клиентов не бросаем.

Даже если невозможно взыскать что-то человека по исполнительному листу, должен быть составлен акт о невозможности взыскания. В этом деле не было сделано ничего. Может, проверка Генпрокуратуры помогла что-то сдвинуть с мертвой точки.

— Общественность сильно интересуется личностью Томилова до сих пор. Что это за человек, как зарабатывает?

Сложно ответить. На стадии судебного производства он указывал, что безработный. Чем он занимается, не готов сказать. Как-то зарабатывает…

— О происшествии 29 августа 2013 вы узнали из интернета?

— Да, прочитал на Teron.ru. Сначала не верил, что это тот самый. Но позднее появилась подтвержденная информация.

— Как вы думаете, какое наказание будет применено к нашему рецидивисту?

— Если семейной чете пострадавших нанесен вред здоровью средней степени тяжести, об уголовном наказании речи идти не будет. Другое дело, что и гражданское делопроизводство станет масштабным. У него нет права на управление транспортным средством, он был лишен его на три года. При этом, отмечу, срок лишения начался не с 2010 года, а с 2013 после отбытия наказания.

— С 1 сентября произошло усиление ответственности за нарушение ПДД. Авария с участием Томилова произошла за два дня до этого. Наказание будет применяться «старое» или «новое»?

— В области административного права будет применяться «старое» наказание.

— Сколько?

— Вред здоровью средней степени тяжести. Нарушение скоростного режима или правил выезда на полосу встречного движения нельзя было зафиксировать, там нет камер, свидетелей скорее всего тоже, а значит, нельзя это доказать. Скрылся с места ДТП. Здесь только административное наказание. Лишение права управления…

— Он же уже его лишен…

— Действительно! И лишать то уже нет чего. За управление без прав — 15 суток административного ареста, как правило. За вред здоровью пострадавших — штраф от 1,5 до 2 тысяч рублей. И, конечно, возмещения морального и материального ущерба. Сами пострадавшие вправе требовать возмещения нравственных страданий. По искам о вреде здоровью в таких случаях взыскивается 40–70 тысяч рублей. С учетом личности, из опыта скажу, суд может назначить более высокое взыскание. При этом Томилов абсолютно точно не был включен в список лиц, допущенных к управлению тем BMW. Это значит, что страхования компания будет обращаться с регрессным иском. Об уголовной ответственности здесь, скорее всего, речи вести не придется. Слава богу, этим людям просто повезло.

— Если посмотреть на эту ситуацию с отрывом от дела Томилова: что было бы при тяжком вреде здоровью?

— Уголовное наказание. С учетом личности — максимальное из возможного по сроку и однозначно в колонии общего режима.

Сейчас в России рассматривается вопрос, пока в проекте, о предоставлении судам определять в качестве отягчающих обстоятельств иные обстоятельства. Пока что этот перечень закрытый и расширенному толкованию не подлежит. На примере дела Томилова о происшествии 2010 года, этих обстоятельств не было. Сейчас судам будет предоставлено право рассматривать иные отягчающие обстоятельства исходя из внутренних убеждений. Это даст большую гибкость при принятии решений.

— Вам что-то известно про самый первый срок Томилова?

— Также ч. 2 ст. 264, повлекло за собой смерть одного человека в ДТП по неосторожности. Наказание было условным.

Самое опасное, что может ждать современного городского жителя — не хулиганы в темном парке, а именно такие ДТП.

— Вы лично согласны с последними изменениями усиления ответственности за нарушение ПДД по тем пунктам, где нарушение действительно может привести к печальным последствиям?

— Это правильно. Самое опасное, что может ждать современного городского жителя — не хулиганы в темном парке, а именно такие ДТП. Слишком долго у населения было расслабленное понимание ответственности. Штрафы по 50–100 рублей — ну что это такое… Штрафы стали больше — волей-неволей ответственней подходишь к управлению автомобилем и нарушениям ПДД.

— Зачастую водителям, лишенным прав на управление машиной, наплевать на ответственность. Все равно садятся за руль и ездят. Что с такими делать?

— Сейчас предложено штрафовать их на 50 тысяч рублей и применять дальнейшее лишение прав на управление ТС. Но мы же понимаем, что им действительно наплевать на все лишения. В Европе применяется конфискация транспортного средства, нарушитель же на чем-то ездит. Это нарушение прав собственника, но оно соответствует балансу интересов. Это не будет неким беззаконным антиконституционным лишением собственности, у нас допускается ограничение прав собственности лиц, когда нужно соблюсти иные интересы. Единственным исключением может быть лишь неправомерное завладение предметом преступления — угон или хищение, если проще.

— Делаю вывод, что в сравнении с Европой у нас еще все очень гуманно происходит.

— Очень гуманно! Даже про штрафы в 30–50 тысяч рублей мы говорили около двух лет и только недавно приняли. А нужно говорить дальше и об уголовной ответственности за некоторые нарушения ПДД. У нас за гораздо меньшие деяния и страшные дела предусмотрена уголовная ответственность. В таких случаях, когда на кону людские жизни, законодателям пора бы определиться.

В свое время у нас была уголовная статья за оставление места ДТП в случае тяжких последствий с пострадавшими или погибшими. Было понятно, находится ли человек в состоянии опьянения — это был замечательный инструмент. Однако позднее законодатель от этой статьи отказался, объяснив это тем, что «никого нельзя принудить свидетельствовать против себя». То есть по такой логике нарушитель уехал с места ДТП, воспользовавшись своим правом на «способ защиты». На самом деле, дурдом. Перегнули палку! И до 2003 года эта полезная статья работала. А ведь сколько сейчас случаев, когда не могут найти нарушителя, а пострадавшие в итоге не имеют возможности даже на гражданский иск. Свидетелей нет, дорожных камер нет — на кого подавать иск? Если бы государство в таких случаях брало на себя бремя содержать наследников погибших или самого тяжелого пострадавшего, нетрудоспособного — другое дело. Но ведь не берет.

Нарушитель может уехать с места ДТП, воспользовавшись своим правом на «способ защиты». На самом деле, дурдом.

— Раз практика ужесточения наказаний начата, может быть, в перспективе и эта статья вернется?

— Я надеюсь на это. Тогда, в 2001 году, в эйфории от «мы европейское государство», в России был принят новый уголовно-процессуальный кодекс. После этого только суд стал санкционировать обыск, адвокатов стали допускать сразу. Много было полезного и более гуманного, но от этой эйфории наши законодатели переслушали правозащитников. Где-то надо было и строгость проявить. Та статья вполне логична, а называть ее «способом защиты» — попросту притянуто за уши.

Наказания за грубые нарушения ПДД усиляют и ужесточают, и это правильно. На этой же волне могут и отдельные статьи для таких вот дорожных рецидивистов появиться… Известен случай в Чебаркуле Челябинской области, также вошедший в состав тех резонансных случаев, повлиявших на ужесточение наказание за нарушение ПДД. Местного жителя ловили без прав 48 раз! И что сделаешь с таким?

— Как вы думаете, что заставляет таких людей без прав 48 раз садиться за руль и продолжать ездить?

Ощущение безнаказанности. Удаль, которая требует скорости и драйва. И на машине, конечно, лучше ездить, чем пешком ходить. Но безнаказанность — главное здесь.

Все беды — от безнаказанности.

Фото: Александр Хомутов