Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
110763 +594
Умерли
6569 +29
Привито V2
653734 +402
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Лебединая дорога: «До Черепаново с ветерком!» Как корабль назовешь, так он и поплывет. Так мы думали, когда заводили тему на Teron.ru «До Черепаново с ветерком!», которая дала ход нашему путешествию. Но у севера Пермского края было свое название для нашего безбашенного трипа.

Лебединая дорога: «До Черепаново с ветерком!»

22 октября 2013, 08:00
Лебединая дорога: «До Черепаново с ветерком!»
Как корабль назовешь, так он и поплывет. Так мы думали, когда заводили тему на Teron.ru «До Черепаново с ветерком!», которая дала ход нашему путешествию. Но у севера Пермского края было свое название для нашего безбашенного трипа.

Если бы мы описывали эту поездку, приводя полноценные реплики героев, Роскомнадзор бы закрыл Properm.ru. Но без крепкого слова мы бы точно далеко не уехали. В тексте будем заменять его на «…», воображение у всех богатое, можно подставлять любые слова.

В ответ на наше предложение съездить в Черепаново, на ветке «Пермского внедорожного клуба» нас заверили, что это гиблая затея, и только маньяки согласятся принять в ней участие. Пара маньяков все-таки нашлась. Это Владимир на Land Rover Defender и Леха (ник на форуме «Леший») на Nissan Patrol.

Первым откликнулся на наш призыв Владимир. В двойке наших водителей он — стратег. Рассудительный и сердобольный — именно он предложил взять с собой груз гуманитарной помощи отшельникам. Получает высшее образование — скоро станет дипломированным ветеринаром..

Леха, он же Леший — его противоположность. Сорвиголова, отважно бросается в гущу событий. Не знает, что значит отступать. Ввязался в нашу авантюру в последний момент. Оба бросили работу на несколько дней ради поездки, от которой можно ждать чего угодно.

Суббота, 12 октября, 10.00 часов вечера. Встречаемся в центре, перегружаем походное снаряжение и гуманитарную помощь в вездеходы.

Фото на память. Слева направо: Влад (редактор ленты новостей), Макс (фотограф), Леха (редактор), Леха Леший (водитель «Патрол»), Юра (корреспондент «Авто»), Вова (водитель «Дефендера»), Сергей (видеооператор)

Машину из автосервиса забрал, все проверил, все работает, — заверил нас Владимир. Леха в ответ промолчал.

Переезжаем мост через Чусовую, встаем на «трек». Впереди 350 км до Ныроба. Первым идет «японец», в хвосте «Дефендер». Между машинами держим связь по рации. На подъезде к Березникам на связь выходит Владимир. Нам надо заехать в Березники и закачать в навигатор «трек», чтобы не сбиться с пути на таежных проселках.

Час простоя, и мы снова в пути. Проносимся через ансамбль церковных строений Соликамска, выходим на финишную прямую асфальтового пути. До Чердыни 100 км. В столице «пармского леса» снова заправляем баки до отсечки — теперь должно хватить на таежный участок. На всякий случай заправили соляркой еще две канистры по 20 литров.

Здравствуй Ныроб, прощай асфальт!

Останавливаемся. Перед бездорожьем полагается спустить давление в шинах, для лучшего сцепления с дорогой. «Все нормальные люди в пути накачивают колеса, а мы спускаем» — шутит Леха.

Пока мужики добиваются необходимого давления в колесах, то спуская воздух, то вновь накачивая компрессором, мы решили тоже произвести манипуляции с резиной — натянули «болотники».

Переодевание на свежем воздухе прогоняет сон, принимаем решение двигаться дальше. Дорога, хоть и грунтовка, но пока вполне сносная. Проходим Марушева. Дальше развилка. Налево, вдоль Колвы через Б. Кикус, согласно картам, дорога самая очевидная, но там несколько раз надо переходить реку вброд. Направо, через Валай, будет длиннее, по еще не накатанному зимнику, но тут более вероятен проход без потерь.

Идем по Валайскому тракту. Вполне себе сносный грейдер, не очень ровный, с ямами и глубокими лужами. Время от времени в свете фар всплывают дорожные знаки. Больше 30 км/ч не разогнаться. Местные уверенно гоняют на «нивах» и «классике». Перед поворотом стоит знак — ограничение максимальной скорости 40 км/ч. «Леха, не превышай» — доносится из рации шутливый голос.

6 утра. За поворотом над верхушками деревьев засветились огни. Валай оказался большим поселком на реке Березовая. На въезде — некое подобие КПП, деревянный шлагбаум поднят. За поворотом мегаполисом огней освещен колючий забор «зоны». Дальше около 50 дворов всплывают в проблесках пяти фонарей.

Миновав Т-образный перекресток, выходим на большую поляну лесорубов. Нам налево, на Валайский перешеек. Сворачиваем, спустя несколько сотен метров встаем на ночлег. В утренних сумерках палатку ставим прямо на дороге, навалив лапника. 7 утра.

— Щас бухой зек на лесовозе поедет и сметет сначала машины, потом нас, — ворчит Юра. Обещаем поставить ему типун на язык и укладываемся, проглотив холодный ужин-завтрак. Водителям надо хотя бы пару часов поспать, а в машины мы все не поместимся.

11 утра, 13 октября. Быстрые сборы, завтрак. Наверху, на перекрестке остановился «Урал» с кунгом. Местный аналог «автобуса» до Верхней Колвы. Он плавно обходит нас по кромке дороги, три ведущих моста позволяют ему передвигаться практически везде. Прыгаем по машинам во второй день пути.

Валайский перешеек — старая лесовозная дорога, непроходимая в это время года. Зимник обходит высоту Бужуйский камень с западной стороны и соединяет две грейдерные дороги: с юга Валайский тракт — по которому свой отрезок пути мы уже прошли, с севера — дорога поселок Верхняя Колва — деревня Талово.

В ожидании перешейка.

Дорога сразу стала хуже, в этих местах уже выпало немало снега. Дальше начинается «лежневка» — поперек дороги настил из бревен. Из-за поворота выплывает рухнувший мост через речку Кременная.

— Че нас пугали этим перешейком, нормальная дорога, — замечает Леший. Все приободрились — дорога и правда ничего. Песок вперемешку с мелким скальником. Справа над лесом верхушка Бужуйского камня. Треугольные макушки елок упираются в небо.

Стук под днищем! Машина пролетает вниз под уклон дороги, теряет управление и встает колом. Первая потеря «Патрола». Отвалился кардан, приводящий в движение передний мост.

— Так, все, …, ищем желтенькую гайку, где-то тут, …, должна быть, — командует Леший.

Через пять минут бесплодных поисков, Леха лезет под машину.

— Отбой, гайку искать не надо, — успокаивает Леший. Внимательно осмотрев на гайку, он задумчиво произносит — Странно, а два года назад была желтенькая.

Но дело вовсе не в гайке.

Хвостовик обломило, — объясняет Леший.

Что будем делать на случай непочинки? — спрашивает всех Владимир

На одном мосту ехать не вариант, — высказывается Юра и замолкает.

— То есть есть шанс, что не починимся? — задумался Влад.

— Есть шанс, что починимся, — уточняет Юра.

— Что вы делаете в таких случаях? — обращается к Владимиру Леха.

— Бросаем, чтобы не мучался, — шутит Владимир.

«Хай-джек», гигант среди домкратов.

Решаем двигаться дальше. Теперь, когда «Патрол» из огромного сверхпроходимого джипа превратился в неповоротливую моноприводную машину, полагаемся на блокировку дифференциала с воздушным компрессором и лебедку (катушка с тросом, который крепится к деревьям и вытаскивает автомобиль из колеи. См. на видео). Все самое интересное впереди.

Выходим на глинистую часть перешейка. Расквашенная глина трудно проходима, а тут еще утренний «Урал» хорошо «размесил» наезженные колеи.

Вот такие места мы проходили без задержки.

Коварная глина стаскивает с немногочисленных ровных участков в колею. Карабкаемся. Леший засел.

— Давай, давай, — потихоньку приговаривает Леха, подбадривая «Патрол». Напряжение нарастает. — Давай, …, …, …! — джип послушно выскакивает из колеи. Движемся дальше. Впереди новое препятвие.

— Вова, лебедимся, …! — вдоволь поупиравшись дает отмашку Леший.

Высыпаемся из «Патрола», разматываем лебедку. Новенькие х/б перчатки промокают на раз, на два начинает ломить замерзшие руки.

— Цепляйте вон к той елке, — командует Леший.

Уникальный случай — застрял «Дефендер», а не «Патрол». Больше мы такого не увидим.

«Лебедиться» приходится долго и часто. Местами идем пешком, проваливаясь по колено в сочно чавкающую глину. Север преподносит еще один сюрприз — неожиданно начинает валить снег. Думать о том, что будет на обратном пути, не хочется.

Еще одна непредвиденная задержка.

Прохождение очередного засадного участка закончилось маленькой неувязкой — в колее резину отжало от диска, и колесо серьезно спустило. Достаем «хай-джек», снимаем колесо, разбортовываем и впихиваем новую камеру. Водители работают, журналисты готовят горячий завтрак.

После ремонтных работ и быстрого перекуса двигаемся дальше. Мокрый снег прибил к земле ветки деревьев, они скребут по бокам и крышам машин. У мостика через очередной ручей стоит бульдозер с теплушкой. На шум приближающегося транспорта выходит сморщенный мужик в драном пуховике и поношенном спортивном костюме. Проезжаем мимо, помахав ему рукой. Как мы позже узнаем, это зек Юра, он нам еще много интересного расскажет.

К вечерним сумеркам наконец-то побеждаем Валайский перешеек. На 19-километровый отрезок мы «убили» целый день. Выходим на грейдер Верхняя Колва — Талово, в народе называемый «северным автобаном». И правда, начинаем двигаться веселее, стрелка спидометра доползает до рекордных 40 км/ч.

— Вова, тапку в пол, чего ждешь? - доносится из рации нетерпеливый голос Лешего. Через час-полтора мы в умирающей деревне Верхняя Колва.

Наши новые знакомые Владимир и Клавдия Часовских пускают нас в дом, который оставили их соседи. Всюду следы спешного бегства — детские игрушки на полу, пасхальные яйца на столе. Топим печку и ужинаем. Сегодня ночуем в теплом доме.

Наша удача — газовый баллон наполовину полон. Вдоволь напиваемся горячим чаем.

— Скоро волки начнут ходить по ночам, собачек таскать, — обещает хозяйка. — Ну, спокойной ночи.

Располагаемся в заброшенном доме. Кому повезло больше — на кроватях, остальные на полу. Свет отключили. Пока мы на полусевшем ноутбуке набиваем путевые заметки, с кухни доносятся обрывки фраз.

Самое красивое животное внутри — это кошка, — со знанием дела рассуждает Владимир. — Ничего не пахнет, ни капли жира. Она грациозна как снаружи, так и внутренними органами.

После недолгого обсуждения «внутреннего мира» животных, водители расходятся. Спать они упрямо ушли в машины. Мы уже не удивляемся тому, что теплой широкой постели они предпочитают позу эмбриона на заднем сиденье. Через четыре часа подъем.

6 утра, перекус и выезд. Понедельник, 14 октября. Сегодня надо достичь цели нашего путешествия — Черепаново. Первый план вернуться в понедельник ночью вспоминаем с улыбкой.

Проходим несколько деревень — Гадья, разрушенная Тактовая. Не доходя до Петрецово, сворачиваем направо и по лесной дороге по левому берегу Колвы движемся к Черепаново.

Не проехав и пары километров упираемся в хлипкий мост через речку Айя. Правее стоит «основной», который обрушился несколько лет назад. Слева глубокий брод, по которому ходит более крупная техника.

Остатки моста. В России нет ничего более постоянного, чем временное.

Для нас дорога только напрямик. Первым удачно проходит «Дефендер». «Патрол» упирается передними колесами в бревно, задние буксуют и внедорожник начинает медленно заваливаться вправо. Левое заднее оказывается в щели между настилом, правое повисает в воздухе.

Хлипкий мост заставил сердце даже нашего бесстрашного водителя затрепетать: «…-то не железное» — высунувшись из окна признался Леший.

Цепляемся тросом к «Дефендеру». Плавно тянем, мост начинает трещать. Леший давит «тапку в пол» и «Патрол» выскакивает на другой берег.

Пробираемся по лесной дороге, обсуждая переправу и периодически «лебедясь». Теперь впереди «Дефендер», тащит за собой на 20-миллиметровой веревке «якорь» в виде двухтонного «японца». Скорость чуть увеличили. Впереди сырой лог, о котором нас предупреждали и местные, и внедорожники из клуба.

В логу протекает речка Сурья. Левый берег пологий, пойма. Правый — крутой. Незаметно для себя спускаемся все ниже и ниже, и в какой-то момент ловим себя на мысли, что легкий спуск позже обернется для нас крутым подъемом.

Тот самый лог. «Патрол» идет только на лебедке. Скорость движения 100 метров в час.

— Вова, ты нафига меня в лог заманил? Мы же хотели оставить меня здесь, — говорит Леха в рацию.

— Ладно чего уже теперь. Идем до конца, — приговорил наш водитель «Дефендера».

Речка в месте брода оказалась узкой и неглубокой. Съезд к воде не крут, машины прошли без особых проблем, мы в сапогах через речку тоже. Впереди небольшой подъем. С треском падает елка, преграждая дорогу. Оттаскиваем ее и едем дальше.

Переправа. Через три минуты упадет елка. К счастью, никто не пострадает.

Лес внезапно закончился, впереди открывается укутанное снегом поле, на нем горсть домишек, разбросанных вдоль берега. Высоко над рекой стоит свежевыструганный православный крест. Черепаново! В селе нас ждут. Женщины в длиннополых юбках приглашают в трапезную.

На обратном пути несколько часов в темноте штурмуем лог. Лебедимся, рвет трос, вставляем новый и снова лебедимся. Сжигаем почти всю «соляру» на «Патроле», выбираемся из глиняной тюрьмы. Дальше «Патрол» едет на буксире за «Дефендером».

— Это все ерунда. Давайте я расскажу о своей религии, — наслушавшись монахов предлагает Леха. — Вот смотрите, веревка ползет по снегу, вот это завораживает, …, смотри, как она ползет. Любая другая веревка, …, так не поползет. Потому что это хитрая веревка, …

— Вот подошел там ко мне бывший автослесарь, — вновь заговорил Леха. — И спрашивает так с надеждой — «Вы что, сломались? Не уедете отсюда?». Ага, сейчас! Не уедем, … Мы уедем!

Еще три часа пути и даем себе послабление. Водители уснули в машинах еще до того, как мы поставили палатку. Через четыре часа подъем и снова дорога. Мосты проскочили быстро, с перешейком намучались, но тоже прошли.

Еще одна поломка.

Вот чем закончилась попытка выбраться из колеи.

— Давно у нас ничего не происходило, — спустя несколько километров шутит по рации Вова. Говорят, на севере быстро становишься суеверным.

— Вова, стой! Веревка порвалась, — выходит в эфир Леха. Переглядываемся и зарекаемся больше так не шутить.

За этой работой прошла львиная часть поездки.

Едем всю ночь, остановившись на час вздремнуть в машине. Палатку не раскладываем, спим «в седлах». Ранним утром добираемся до Ныроба.

— Сегодня какое число вообще? — озадачился Владимир.

— Да фиг его знает, — ответил Леший.

— Ночь со вторника на среду, — вмешался Макс.

Пауза.

— По-моему, я уже безработный, — хохотнул Леший и добавил, подумав — И, по ходу, уже разведенный.

Уже за Березниками утомленные дорогой спокойно спим в «дефендере». В «Патроле» уже давно едет только Леший. Строим планы: кто что сделает дома в первую очередь. До Перми чуть больше 200 км. Так далеко и так близко — снова встаем на ремонт. На трассе у «Патрола» задымилось переднее колесо — «полетел» ступичный подшипник. Леший вызванивает друзей из клуба, которые среди ночи срываются и везут нам запчасти из Перми.

— Что делать будешь с машиной, когда приедем? — подъезжая к Перми спрашивает Алексей.

— Помою! — нашелся Леший.


Карта интерактивная. Синие значки обозначают ключевые для нас населенные пункты, через которые мы проезжали. Красные — некоторые места поломок автомобилей.

Юрий Шейко

Владислав Аскариди

Алексей Лучников


Оцените материал