Posted 26 ноября 2014,, 11:30

Published 26 ноября 2014,, 11:30

Modified 2 марта, 17:03

Updated 2 марта, 17:03

Антон Лядов, ЭКС АВТО: Сверхдоходов у автодилеров c 2008 года не существует

26 ноября 2014, 11:30
Анастасия Вяткина
О том, что происходит на автомобильном рынке России и Пермского края, мы попросили рассказать человека, который неразрывно связан с этой сферой уже почти 15 лет.

«Почти не остался в памяти кризис 2004-го года, зато события 2008–2009 надолго запомнятся. А сегодняшний кризис — это возможности», — сразу определил настрой беседы директор по продажам иномарок компании ЭКС АВТО Антон Лядов.

— Третий квартал стал для пермского автобизнеса не слишком удачным. Теперь надежда только на 4 квартал или «уже ничего не поможет»?

— Если в первом полугодии Пермский край падал меньше, чем в среднем по России (-5,3% против -8%. — прим.ред.), то по результатам 3-х кварталов картина изменилась не в нашу пользу (-14,2% против -13%. — прим.ред.). В октябре значимую роль сыграла программа обновления автопарка (скидки при утилизации и trade-in у массы автопроизводителей. — прим.ред.). Она повлияла на уменьшение падения продаж, которое началось еще в прошлом году. Некоторым брендам, и нашим в том числе, она помогла добиться лучшего результата. Завершение года будет, конечно, непростым для многих. Реалистичные прогнозы, которые мы делали в середине года, говорили о годовом результате пермского авторынка в 41 — 43 тысяч (против 46,6 тысяч за 2013. — прим.ред.) проданных новых автомобилей. В целом, при 30 тысячах проданных машин за три квартала, на эти горизонты мы выходим.

С начала года автомобили подорожали на 2–15%, а с колебанием курсов валют многие автопроизводители опять в спешке переписывают ценники. Надо зарабатывать даже в кризис?

— Каждый производитель сам выбирает свою стратегию: кто-то осмысленно не поднимает цены, работая в ноль или убыток, чтобы получить конкурентное преимущество и увеличить свою долю на падающем рынке. Когда рынок пойдет вверх, такие производители заработают гораздо больше, чем потеряли. Другие вынуждены переписывать ценники не для того, чтобы больше заработать, а для того, чтобы меньше потерять. Для многих автопроизводителей сейчас актуально и не потерять в средствах, и не оттолкнуть покупателя, сохранив привлекательный ценник. Вопрос в степени устойчивости производителя и, конечно, уровне локализации производства автомобилей, который совершенно точно будет увеличиваться, чтобы уменьшить себестоимость моделей. Надо понимать, что заводы строились под другие планы окупаемости, но инвестиции уже произведены, и вряд ли мы увидим «сворачивание» производств. Это же касается и автосалонов. Сверхдоходов с продаж новых автомобилей у автомобильных дилеров после 2008 года не существует.

— Когда покупать автомобиль — прямо сейчас, перед Новым годом, в январе или весной?

— Именно сейчас лучшее время для приобретения. За год автомобили подорожали от 2 до 15%, а, например, доллар с начала года на 40%. В среднем только 20% комплектующих у автозаводов «местные», остальные 80% закупаются за доллары, евро, йены или воны (корейская валюта). Автопроизводители не могут повышать цены каждый день из-за колебаний валют, но повышения цен будут еще. Более того, это уже происходит. Мы наблюдаем увеличение трафика в наши салоны. Поэтому у кого склады по старым ценам больше, тот и выиграет. Если хватает средств, то стоит осуществить покупку за наличный расчет, чтобы не брать на себя дополнительную финансовую нагрузку, или с большим первоначальным взносом, чтобы получить дополнительные субсидии по кредитам еще по старым ставкам и тарифам на страховку.

— В кредит продается много автомобилей? Стоит ли сейчас привлекать к покупке кредитные средства, если банки не слишком лояльно настроены к заемщикам?

— Доля кредитования падает из-за снижения спроса на услугу — население у нас закредитовано и перекредитовано, ставки по кредитам и тарифы на страхование растут. При этом каждая вторая машина еще недавно приобреталась в кредит. В этих условиях государственные программы по субсидированию кредитов, на мой взгляд, эффективней, чем госпрограмма по трейд-ин (за исключением программы утилизации), так как поддерживает всех: финансовый, страховой рынки, государство в виде налогов, утилизационных сборов с производителей, дилеров и, конечно, покупателей. Кэптивные банки в сравнении с обычными гораздо больше заинтересованы в выдаче кредита даже сейчас, так как это многосторонние отношения с автопроизводителями и дилерами. Мы наблюдаем, что рынок автокредитования смещается в стороны кэптивных банков и тех, которые работают по партнерским программам.

— Для автобизнеса это так или иначе кризисное время. Если провести аналогию с 2008–2009 годами — много ли общего?

— Если посмотреть в 2008 год, то мы увидим отличия — их трудно не заметить. В России увеличилось количество автозаводов. Цена на нефть теперь составляет не 40 долларов, а как минимум в 2 раза больше. У России точно есть большие финансовые запасы, чем в те годы. У всего российского бизнеса есть накопленный прошлым кризисом опыт, и это поможет не допустить критических ошибок. Поэтому нет резкого падения как в 2008 году, когда автобизнес в Пермском крае показал -70% в 2009, самое большое снижение продаж в России, а уже в 2010 самый большой прирост в +108%. Автомобильный бизнес очень тесно связан с банковским сектором, однако и банкиры свои выводы из прошлого кризиса сделали. Думаю, что больше мы не увидим заброшенных зданий автоцентров, которые перешли как залоги банку, и инфраструктуру которых переделать во что-либо другое очень затратно или совсем невозможно.

Для автодилера в кризис самое главное — обеспечение оборотных средств, высоколиквидные позиции на складе, реалистичное планирование и принятие на себя только реалистичных обязательств перед импортером. Принципиальное отличие для нас — тогда не было поддержки от автопроизводителя в части формирования склада, сейчас поддержка есть. Одна из задач производителя — сохранить качественную и сильную сеть.

— Механизмы кризиса разные, у автобизнеса накоплен разнообразный опыт — обрушения целых империй можно не опасаться? Может ли нынешняя ситуация до крайности осложнить жизнь небольшим дилерам, маленьким автокомпаниям?

— В истории кризисов свою долю всегда сохраняли четыре концерна: Toyota, Volkswagen Group, Hyundai&KIA и General Motors. Сейчас на арену выходит альянс АВТОВАЗа с Renault&Nissan, который может «сместить» General Motors. Параллели можно провести и «на местах». На рынке в его сегодняшнем состоянии существуют марки, которые можно назвать балластом, которые отрицательно влияют на бизнес, находясь в портфелях дилеров. Более того, сами импортеры таких марок не имеют четкого плана по улучшению состояния. Возможно, в ближайшее время мы увидим, как автомобильные компании сбрасывают этот балласт. Если такие марки являются основой дилерского портфеля — компании придется тяжело.

Вместе с тем мы видим, что автопроизводители, не дожидаясь полного краха, уводят из России некоторые марки. Показателен пример с Dodge и Luxgen, а на прошлой неделе было объявлено, что из России уходит SEAT в связи с низкими результатми продаж. Но марка уходит не потому, что была совсем не востребована — сам по себе провалился С-класс, где локомотив марки SEAT Leon был вверху по ценнику. С ростом курса валют продажа автомобилей SEAT стала для «Фольксваген Групп Рус» нерентабельной.

Мы помним о другом значении слова кризис — «возможности». В нашем случае, это возможности для слияний и поглощений. Можно спрогнозировать создание крупных региональных холдингов, когда в череде кризисов с рынка уходят слабые игроки, отдавая свои доли и позиции, продавая свой бизнес более крупным, сильным и устойчивым компаниям. В 2013 году в России произошло более 30 сделок по покупке-продаже дилерских центров, и почти в каждом городе есть дилеры, желающие продать свои активы. Был задан тренд на укрепление региональных сильных компаний. Большие компании имеют больший доступ к финансовым ресурсам, им проще влиять на автопроизводителей, у них централизованная система контроля и развития, единая система стандартов работы. Автомобили будут обслуживаться и продаваться всегда, но не всегда объемы будут показывать двухзначный рост. Неэффективные собственники уйдут из бизнеса, лидеры станут сильнее.

— На первый взгляд «драйверов роста» в 2015 почти и нет — денег на утилизацию вряд ли дадут так много, ценники из-за колебния валют кусаются, а отложенный спрос вышел весь. Хоть какая-нибудь «витаминка» для роста будет?

— Сдерживающих факторов сейчас действительно очень много: нестабильность валютных курсов, замедление темпов роста экономики, влияние геополитической ситуации, сокращение реального дохода населения, высокие ставки кредитования. И, конечно, огромная стоимость владения автомобилем — налоги и сборы, ужесточение парковочной политики, растущие цены на топливо. Однако государство может стимулировать «выбытие автопарка» и замещение его новыми автомобилями. Фокус в том, что ускорение выбытия и замещения обеспечивает увеличение объема продаж при одинаковых макроэкономических условиях.

В России сейчас средний возраст автомобиля составляет 12,5 лет, машины в возрасте до 5 лет составляют чуть больше 26% от всего автопарка страны. По нашим оценкам, при стимулировании выбытия парка всего на 1% на уровне 4% (сейчас 3%) приведет к увеличению объемов продаж с 2015 по 2025 года на 110 000 автомобилей в Пермском Крае и на 90 млрд в денежном выражении. Уровень автомобилизации с этим планом составит 330 автомобилей (сейчас 224) на 1000 человек в Пермском крае. Для государства это означает увеличенный объем налогов, рабочие места и так далее. Судя по отзывам Минпомторга о предварительных итогах программы утилизации, когда даже некоторые автопроизводители решились на это самостоятельно, тенденция сохранится. Результат есть, значит, будет еще финансирование. На рассмотрение правительству внесено предложение о продлении программы на 3 года. И это может стать хорошим подспорьем для авторынка.

Факторы, способствующие росту продаж — выбытие автопарка и низкий уровень автомобилизации, носят долгосрочный характер. Негативные — краткосрочный, хотелось бы верить. Из долгосрочных факторов в 2015 году хорошо может сыграть продолжение программ утилизации и замещение старого автопарка, а также локализация производства автомобилей. Мы планируем, что к объемам 2012 года мы придем лишь к 2017-му году, а 2015–2016 года будут находиться под влиянием текущей ситуации и ее «развития».

— «Все плохо», а новые салоны в 2014 году в Перми открываются пачками. Потому что поздно отступать от планов или потому что была надежда на нормальный 2015?

— Подготовка к получению дилерства и открытие автоцентра занимает около года, иногда и больше. Все эти открытия были запланированы заранее, в более благоприятной экономической ситуации.

— Насколько важен сейчас будет сбалансированный дилерский портфель? У ЭКС АВТО он сбалансированный?

— У ЭКС АВТО дилерский портфель сбалансированный, но не на 100%. С точки зрения выбора — клиенту точно есть, из чего выбирать. С точки зрения бизнеса — большая часть брендов позволяет нам эффективно зарабатывать, демонстрирует готовность к диалогу, мотивирует повышать качество работы. Есть и те, с кем непросто. Большое количество марок в портфеле позволяет нам удерживать большую долю на рынке. При этом у нас есть обширная география присутствия в крае помимо Перми и 80 тысяч клиентов — больше, чем у кого-либо в Пермском крае.

— Многие пермяки-автомобилисты из года в год упрекают ЭКС АВТО в невысоком уровне сервиса и недостаточной лояльности к клиентам, в простоте коммуникаций. Как компания борется с этим внутри себя?

— В истории компании был период, когда фокус внимания был направлен на увеличение дилерского портфеля и развитии. Этот период продолжался буквально до последнего времени. В этом году внимание было сфокусировано на эффективности и программах лояльности. Мы понимаем, что без этого развивать автобизнес далее невозможно. Делаем нужные и правильные шаги, уже получаем результаты. В качестве примера приведу наш автоцентр Skoda, который вошел в российский топ-20 по уровню приверженности клиентов. Количественный рост для нас закончен, теперь занимаемся качественным ростом. Конечно, здесь мы не инноваторы, однако положительные изменения чувствуем еженедельно.

— На пермском авторынке функционируют четыре мультибрендовых автомобильных компании, но премиальные бренды есть только у трех. Почему ЭКС АВТО до сих пор не обзавелся чем-нибудь «шикарным» — не готовы или еще не время?

— Долгое время мы ориентировались на автомобили массового сегмента. Получение статуса официального дилера премиальной марки является частью нашей стратегии. Для действительно качественной работы с премиальным брендом необходимо быть к этому готовым и финансово, и с точки зрения компетенций. И мы готовимся — наработки по сотрудничеству с премиум-брендами у нас уже есть.

— У вас был успешный опыт открытия автоцентра Nissanсначала в Березниках, а затем и в Перми. Сейчас в Березниках успешно работает еще один ваш автоцентр — Volkswagen. Есть ли шанс, что вы выступите с немецкой маркой здесь?

— Опыт с Nissan мы действительно можем назвать очень удачным, сделать это позволило наличие всех необходимых ресурсов. С Volkswagen хотелось бы сделать также, однако сейчас мы сосредоточены на решении других задач.