Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Из кризиса есть один выход». Почему деньги нужно было давать промышленникам, а не банкам?

11 февраля 2016, 17:57

«Из кризиса есть один выход». Почему деньги нужно было давать промышленникам, а не банкам?
Экономист Сергей Губанов обращает внимания на то, что всё макропрогнозирование в России начинается с гадания о том, какой будет цена на нефть. По его мнению, нужно ориентироваться на труд и производительность труда.

В Перми сегодня, 11 февраля, состоялся второй по счету конгресс ученых-экономистов, в котором главной была заявлена тема: «Какая экономическая модель нужна России». Один из первых участников — доктор экономических наук, профессор МГУ и редактор журнала «Экономист» Сергей Губанов — озвучил свою точку зрения на этот вопрос.

В России сейчас есть проблема реальных представлений о том, куда нужно идти и зачем, какое общество мы хотим видеть и в каком обществе хотим жить. Потеря адекватных представлений произошла не сегодня. В советском государстве мы потеряли перспективу, а уже в России при переходе на рыночную экономику — не поймали.

Мы — страна, не имеющая адекватных представлений о перспективах развития, о координатах. Пока мы не нащупаем их, мы будем метаться от одной модели к другой.

О скатывании российской экономики в автономную рецессию журнал «Экономист» предупреждал еще в январе 2012 года. Вы помните, какие тогда были цены на нефть, как бюджет купался в профиците. А мы в это время сказали, что маячит автономная рецессия. Сейчас мы купаемся в рецессии, которая случилась без внешних причин.

Если посмотреть на экономические показатели 2015 года, то ВВП упал на 3,7%, а покупательская способность на 10%. Мы вышли на двухзначные показатели. О чем это говорит? О том, что мы до сих пор имеем очень крупные системные ограничения. В развитых странах порядок цифр одинаков и соответствует падению ВВП. У нас имеет место диспропорция.

Сейчас мы констатируем крах экспортно-сырьевой модели. Это не значит, что работа нефтегазового сектора пагубна. Это не значит, что он не должен развиваться и модернизироваться. Речь идет о том, что сырье не должно являться основным источником богатства.

Труд и производительность труда — вот главные источники богатства в развитых странах. У нас всё замкнуто на цене за бочку нефти. Всё макропрогнозирование в России начинается с гадания о том, какой будет цена на нефть. С чего начинают прогнозирование Запад? В Германии и Скандинавских странах — с расчета почасовой производительности труда и заработной платы.

Какая нам нужна экономическая модель? В которой на всё влияет цена за бочку нефти? Но это параметр, которым мы абсолютно не управляем. Из кризиса есть один выход — создание новых, более производительных рабочих мест на промышленных производствах. Поэтому спасать в кризис нужно не банковский сектор, а промышленный.