Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Верните нам Пьянкова!» Что творилось на собрании кредиторов пенсионного фонда «Стратегия»? Кого обвиняют и защищают клиенты негосударственного пенсионного фонда? Что они хотят узнать в первую очередь? Что обещают в Агентстве по страхованию вкладов, которое занимается принудительной ликвидацией «Стратегии»? Ответы на эти вопросы — в репортаже Properm.ru.

«Верните нам Пьянкова!» Что творилось на собрании кредиторов пенсионного фонда «Стратегия»?

20 октября 2016, 19:00

«Верните нам Пьянкова!» Что творилось на собрании кредиторов пенсионного фонда «Стратегия»?
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
Кого обвиняют и защищают клиенты негосударственного пенсионного фонда? Что они хотят узнать в первую очередь? Что обещают в Агентстве по страхованию вкладов, которое занимается принудительной ликвидацией «Стратегии»? Ответы на эти вопросы — в репортаже Properm.ru.

20 октября. Отель «Амакс». На часах 10:20. В 11:00 здесь, в большом конференц-зале, должно начаться первое собрание кредиторов негосударственного пенсионного фонда «Стратегия», лишившегося лицензии 17 марта 2016 года. Кредиторы — это все те, кому должна «Стратегия». В большинстве своем, это люди пенсионного возраста.

Первое же впечатление — «Ух, сколько народу!». В фойе перед конференц-залом выстраивается целая очередь из клиентов «Стратегии». Всем им нужно зарегистрироваться на собрании, чтобы принять участие в решении нескольких важных вопросов.

Пройдя в конференц-зал, понимаешь, что не такой уж он и большой. По крайней мере на такое количество людей он точно не рассчитан. За полчаса до начала собрания занято больше половины мест. Неудивительно, что в зал начинают приносить дополнительные стулья.

Невольно начинаешь сравнивать это мероприятие с другим, состоявшимся 25 декабря 2014 года. Тогда в гораздо более просторном помещении — зале Краевого дворца культуры ВОС, для решения таких же вопросов собирались кредиторы Экопромбанка.

Если вкладчки Экопромбанка в преддверии собрания кредиторов общались неохотно и односложно, были сосредоточены, то у клиентов «Стратегии» настрой совершенно иной. Они охотно разговаривают и делятся соображениями не только друг с другом, но и с представителями прессы, нисколько не стесняясь камер. Напротив, они даже интересуются, где потом на себя смотреть.

— Чувствую, что сейчас нам лапшу на уши навесят.

С этим мы уйдем. Хорошего ничего точно будет. Но я намерена идти до конца, — громко и уверенно говорит пенсионерка, переходя к теме, как издеваются над пожилыми людьми. — Даже об этом собрании нормального оповещения не было. Разместили на сайте, как будто у нас у всех компьютеры есть.

Женщина также вспоминает, как она ходила в Арбитражный суд, на котором решался вопрос о банкротстве НПФ «Стратегия».

— Была в суде. Нас на заседание не пустили, отправили в другую комнату. А там экран черный, ничего не видно и не слышно. Еще в конце сказали, что решение узнаем через 10 дней на сайте.

Тем временем на часах уже 11:00, а люди продолжают приходить и регистрироваться. Многие не хотят стоять в очереди и тратить время на регистрацию, заходят просто так. Организаторы вынуждены отложить начало на 10 минут.

В реальности собрание кредиторов начинается еще позже. Первым берет слово представитель Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Дмитрий Королев и начинает с извинений.

— В целях экономии сняли такое помещение. Извините за очередь…

— Пьянков-то (владелец НПФ «Стратегия» Петр Пьянков — прим. Properm.ru) дворцы нам снимал для собраний-то, — раздается реплика из зала.

— Большая просьба не перебивать, — как ни в чём не бывало продолжает сотрудник АСВ. — Общаться будем строго по повестке дня. Все частные вопросы можно будет задать после собрания, иначе только к ночи закончим. Согласны? Тогда начнем. АСВ осуществляет функции ликвидатора НПФ «Стратегия» в соответствии с решением Арбитражного суда Пермского края. Представителем ликвидатора назначен Александр Кожемякин. Вы его все прекрасно знаете…

Собравшиеся игнорируют недавнюю просьбу Королева.

— Никого мы не знаем! Да кто же его знает! Пусть встанет!

Дмитрий Королев продолжает, как только утихает шум.

— На момент открытия собрания зарегистрированы 111 кредиторов. Сумма их требований составляет 58% общего количества. К вашему сведению, собрание является правомочным, если на нем присутствуют более 50% от общего числа голосов. В повестке семь вопросов, четыре из них должны быть рассмотрены на собрании, тремя остальными займется комитет кредиторов.

Первым делом кредиторам предстоит решить вопрос — сколько человек войдет в комитет кредиторов. Представитель АСВ объясняет, зачем это нужно.

— Комитет избирается из числа кредиторов и в дальнейшем представляет его интересы. Для комитета кредиторов не требуется никаких затрат, как например, аренда помещения для собрания. Мы считаем оптимальным состав из трех человек. Практика показывает эффективность таких комитетов. Комитеты, где состав больше, со временем перестают работать — тяжело собрать людей, кто-то в отпуске, кто-то в командировке, кто-то просто потерял интерес, потому что процедура ликвидации может длиться не один год.

Последние слова Дмитрия Королева вызывают неодобродительный гул. По соседству звучит такой диалог:

— А как же этот год прожить?

— Так ведь говорят, что даже не один.

После небольшого обсуждения начинается голосование. Пока идет подсчет, Александр Кожемякин приступает к зачитыванию отчета ликвидатора. Делает он это монотонно и подчас неразборчиво, чем вызывает недовольные реплики из зала.

— Что он бубнит? Ничего не слышно. Чётче говорите! Громче!

Отчет, кстати, можно было не только послушать, но и почитать. Всего-то 14 страниц.

Звучит очень много цифр, подробнее о них — в следующем материале Properm.ru. Эти цифры и вызывают бурную реакцию собравшихся. Призыв Дмитрия Королева задавать вопросы по одному и не создавать шум остается без внимания.

— Доклад мы послушали. Но там одни цифры, которые никто не запомнил. И что? К чему это? Нас что интересует? Сколько фонд должен? И сколько нашли? Кто это запомнил? — обращается мужчина к собравшимся.

Представитель АСВ пускается в объяснения. Говорит, что найти эти цифры можно в отчете, а отчет можно прочитать в фойе. Закончить ему не дают, перебивают.

— Две цифры бы сказали и всё! Нет, начинают объяснять! Спросил человек — так ответьте!

Встает второй мужчина.

— У нас ведь государство социальное. Было бы правильным, если б оно выплатило все деньги, а потом бы разбиралось. Хоть 10 лет! Половина людей здесь умрет, потому что пенсионеры и откладывали деньги на кусок хлеба. Информация нужна людям краткая — когда, чего, где и как!

— Совершенно верно! — звучит из зала, после даже раздаются аплодисменты.

— Обращаю внимание на то, что Банк России уже компенсировал очень крупную сумму — это сумма взносов в рамках системы обязательного пенсионного страхования. И это вне зависимости от того, найдется что-то у НПФ «Стратегия» или нет. Это первое, — отвечает Александр Кожемякин. — Второе. Имущество «Стратегии» не зарыто в соседнем дворе. Он выведено из негосударственного пенсионного фонда разными сложными схемами и путями. Мы сейчас пытаемся найти это имущество. Процесс этот не быстрый.

Между тем обстановка накаляется. Слово берет женщина. Ее эмоциональное выступление находит поддержку далеко не у всех.

— Фонд «Стратегия» работал прекрасно! Все всё получали! Вам — москвичам — это на руку. Вам эти деньги были нужны на выборы, на праймериз. Всё это понятно! Мы сейчас готовим обращение к президенту! Там всё это будет отражено. Что вы сделали со страной? АСВ ваше — это кормушка, а Москва питается за счет регионов. Почему вы упрятали Петра Анатольевича Пьянкова? Вы все боитесь его! Боитесь правды. Он золотая голова! Он прекрасно организовал просветительскую работу. Дай бог, каждому так делать. Почему вы его спрятали?

— У хороших пенсионных фондов лицензии не аннулируют, — спокойно отвечает Александр Кожемякин. — И надо отдать должное Банку России, что он принял решение об аннулировании, чтобы хоть что-то здесь сохранить. Вынужден повториться по поводу заслуг, достоинств и возможных намерений бывших руководителей и собственников. Я бы не хотел называть фамилии и не называю их. Но ничто не мешает им помочь фонду сейчас. Я пока ни одной копейки ни от них, ни от их контрагентов на счетах не увидел.

Но толпа, поддерживающая Пьянкова, уже ничего не слышит.

— Мы хотим ходатайствовать о том, чтобы вернуть Пьянкова к работе. Чтобы не вам работать за наши деньги!

— Чисто по-человечески, по-мужски ответьте! По вашим оценкам, какой процент вкладчиков «Стратегии» вообще ничего не получит? Дайте четкий и ясный ответ. Извините, если он для вас неудобный, — один из немногих вопросов, который получается разобрать от начала и до конца в нескончаемом гуле.

— Понимаю, что основной вопрос, когда и сколько. Но поймите, простого ответа на этот вопрос не существует. Отчасти ответ содержится в отчете. Мы должны провести серьезную работу по поиску и взысканию имущества. Чтобы мы смогли его продать и найти денеженые средства, чтобы исполнить обязательства перед кредиторами. По-другому не бывает. Это долгий процесс. Быстро не получится, — продолжает объяснять Александр Кожемякин.

— Верните нам Пьянкова! Он наладит нам быстро работу! — продолжают не утихать сторонники владельца НПФ «Стратегии».

Точку в полемике ставит Дмитрий Королев, пора подводить итоги голосования по первому вопросу — количеству человек в комитете кредиторов.

Всего проголосовало 140 бюллетеней из 165 зарегистрированных. За образование комитета кредиторов в количестве трех человек проголосовало 323 млрд голосов (один голос равен одной копейке требований кредитора). У остальных вариантов не набралось и 10 млрд голосов. Результаты возмущают собравшихся кредиторов.

— Какой смысл тогда на собрание приходить? — звучат вопросы из зала.

— Уважаемые кредиторы, мы вам много раз объясняли, что решающий голос у Банка России, как у крупнейшего кредитора НПФ «Стратегия» (таковым он стал, когда возместил застрахованным лицам средства пенсионных накоплений по номиналу — прим. Properm.ru). Голосуете вы не руками, а вашими деньгами. Действительно большинство человек проголосовали за комитет в составе пяти человек. Но голосуем мы не руками.

Похожие реплики были и на собрании кредиторов Экопромбанка. Правда, там в состав комитета вошли лица, аффилированные самым крупным кредиторам. «Людей, которые представляют интересы вкладчиков, в этом комитете нет. То, что произошло, похоже на спектакль. Решения принимали крупные клиенты, остальные пришли в качестве массовки. Мы голосовали не как люди, а как деньги. Очень сомнительный способ принятия решений, так как интересы большинства людей не учтены», — так комментировал результаты голосования один из вкладчиков Экопромбанка. Похоже, что его точку зрения после собрания кредиторов «Стратегии» разделяют и многие клиенты негосударственного пенсионного фонда. Уже после первого и главного вопроса повестки некоторые начали покидать большой конференц-зал.


Оцените материал