Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Не идут в суды. Потенциальных банкротов в Прикамье больше 10 тысяч, реальных — меньше 100 С момента вступления в силу закона о банкротстве физических лиц прошло полгода. Его долго ждали и прогнозировали вал заявлений в арбитражные суды. Что случилось на самом деле — в материале Properm.ru.

Не идут в суды. Потенциальных банкротов в Прикамье больше 10 тысяч, реальных — меньше 100

15 апреля 2016, 12:00

Не идут в суды. Потенциальных банкротов в Прикамье больше 10 тысяч, реальных — меньше 100
С момента вступления в силу закона о банкротстве физических лиц прошло полгода. Его долго ждали и прогнозировали вал заявлений в арбитражные суды. Что случилось на самом деле — в материале Properm.ru.

В Пермском крае насчитывается больше 10 тыс. заемщиков — потенциальных банкротов. В своих расчетах сходятся и «Национальное бюро кредитных историй» (НБКИ), и «Объединенное кредитное бюро» (ОКБ).

ОКБ насчитало в регионе 10175 заемщиков, сумма долга которых превышает 500 тыс. рублей, а платежи по кредитам не вносились более 90 дней. По количеству потенциальных банкротов Пермский край занимает 14 место среди всех российских регионов.

НБКИ в Прикамье отыскало 11492 потенциальных банкрота и это 15 место. Основная часть приходится на сегмент необеспеченного потребительского кредитования.

Число потенциальных банкротов исчисляется тысячами. Однако заявлений о признании должника банкротом, поступивших в Арбитражных суд Пермского края, в разы меньше.

Из официального ответа Арбитражного суда Пермского края:

— С момента введения закона о банкротстве граждан, с 1 октября 2015 года по 11 апреля 2016 года в Арбитражный суд Пермского края поступило 275 заявлений о признании должника банкротом. 168 заявлений поступило от самих должников, 107 — от кредиторов. Из них 34 — от банков, 14 — от уполномоченных органов, 59 — от иных кредиторов. По состоянию на 31 марта 2016 года Арбитражным судом 21 заявление возвращено заявителю, по 39 — введена процедура реструктуризации долгов, по 78 — введена процедура реализации имущества гражданина и по 12 — завершено производство по делу о банкротстве гражданина.

Банки пока банкротить своих заемщиков не спешат. В ВТБ24 говорят, что не подали ни одного заявления о банкротстве, в Уральском банке реконструкции и развития — тоже.

Светлана Щеголева, управляющий ВТБ24 в Пермском крае:

— Признание должника банкротом по инициативе банка должно приносить какой-то экономический результат. Поэтому банк обращается в суд с заявлением о банкротстве только в крайнем случае. Например, если процедура сподвигнет заемщика к выплате долга. В остальных случаях банкротство по заявлению взыскателя экономического смысла иметь не будет.

Хотя на вопрос, есть ли случаи, чтобы клиенты вашего банка признавались банкротами, оба банка отвечают положительно.

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис»:

— Прогнозы о волне заемщиков, желающих стать банкротами и списать задолженность законным путем, не оправдались. Никаких десятков и сотен тысяч заявлений в российские суды не поступило. Ближайшее время покажет основные проблемы нового закона и статистику завершения уже начатых дел. С учетом наличия отрицательной судебной практики, думается, что к закону и подаче заявления будут подходить ещё с большей осторожностью. Юристы будут тщательней анализировать ситуацию клиента и прогнозировать результат.

К отрицательной практике Денисов относит случай, произошедший в краевом арбитраже: «Согласно материалам дела №А45–24580/2015 суд назначил процедуру реализации имущества должника при сумме задолженности в 643 тыс. рублей. Арбитражный управляющий распродал всё имущество, отчитался. И суд вынес решение: оставить без имущества, но долги не списывать. Таким образом складывается неоднозначная правоприменительная практика. И надежда на 100% результат также ставится под сомнение», — говорит юрист.

Отрицательно влияет на распространение банкротства и его стоимость: цена процедуры явно не укладывается в параметры, определенные законом.

Денис Малахов, юрист «Лиги защиты должников»:

— Далеко не все управляющие готовы работать за 10 тыс. рублей, часто они назначают свою цену за услуги дополнительно. Часто финансовые управляющие в итоге запрашивают за ведение процедуры банкротства более 150 тыс. рублей и более или вовсе отказываются работать с клиентом. Такие ситуации приводят к тому, что суд отказывает признать должника банкротом из-за отсутствия у него денежных средств на данную процедуру, ведь помимо управляющего еще нужно оплатить государственную пошлину в размере 6 тыс. рублей. Таким образом, желающие обанкротиться сталкиваются с серьезными финансовыми проблемами в части оплаты процедуры и в итоге такой вариант для них становится неосуществимым.

Еще один отрицательный момент — ограничения, которые накладывает банкротство на должника. Он становится «финансово недееспособным». К примеру, он не сможет открыть свой бизнес и стать индивидуальным предпринимателем, руководить компанией или участвовать в управлении и на банковские кредиты он вряд ли сможет рассчитывать.

Артем Егоров, генеральный директор юридической компании «Тамерлан»:

— Представьте, что дело предпринимателя не пошло. Есть мощности (оборудование, кадры, клиентская база), есть задолженность (по кредитам, за аренду, перед контрагентами). После банкротства предприниматель избавляется от всего (и от мощностей, и от клиентов и от долгов) и начинает поднимать свое дело с нуля. Примерно то же самое происходит и с физическими лицами.


Оцените материал