Posted 27 января 2023,, 10:47

Published 27 января 2023,, 10:47

Modified 2 марта 2023,, 14:10

Updated 2 марта 2023,, 14:10

Путешествие на тот свет и обратно в мистическом мюзикле Театра-Театра «Сонная Лощина»

27 января 2023, 10:47
Спойлеры: незначительные | Рейтинг: рекомендуется посмотреть | 12+ | Новый мюзикл Театра-Театра «Сонная Лощина» (12+) — довольно удивительная вещь, которая привносит свежее дыхание в репертуар большой сцены. На это работает интересный замысел, потусторонний мир, созданный с помощью уникальной машинерии сцены, и даже то, что большая часть спектакля играется на английском. Но, как считает критик Григорий Ноговицын, эта тяга к эффектам и приемам пока немного мешает «Сонной Лощине».

Сейчас в массовой культуре принято, чтобы художественное произведение существовало не само по себе, а было частью целой вселенной. Желательно, с обширным лором, который подробно расписывают в фанатских энциклопедиях. Кажется, режиссер Ксения Малинина вместе со студентами (это важно!) совместного курса Московского института и Театра-Театра создали на сцене свою — мистическую вселенную, с правилами и персонажами. Правда, чтобы узнать всё это, нужна не фанатская вики, а либретто (строго обязательно) и объемный буклет с карточками персонажей (опционально).

Без справочного материала во вселенной «Сонной Лощины» можно слегка запутаться, ведь взятый за основу сюжет коротенькой повести Вашингтона Ирвинга сильно изменен и усложнен. Персонажей тоже щедро добавили, и чтобы понять, кто есть кто, кто кому кем приходится, кто кого родил и кто кого убил, действительно необходима шпаргалка. (Тут порядочному рецензенту полагается пересказать сюжет мюзикла, чтобы читатель понимал, о чем вообще идет речь.) Но хитросплетения сюжета и отношений персонажей «Сонной Лощины» по своему объему представляют собой «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй», так что порядочность придется опустить и поведать о происходящем по возможности сжато.

У нас есть 13-летняя Мия (Алена Главатских), которая буквально на следующий день после смерти своей матери Катрины (Дарья Копылова), в канун Дня Всех Святых, когда истончаются границы реальностей, начинает постепенно проваливаться в потусторонний мир Сонной Лощины. Там, в петле времени, обитают умершие, которых 13 лет назад Катрина прокляла за убийство своего возлюбленного — учителя Икабода Крейна (Станислав Фоминых), с которым она пыталась бежать. Теперь же призраки с помощью новопреставленной Катрины хотят снять проклятье, вырваться из вечного празднования Дня Всех Святых и получить свободу. Для этого они собираются использовать Мию, которая и понятия не имеет, какой трэш творился на ее малой родине, потому что мама ее от этого оберегала. Мии надо будет как-то выбираться из этого ада в жизнь.

Мир спектакля разделяется на явь и навь с помощью уникальной нижней машинерии сцены. Занятно, что «Сонная Лощина» — третий спектакль после «Винила» (12+) и «Загадочного ночного убийства собаки» (12+), где эта дорогущая и сложнейшая технология использована во всю мощь. Причем мощь эта показана на небольшом кусочке сцены — для действия сперва отведен лишь уголочек. Остальное место на сцене занимают зрители. В том уголочке находится оркестр, а также Мия — она вся в белом и поет по-русски, сначала находясь буквально над происходящим. Ведь сцена поднимается, и там оказывается жмущийся к корням какого-то загадочного древа (то ли семейного, то ли того, на котором повесили бедолагу майора Андрэ) коричневато-черноватый призрачный народ Сонной Лощины.

В отличие от милашки Мии, обитатели лощины, в основном, существа не очень приятные: ведьмы, убийцы, священники-распутники, алкоголики, бывшие коты и прочие асоциальные элементы. К тому же, поют они не по-нашему, а по-аглицки. Зато делают это всё с нужным эффектом, где надо — с трагедией и печалью (в этом особенно хороши женские дуэты), а где надо — с задором и весельем. Кажется, даже чрезмерным.

Да, по большей части «Сонная Лощина» смотрится так, словно Тим Бёртон поставил мюзикл на Бродвее. Особенно это чувствуется во втором акте, где в действие включен уже не уголочек сцены, а пространство зрительного зала. Но всё равно, для мистической истории с призраками, смертями, оторванными головами и прочими «радостями» загробной жизни этот спектакль порой слишком веселенький и миленький. Даже заглавная мелодия, которой он начинается и заканчивается, сделана с явной отсылкой на «Янки Дудль». А для того чтобы из этого озорного американского мотивчика сделать что-то жуткое, нужны особые навыки.

В спектакле полно таких вот непроработанных мелочей, что медленно, но, верно вырывают из тщательно выстраиваемой атмосферы потустороннего мира. Часть этих мелочей связана с актерами и их игрой. Конечно, все артисты большие молодцы, они сделали гигантскую работу с максимальным старанием. Алена Главатских в финале, где она, несмотря на весь творившийся в спектакле кошмар, выдает просто зашкаливающие показатели нежности и чувственности. Но видно, что они еще студенты, и им пока трудно тащить такой сложный (а порой и откровенно переусложненный) материал. И это мешает его раскрытию.

Из-за этого не работает, как надо, задумка с английским языком, которая уже расстроила многих зрителей. Хотя сама по себе идея показать через языки разницу загробного и нашего мира очень интересна. Но необходимость работать на чужом языке и тщательно подбирать слова явно сковывает артистов, не дает им развернуться по полной. А значит, развернуться не может и весь мюзикл. Пока что. Ведь это всё чисто ремесленные вещи, могут исправиться сами собой, когда спектакль как следует «разыграется».

И всё же «Сонная Лощина» — очень удачная попытка Театра-Театра сделать нестандартный спектакль с оригинальными постановочными решениями и очень глубоким лором. И хотя местами мистический мюзикл в своем стремлении к оригинальности переусложнен, что явно не идет «Сонной Лощине» на пользу, ее авторам отлично удалось самое главное — создать в театральном пространстве свою уникальную вселенную, в которую хочется погружаться и изучать ее — как Мия постепенно всё сильнее погружалась в мир Сонной Лощины… Тут главное не забыть вовремя вернуться в реальный мир.