Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Судебные приставы: В кризис мы чаще всего арестовываем залоговое имущество

29 августа 2012, 09:16

Судебные приставы: В кризис мы чаще всего арестовываем залоговое имущество
Заместитель руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю Светлана Мартусевич указала Properm.ru на черты второй волны экономического кризиса, а также рассказала, что из арестованного имущества продается моментально, а что задерживается на полках.

Как следует из интервью со Светланой Мартусевич, экономический кризис 2009 года не закончился, а напротив, все минувшие годы только наращивал обороты. Платежеспособность пермяков не увеличилась, напротив, из года в год стабильно растет доля имущества, арестованного за долги.

— Светлана Борисовна, сегодня не утихают разговоры о второй волне кризиса, эксперты прогнозируют, что в сентябре она нас накроет. Проводите ли вы взаимосвязь между кризисными явлениями и объемом работы судебных приставов? Можно ли говорить, что рост объема долгов и невозвратов означает, что финансовая ситуация ухудшается?

— Конечно, экономическое положение в стране сказывается на финансовом благополучии. Сейчас мы наблюдаем рост количества исполнительных производств, видим отсутствие платежеспособности и денежных средств у населения и организаций.

Из года в год увеличивается и количество арестов имущества. В 2009 году приставы осуществили более пяти тысяч арестов, в 2010 — примерно столько же, в 2011 — уже более шести тысяч. А за семь месяцев 2012 года мы уже произвели около восьми тысяч арестов, что превышает уровень прошлого года. Подчеркну, что речь идет именно о количестве, а не об объеме арестованного имущества.

Кризис отразился на структуре арестованного имущества. 96% — это заложенное имущество.

— Что арестовывают чаще всего?

— На самом деле, кризис отразился на структуре арестованного имущества. 96% — это заложенное имущество: либо человек брал кредит и предоставлял квартиру или автомобиль в качестве гарантии, либо это заложенное в ипотеке жилье. Получается, что сейчас мы видим последствия кризиса 2008–2009 годов.

— 96% — это максимальный показатель?

— Да. С 2008 года подобных объемов арестованного заложенного имущества не было. Это в основном квартиры, дома, стройки, автомобили.

— Как приставы сегодня работают с банками? Банки часто жалуются на приставов, говорят, что служба не справляется со всем объемом работы. Как вы можете это прокомментировать?

— Мы с банковским сообществом работаем достаточно тесно. Постоянно проводим рабочие встречи как с отдельными банками, так и со всеми игроками. В августе запланирована встреча с 40 банками, работающими в Пермском крае, на которой будем обсуждать электронный обмен информацией.

К тому же за первое полугодие 2012 года благодаря нашей работе банкам возвращено 345 млн рублей. На общероссийском фоне это очень хороший показатель. Конечно, бывают отдельные случаи, исполнение которых затягивается.

По закону исполнительное производство длится два месяца. Но здесь все индивидуально.

— Сколько длится исполнительное производство?

— По закону два месяца, но этот срок не пресекательный. Здесь все индивидуально.

Сейчас в Управлении Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю нет на исполнении производств, поступивших ранее 2008 года. 2008 и 2009 годы занимают небольшую долю, в основном это 2010 и 2011 годы.

— По итогам первого полугодия 2012 года приставы Пермского края заметно улучшили показатели по реализации арестованного имущества. За год объемы продаж выросли почти в два раза. Как удалось этого добиться?

— Ведется текущая работа, проводится работа с территориальным управлением Росимущества, именно оно выполняет обязанности по реализации арестованного имущества.

Росимущество назначает поверенных, с которыми мы постоянно взаимодействуем, проверяем прозрачность торгов, доступность для участников. Следим, чтобы имущество не залеживалось на полках, чтобы поставлялось на торги и продавалось по правильной, не заниженной цене.

Все это дает о себе знать, поэтому и объемы реализации увеличиваются.

Мы довольны результатами ярмарки по продаже арестованного имущества. Планируем проводить тематические мероприятия.

— В июне 2012 года Управление впервые провело ярмарку, где распродавалось имущество должников. Как пришли к этому? Насколько эффективным оказалось мероприятие?

— Подобная практика уже существовала в России, теперь появилась и в Перми. Всего на продажу мы выставили 43 единицы бытовой техники. В основном это были небольшие предметы, потому что крупные было сложно везти и презентовать.

Ярмарка была проведена на базе отдела судебных приставов по Свердловскому району Перми, и нам удалось продать 31 объект на сумму 14 тыс. рублей. Мы довольны результатами. Поэтому и дальше планируем проводить такие мероприятия, организовывать тематические ярмарки. Например, выставлять только телевизоры или кухонную бытовую технику.

Мы увидели, что это востребовано жителями Перми, они приходили и покупали арестованное имущество, несмотря на то, что зачастую оно не имеет товарного вида.

— Где хранится арестованное имущество?

— Хранением занимаются специализированные организации. Но с 2012 года такое право получили и отделы судебных приставов, а также сами должники, правда, они предупреждаются об уголовной ответственности по ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту), а также гарантируют сохранность имущества и то, что оно не будет эксплуатироваться.

Житель одной деревни задолжал другому 5 тыс. рублей. Мы забираем диван, а сосед соглашается забрать его и простить долг.

— В первом полугодии выросли объемы не только реализованного имущества, но и имущества, переданного взыскателям. В каком случае взыскатель может претендовать на имущество должника?

— Механизм реализации таков. Арестованное имущество направляется на торги. Если оно не продается, то проводится уценка и происходит повторное направление на торги. Если опять безрезультатно, то приставы предлагают имущество должника в счет уплаты долга взыскателю.

Как правило, недвижимое имущество продается, а взыскателями забираются мелкие предметы. Например, житель одной деревни задолжал другому 5 тыс. рублей. Мы забираем диван, а сосед соглашается забрать его и простить долг.

— Арест имущества — это крайняя мера в отношении должника?

— Нет, скорее это промежуточная мера, позволяющая стимулировать должников отдать долги. До того, как произвести арест, пристав проводит много другой работы: собирает информацию в банках, проверяет, есть ли у должников счета, проводит беседы, предупреждает об уголовной ответственности, если речь идет о руководителе предприятия. Арест имущества — это просто одна из мер работы.

— Как и ограничение выезда за границу?

— Да. За шесть месяцев 2012 года мы вынесли 5860 таких постановлений, благодаря чему вернули взыскателям 8,2 млн рублей. Такая мера достаточно эффективна, и последние два года в этом направлении ведется активная работа. В преддверии отпусков граждане успевают быстро вернуть долги. Вся информация о долгах есть на сайте Управления.

Теперь приставы могут наложить арест на часть квартиры. Правда, как это будет реализовано, пока не ясно.

— Арест тоже способствует возврату долгов?

— Конечно. Но тут есть один нюанс: сумма арестованного имущества не может превышать сумму долга, эти показатели должны быть соразмерны. Кроме того, нельзя накладывать арест на единственное жилье.

Хотя сейчас в Управление Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю пришло разъяснение от ФССП России, согласно которому приставы могут наложить арест на часть квартиры. Это возможно в том случае, если площадь квартиры превышает минимальную норму. Правда, как это будет реализовано, пока не ясно. В Перми подобной практики пока не было.

— Какое арестованное имущество сегодня быстрее всего реализуется? Какое, напротив, задерживается на полках?

— Конечно, легче всего продавать недвижимость, особенно залоговую. В этом году мы уже арестовали 316 квартир. С земельными участками сложнее. Хорошо реализуются и автомобили.

Хуже всего продается бытовая техника, потому что рынок и так заполнен.

Но гражданину подчас жаль расставаться не столько с телефоном, сколько со всей информацией, которая в нем содержится, она-то и стоит дороже самого аппарата. С другой стороны, и чайник, бывает, спасает. Если это одинокая мать, воспитывающая ребенка и не получающая алименты от своего пьющего мужа. Для нее и 500 рублей, вырученные за этот чайник, как и сам чайник, будут не лишними.