Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Сколько нас можно обманывать?» От безысходности пенсионеры атаковали «Стратегию». Фоторепортаж Временная администрация негосударственного пенсионного фонда обещала 24 марта начать прием заявлений клиентов. К назначенному времени у закрытых дверей офиса собралась толпа.

«Сколько нас можно обманывать?» От безысходности пенсионеры атаковали «Стратегию». Фоторепортаж

24 марта 2016, 20:40

«Сколько нас можно обманывать?» От безысходности пенсионеры атаковали «Стратегию». Фоторепортаж
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
Временная администрация негосударственного пенсионного фонда обещала 24 марта начать прием заявлений клиентов. К назначенному времени у закрытых дверей офиса собралась толпа.

В Перми сегодня был день очередей. Те, кто помоложе, с самого утра поехали на долгожданное открытие магазина H&M. «Вы даже не представляете длину этой очереди», — пожалуй самая точная характеристика того, что творилось в ТРК «СпешиLove». Для людей постарше местом встречи стал офис негосударственного пенсионного фонда «Стратегия», у которого 17 марта Центробанк отобрал лицензию.

В НПФ, по официальным данным, находилось больше 4 млрд рублей пенсионных накоплений и 2,6 млрд рублей пенсионных резервов, клиентами числятся 78 тыс. застрахованных лиц и почти 69 тыс. участников.

Как только стало известно о том, что «Стратегия» прекратила свою работу, у офисов на Советской, 72 и Осинской, 7 почти каждый день собирались клиенты, жаждущие узнать, что теперь делать и что будет с их деньгами. Однако двери офисов были закрыты, на них висели только объявления. В одном из них сообщалось:

— Требования о выплате средств негосударственного пенсионного обеспечения (пенсионных резервов) могут предоставляться в письменной форме во временную администрацию. Работа с клиентами фонда и прием заявлений будет осуществляться по адресу Осинская, 7 с 24 марта с 14:00.

Неудивительно, что к этому времени у дверей НПФ «Стратегия» собралась целая толпа людей.

И наряд полиции рядом.

Мы в компании с фотографом подошли к офису НПФ в районе 13:30. Здесь уже, как минимум, человек 70, почти все разделились по группкам и ведут оживленную беседу, только и доносятся слова «пенсия» да «стратегия». Подходим к очереди, что ближе к входу, спрашиваем: «Зачем стоите?»

— Так в объявлении было написано, что 24 начнут принимать заявления. Вот народ и стоит. И это только за бланками.
— Сколько стоим, а еще никто не заходил и не выходил
, — подключается к разговору еще одна женщина.
— Давно вы здесь? — интересуемся у клиенток в очереди.
— Часа полтора, замерзли уже.
— А люди-то и с утра приходили, и народу всё прибавляется,
— раздается голос с другой стороны.
— Марина, здесь такая толпень, не приезжай, — доносится в это время еще один голос из очереди.

В это время из очереди нас выхватывает мужчина и начинает рассказывать, что его дочь 12 лет откладывала себе здесь на пенсию. Накопилось около 200 тыс. рублей.

Заинтересовавшись журналистами, в разговор включается женщина, причитая: «Мы же дети войны. Ведь в основном дети войны стоят. Ничего хорошего не видели, ну сколько можно нас обманывать?»

— Это просто издевательство какое-то! Когда уже оно закончится? Неужели ничего невозможно сделать. Настолько больно. И ведь как в последнее время Пьянков (Петр Пьянков — генеральный директор НПФ «Стратегия» — Properm.ru) по телевизору выступал! А ведь он знал наверно…

Отходим от толпы, заводим разговор с женщиной, которая тоже взывает к Пьянкову: «Вот пусть он выйдет и расскажет. Ведь хорошо плел, когда завлекал в «Стратегию», столько рассказывал о фонде».

В это время несколько человек отправляются караулить сотрудников фонда у запасного выхода.

— О чем это всё говорит, — оглядываясь на толпу, говорит наша собеседница. — О нашей безграмотности и доверчивости. Ведь разрещено было нести сюда деньги, не запрещено. Процент был хороший. В банках такого нет. А здесь мы заключаем договор негосударственного пенсионного обеспечения. Я один год со 100 тыс. рублей получала 800 рублей ежемесячно. Потом перезаключила договор и мне стали проценты платить ежеквартально: по 8 тыс. каждые три месяца. Это очень хорошая поддержка, положи я эти деньги в банк, то они бы просто там лежали. Вроде бы нормальная система была и вдруг лопнула. Ну везде ведь нарушения можно найти, у нас без них не работают.

О том, что всё работало хорошо, говорит еще одна женщина, отбившаяся от толпы и подошедшая к нам.

— Я в «Стратегии» с 2003 года. Такого процента, как здесь, не было ни в одном банке. Доходило до 22%. В прошлом году кризис, но всё равно то ли 13%, то ли 14% было. Я почему не волнуюсь: мы просто с мужем посчитали, сколько мы вложили и сколько уже получили. Он за пять лет внес 30 тыс. рублей, а в качестве выплат уже получил больше 40. Не так обидно. А вот, кто совсем недавно внес…

— Открыли! — слышится в это время крик из толпы.

— Да вроде бы нет, — и люди продолжают дальше стоять и обсуждать друг с другом судьбу «Стратегии» и затерявшихся там денег. Двое мужчин уже подумывают уйти, понимая, что сегодня ловить здесь нечего.

Пока толпа пытается открыть дверь, разговариваем с молодой женщиной, которая все это время наблюдает за очередью со стороны.

— Вложила в добровольную пенсию 205 тыс. рублей. Не копейки все-таки. С пенсионными накоплениями понятно, их вернут. А что с резервами будет? Жаль вовремя не успела забрать. Кстати, это можно было сделать только через полгода после подачи заявления. Вот такой интересный договор у них: собственные деньги, а забрать сразу не можешь, — говорит клиентка «Стратегии». — Написали бы хоть что-то, поставили в известность. Это ведь от неизвестности и безысходности люди сюда пришли.

Дверь наконец распахнулась, уже после 14:00, и толпа хлынула в открытое помещение.

— Ой-ой, да что они туда рванули. Как будто деньги дадут. Ребра себе только переломают, — вскрикивает стоящая рядом с нами женщина. — Вот, прежде чем отзывать лицензию, нужно было подумать о тысячах людей.

Через некоторое время люди стали возвращаться. Без информации, но с листочками — бланками заявлений, который нужно заполнять. Вокруг тех, кто с заявлениями, тут же собираются другие с вопроса, что сказали и что с этим делать.

Временная администрация фонда в лице руководителя Руслана Гатиатуллина обещала начать прием с 25 марта. Если они будут продолжать проходить с такими же закрытыми дверями и огромными очередями, то клиентам «Стратегии» остается только посочувствовать.


Оцените материал