Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
53426 +102
Выздоровели
48174 +105
Умерли
3306 +4
Properm.ru
Журналист меняет профессию. Как я был бойцом ГБР и охранял пермяков Мы продолжаем свою новую-старую рубрику и пробуем себя в самых разных ролях. Мы уже наказывали халявщиков на парковках и чинили теплотрассу. Теперь настало время узнать, как устроена работа частных охранных предприятий.

Журналист меняет профессию. Как я был бойцом ГБР и охранял пермяков

26 ноября 2018, 09:10 Р
Новости партнеров

Журналист меняет профессию. Как я был бойцом ГБР и охранял пермяков
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Мы продолжаем свою новую-старую рубрику и пробуем себя в самых разных ролях. Мы уже наказывали халявщиков на парковках и чинили теплотрассу. Теперь настало время узнать, как устроена работа частных охранных предприятий.

На часах 8:45, подъезжаю к офису Группы охранных предприятий «НикСон» на ул. Ким,77. Сегодня мне предстоит несколько часов работать в этой компании бойцом ГБР. На месте меня встречает директор по службе Максим Игоревич Пинквас сегодня он будет моим куратором и сопровождающим (сказали, что на боевое дежурство меня одного не отпустят). Максим Игоревич дает мне форму, бронежилет (он, кстати, тяжелый), и каску. Пора переодеваться.

Готово, теперь я не выгляжу как журналист. К сожалению, мне не дали ни дубинки ни наручников. Для этого мне нужен допуск, которого, разумеется, у меня нет. Однако это не мешает мне чувствовать себя как бэтмен (бронежилет добавляет уверенности). Обычно на смену бойцы ГБР выходит «во всеоружии». Кроме огнестрельного оружия у них при себе дубинка (для самообороны), электрошокер (чтобы успокоить буйного) и наручники (для задержания дебошира и передаче его полиции).

В коридоре встречаю генерального директора Максима Олеговича Альгина, разговорились о требованиях к кандидатам.

Максим Олегович Альгин:

— Мы основательно подходим к нашей работе и всех подряд не берем, минимальное требование — служба в армии. Если по этому критерию кандидат проходит, то с ним общаемся дальше. Но в итоге в команду берем лишь тех, кто психологически готов защищать людей, справляется со стрессовыми ситуациями и сможет оказать не только физическую помощь, но и моральную поддержку.

После разговора с генеральным, захожу в дежурную часть. Прежде чем я спущусь вниз, где в машине меня уже ждет мой напарник, я должен получить план задание. Там указано сколько часов я должен находиться на смене, какие объекты проверить и какую территорию патрулировать. Все это подписывается дежурным и вносится в журнал. Перед тем как выйти на смену, каждый боец проходит медицинское освидетельствование — проверяется давление, температура, общее состояние и, разумеется, наличие алкоголя в крови.

На смене я буду с 9:00 до 14:00 часов. В маршрут моего экипажа входит проверка обстановки в школе №50, аптеке на Компросе, бутике на перекресте улиц Газеты Звезда и Пермская, и на АЗС у развязки улицы Макаренко. Иду на парковку, пора отправляться на защиту города.

Чтобы продолжить чтение статьи, нажмите кнопку «читать далее».

Ближайшая точка проверки — школа №50, отправляемся туда. Одновременно со мной по Перми курсирует еще десять экипажей ГБР «НикСон». В каждом по два бойца. Патрули охватывают всю территорию города. Некоторые контролируют объекты за пределами Перми.

Зато мне рассказали про зарплату, средняя — 30 тыс. рублей. Конечно, зарабатывать больше можно. Все зависит от уровня подготовки и квалификации. Также в компании регулярно премируют своих сотрудников за волевые поступки во время дежурства.

Подъезжаем к школе. Идем проверять пункт охраны. Водитель остается в машине. Внутри нас с Максимом Игоревичем встречает Елена. Мне нужно посмотреть, все ли в порядке с ее внешним видом: формой и удостоверением. Попутно расспрашиваю про общую ситуацию в школе, все ли спокойно, какие есть замечания. Такая проверка проходит ежедневно, при этом экипажи всегда отправляют разные, чтобы между сотрудниками не было «побратимства» и никто «не закрывал глаза» на недостатки, которые вдруг появятся.

У компании есть понимание, как должна быть организована охрана детей. В «НикСоне» предлагают оборудовать тревожной кнопкой каждый класс. Так получится более оперативно реагировать в случае ЧС. Однако эту систему пока не внедряют, но в координационном совете при Росгвардии обсуждения идут.

В школе все спокойно, едем дальше. Во время проверки кнопки вызова на АЗС разговорились об охране учебных заведений. После трагедии в школе №127 тема безопасности детей стоит особенно остро, поэтому к частным охранным предприятиям повысили требования.

«Для нас ничего не изменилось, поскольку мы всегда работали на совесть. Ужесточение требований очистило рынок от недобросовестных участников, которые предлагали за свои услуги цены ниже уровня рентабельности и оказывали услуги непонятно как», — рассказывает директор по службе.

Чтобы в случае ЧС сотрудники образовательных учреждений знали что нужно делать, два раза в год компания проводит с ними совместные учения. Как правило, их организуют перед началом учебного года и экзаменами. Также раз в три месяца все сотрудники компании сдают аттестацию и подтверждают свои знания и физические способности.

Прибыли к третьей точке нашего маршрута — аптеке в центре города. Когда я зашел внутрь, у фармацевтов появилось легкое волнение. Как объяснил Максим Игоревич, это связано с тем, что у людей сложился рефлекс на вид сотрудника ГБР, ведь обычно они приезжают, когда что-то произошло.

«Мы стараемся этот негатив отрабатывать, наши бойцы всегда приветливые и вежливо общаются. Нам важно, чтобы люди чувствовали себя в безопасности. Успех нашей компании в первую очередь зависит от сотрудников», — отметил директор по службе.

Следующий и последний пункт назначения — бутик в центре Перми. В таких местах есть свои особенности работы. Например, требования к внешнему виду сотрудника охраны, который находится на посту. Он должен выглядеть прилично, желательно одет в стиле casual. Также с него больше спрашивают за поведение — нужно быть особенно приветливым. От меня же здесь требуется проверить общую обстановку, как я это делал в школе №50.

Сколько всего объектов охраняет «НикСон» мне так и не сказали — коммерческая тайна. По словам коммерческого директора компании Алексея Николаевича Баталова, охранное предприятие входит в тройку крупнейших в Перми.

Алексей Николаевич Баталов:

— «НикСон» профессионально занимается охраной муниципальных учреждений, офисов, загородных домов и объектов культурного наследия с 1995 года. Услуги предоставляют разные — от физической охраны, до установки спецоборудования и его постоянного обслуживания.

После объезда мы отправились в нашу зону дислокации. На момент пока я был в экипаже вызовов не поступало, но, как говорит мой сегодняшний напарник, по ложным приходится выезжать не так часто. Примерно 60% вызовов боевые. Это может быть пожар, пьяная потасовка, ограбление или кража. Ситуации всегда разные.

Со стороны кому-то может показаться, что ничего сложно в работе бойца ГБР нет, но это не так. Почему? Все просто. Чаще всего мы с вами видим их в тех ситуациях, когда ничего не происходит. Мы не присутствуем на месте ЧП и в экстренных ситуациях, не подвергаем себя стрессу и не видим, через что бойцам приходится проходить.

Хочу, чтобы меня охраняли


Оцените материал