Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Владимир Онискив экс-работодателю: Через 14 лет работы выяснилось, что я все-таки негодяй

27 июня 2013, 13:30

Владимир Онискив экс-работодателю: Через 14 лет работы выяснилось, что я все-таки негодяй
Фото: Кирилл Козлов
Бывший управляющий Пермским филиалом Транскапиталбанка Владимир Онискив рассказал о нюансах отношений с руководством: «В банке исчезает то, чем я всегда очень гордился. Уходят не только партнеры, но и сотрудники».

— Владимир Дмитриевич, как вы можете прокомментировать заявление председателя правления Транскапиталбанка Ольги Грядовой о вашем увольнении? В интервью газете «Новый компаньон» она рассказала и о том, что уволили вас по статье, и о том, какие злоупотребления в работе вы совершали…

— Все достаточно утилитарно, без особой новизны и изобретений. Прежде всего нужен человек, на которого можно повесить все ошибки и просчеты. Желательно привить ему комплекс вины, некую ущербность и уволить. Проблемы от этого, конечно, не решатся, но главное не в этом, а в том, что якобы устранена причина их возникновения. Разумеется, это крайне недальновидно и очень наивно, но между тем производит впечатление некоторой серьезной работы и вызывает очередной виток иных вопросов и проблем. В частности, они связаны с персонификацией банковского бизнеса.

К примеру. Вы ходите к одному врачу многие годы, он знает все ваши болячки, ваш организм, а потом этот врач уходит в другую больницу. Вы ведь пойдете в другую поликлинику вслед за врачом?

Следовательно, когда уходит первое лицо банка в регионе, есть риск, что за ним потянутся клиенты. А это уже плохо для любого банка.

Вот поэтому и появляются иногда такие статьи (Онискив показывает на номер «Нового компаньона»). Мне грустно от этого.

Когда уходит первое лицо банка в регионе, есть риск, что за ним потянутся клиенты.

— Как вы собираетесь разрешать этот конфликт?

— У меня сейчас очень много разных проектов. Мне надо ими заниматься, а не вступать в эти дрязги.

Читая интервью, я даже вспомнил эпизод из фильма «Бриллиантовая рука» с плакатом «Позор пьянице и дебоширу Горбункову С.С.» и следующий диалог:

— Давно знаете этого человека?
— Да, достаточно давно.
— И что же, все эти годы он пил, курил и, так сказать, морально разлагался?
— Ну что вы. Все это время он умело маскировался под порядочного человека!

Мы с Ольгой Викторовной (Ольгой Грядовой — Properm.ru) почти 14 лет работали вместе. В самом же банке я проработал 20 лет. И весь мой банковский стаж — это работа в одном-единственном Транскапиталбанке. Мало где в Перми вы найдете такие показатели стабильности. Сначала был начальник отдела, потом заместитель управляющего и далее управляющий.

Странно, что через 14 лет работы и после огромного числа всяческих проверок вдруг нечаянно выяснилось, что я негодяй, который что-то там заклеивает… У моих коллег и друзей, знающих мою щепетильность и порядочность, просто не хватает фантазии для того, чтобы представить себе этот весьма занимательный процесс.

Весь мой банковский стаж — это работа в одном-единственном Транскапиталбанке.

— Чем сейчас занимаетесь?

— Ко мне поступают разные предложения. Есть немного времени для осмысления. За последние четыре года в отпуске был только две недели. Конечно устал и морально, и физически.

— Предложения банковские или нет?

— И банковские, и небанковские. Бизнес без банков не бывает.

— Подробности расскажете?

— Я человек суеверный. Если что-то случится, то случится. Заранее говорить не буду.

— Обвинительные заявления руководства Транскапиталбанка повлияют негативно на ваши будущие проекты?

— Риск потери деловой репутации — вещь серьезная. Особенно тяжело отмываться от обвинений, слухов и домыслов. Но голова пока работает, есть некоторые знания и опыт, и я буду их реализовывать вне зависимости от того, что говорят и пишут. Весьма странные вещи здесь написаны (берет в руки газету и открывает интервью). Много того, о чем я просто не знаю. Или не понимаю, о чем идет речь. Чувствуется только одно желание — «лягнуть» посильнее.

Риск потери деловой репутации — вещь серьезная.

— А конкретнее?

— Например, как можно упрекать меня в том, что я хожу в суд как свидетель? Да, я действительно хожу в суд, но ничьи интересы не отстаиваю. И я не единожды делал заявления, что не нахожусь ни с кем из сторон в трудовых отношениях. В конце концов, все мы граждане, у всех есть гражданская позиция, приглашают в суд — идем, не приглашают — не идем. Сам я никуда не напрашиваюсь.

Или они утверждают, что глубину проблемы по ДАНу увидели не сразу. Такое странное заявление, может быть, и произведет впечатление на людей не из банковского бизнеса, но для профессионалов, понимающих технологию создания отчетности, принятия решений, контроля исполнения решений, это просто нонсенс. Разумеется никто ничего не скрывал и ни от кого не прятал, это просто невозможно сделать.

— Среди обвинений также звучало затягивание сроков исковой давности. Это привело к тому, что с проблемных заемщиков стало невозможно взыскать никакие долги.

— На самом деле, такого нет. С рядом компаний судиться было бесполезно. Потому что нет там ничего. А залоги, к примеру, на поручителях. Идти в суд — только тратить деньги, время, нервы. Надо понимать также, что судебные процедуры зачастую закрывают путь к внесудебным решениям.

Я всегда предпочитал тяжелым судебным разбирательствам простые нормальные договоренности. Сел и договорился: это продадим, а это закроем. И у нас неплохо получалось. Своих заемщиков я знал очень хорошо, со многими были и остаются нормальные отношения. Но случился кризис….

А технология работы с проблемным заемщиком — это очень тонкая материя. Да и жизнь всегда богаче любой инструкции. Я совсем не хочу сказать, что мы работали без ошибок и досадных сбоев, но говорить о том, что они имеют системный и целенаправленный характер — это уже явный перебор.

Технология работы с проблемным заемщиком — это очень тонкая материя.

— Насколько крупным клиентом была Группа компаний ДАН для Транскапиталбанка?

— Это была, безусловно, очень успешная компания. До 2009 год имела безукоризненную кредитную историю. Недаром Михаил Геннадьевич (Михаил Деменев — совладелец группы компаний ДАН — Properm.ru) был членом совета директоров и акционером банка Транскапиталбанка. Сумма активов, которыми обладала компания, достигала 10 млрд рублей. Мы очень неплохо работали в тандеме и планировали в 2008 году закрыть все обязательства перед банком. Но 2009 год очень сильно подкосил бизнес.

— В начале нашего разговора вы проводили параллель между врачом и банкиром, и говорили, что пациенты пойдут за врачом. А вслед за вами ушли клиенты?

— Я никому еще таких советов не давал, и если они ушли, то, очевидно, не ко мне. Ко мне просто некуда.
На мой взгляд, филиал теряет то, чем я всегда очень гордился. Транскапиталбанк был всегда умный, интеллигентный и стильный банк, обслуживаться в котором было недешево, но приятно и комфортно. И эта аура, к сожалению, уходит.

Уходят, кстати, и сотрудники. Зачастую это просто ключевые специалисты у которых прекрасные отношения со значимыми для банка клиентами. Я всегда говорил что основной капитал банка - не деньги. Это люди! Именно они поддерживают отношения, а вот отношения — это уже бизнес. И если они уходят, значит что-то не так в банковском филиале. Было бы очень тяжелой ошибкой считать, что я злорадствую. Это чувство низкое и очень далекое от того, что я испытываю. Я просто еще переживаю за партнеров банка, за тех людей, с которыми работал долгие годы. Большинство из них прекрасные специалисты и замечательные творческие люди. Искренне надеюсь, что в их жизни все будет хорошо.

Транскапиталбанк был всегда умный, интеллигентный и стильный банк, обслуживаться, в котором было не дешево, но приятно и комфортно.