Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Так получилось! Несчастье...» Пациентка Осинской ЦРБ после родов стала инвалидом Татьяна (имя пациентки изменено) требует провести проверку действий врачей Осинской ЦРБ во время родов в 2016 году, из-за чего она оказалась прикована к инвалидной коляске. По ее словам, если бы действия врачей были верными, то тяжелых последствий можно было бы избежать. В этом году Татьяне предстоит новая операция по удалению металлических пластин, которые были установлены сразу после родов.

«Так получилось! Несчастье...» Пациентка Осинской ЦРБ после родов стала инвалидом

19 апреля 2018, 13:20
«Так получилось! Несчастье...» Пациентка Осинской ЦРБ после родов стала инвалидом
Татьяна (имя пациентки изменено) требует провести проверку действий врачей Осинской ЦРБ во время родов в 2016 году, из-за чего она оказалась прикована к инвалидной коляске. По ее словам, если бы действия врачей были верными, то тяжелых последствий можно было бы избежать. В этом году Татьяне предстоит новая операция по удалению металлических пластин, которые были установлены сразу после родов.

«Жди! Само срастется!»

Татьяна поступила в Осинскую ЦРБ на роды 12 июля 2016 года в 07:20 в удовлетворительном состоянии с регулярной родовой деятельностью, с целыми околоплодными водами и доношенной беременностью, как говорится в медицинской документации.

«Сначала я попросила кесарево сечение, но мне ответили, что сама рожу и что у них нет врача-анестезиолога. Схватки продолжались примерно девять часов, мне сделали родоусиление «окситоцином», — вспоминает Татьяна. — Врачи во время родов вели себя по-хамски. Потуги были стремительные, девочка родилась сразу. В палате, куда меня привезли из родильного отделения, я почувствовала, что со мной что-то не то — я не могла встать на ноги. В 16:50 вечера я родила и до утра пролежала, не могла пошевелиться. Утром сказала акушеру и врачу, что не могу ходить. Меня отвезли на каталке делать рентген, и там обнаружили, что произошел разрыв лонного сочленения».

По медицинской документации, продолжительность родов составила 9 часов 50 минут. У женщины был стремительный потужной период. Ребенок родился здоровым на 9 баллов весом 3 570 кг. Боли в лонном сочленении у женщины появились в первые сутки после родов. После консультации и обследования травматолога выяснилось, что, действительно, произошел разрыв лонного сочеления. Женщина не могла ходить и ухаживать за малышом самостоятельно.


«Первые три дня за мной и ребенком плохо ухаживали. Потом пришла на смену другая акушерка и попросила, чтобы меня перевели в другую палату со специальной кроватью, где с помощью пульта управления можно было приподниматься и покормить ребенка», — рассказывает она.

Только после жалоб Татьяне удалось добиться того, чтобы в палату пустили родственников и разрешили ухаживать за больной. 20 июля Татьяну перевели в травматологическое отделение и прооперировали — провели остеосинтез лонного сочленения металлическими пластинами (соединение костных отломков при помощи фиксирующих конструкций). На 13 сутки после операции она была выписана из больницы в инвалидной коляске. Два месяца Татьяна ходила на костылях. В хирургии на все вопросы женщины о том, удастся ли ей восстановиться после операции, врачи отвечали: «Жди! Само срастется!»

«Так получилось! Несчастье…»

В прошлом году Татьяна написала обращения в Минздрав, Росздравнадзор и ТФОМС. Она потребовала надзорные и контролирующие органы разобраться в этой ситуации. Как сказано в ответе краевого министерства здравоохранения (имеется в распоряжении редакции), «выявленные замечания не позволяют установить прямой причинно-следственной связи с возникшим расхождением лонного сочленения». Также в минздраве пояснили, что после обращения пациентки в медучреждении была проведена проверка, главврачу было выдано предписание об устранении выявленных нарушений. 

В больнице Татьяне врачи говорили одно: «Так уж получилось! Несчастье...» При этом никто из медперсонала больницы толком не мог объяснить, почему несчастье случилось именно с ней.

Судя по истории родов пациентки, наблюдение за ней велось не самое бдительное. Так, несмотря на то, что пациентка поступила в родильное отделение в 7:20 утра, партограмма (графическое описание родов, в котором отражаются в виде кривой раскрытие шейки матки, продвижение плода и другие показатели общего состояния и течения родов) начала вестись лишь в 10:30. Отсутствовали и дневниковые записи по партограмме, по которым можно было бы объективно судить о развитии родовой деятельности. Отсутствовало и точное измерение послеродовой кровопотери.

Роды протекали со слабостью родовой деятельности, требовали грамотного мониторинга, возможно родоусиления - считают эксперты. В данном случае можно лишь предполагать, что стремительный потужной период мог быть причиной травмы лонного сочленения. Однако, как признаются врачи, современные технологии зачастую не позволяют управлять этим процессом. Поэтому прямая причинно-следственная связь между действиями врачей и травмами не установлена.

В этом году Татьяне предстоит новая операция по удалению металлических пластин. Только после ее проведения станет известно, сможет ли женщина самостоятельно ходить. Сегодня пациентка Осинской ЦРБ требует разобраться с ситуацией, которая произошла два года назад и привлечь виновных к ответственности.

 

Осинская ЦРБ уже не раз становилась объектом проверок краевого минздрава. Ровно год назад в Осинской ЦРБ во время аборта скончалась женщина. Причиной смерти стала полиорганная недостаточность на фоне массивного кровотечения. Смерть наступила в Пермской краевой клинической больнице, куда она была доставлена в тяжелом состоянии бригадой санавиации. Случай был разобран на комиссии Министерства здравоохранения Пермского края по материнской и младенческой смертности. По результатам разбора было вынесено административное взыскание главному врачу ГБУЗ ПК «Осинская ЦРБ» Андрею Котомину в связи с недостатками в организации медицинской помощи, а врачам акушерам-гинекологам было рекомендовано пройти обучение на рабочем месте в перинатальном центре навыкам прерывания беременности в сроке более 12 недель и оказанию помощи при кровотечении. На этом дело и закончилось. По факту гибели было возбуждено уголовное дело.