Posted 2 февраля, 13:00

Published 2 февраля, 13:00

Modified 2 марта, 14:09

Updated 2 марта, 14:09

«Называла его шеф или Кожа». По делу бывшего главного пристава Прикамья допросили посредника во взятках

«Называла его шеф или Кожа». По делу бывшего главного пристава Прикамья допросили посредника во взятках

2 февраля 2023, 13:00
Ольга Седурина
Фото: Properm.ru
В Пермском районном суде продолжают рассматривать уголовное дело бывшего руководителя региональной УФССП Игоря Кожевникова. Его обвиняют во взяточничестве и превышении полномочий. Сам бывший главный пристав виновным себя не считает.

Сегодня, 2 февраля, в Пермском районном суде продолжается допрос адвоката Ильвира Ахтямиева, который проходит свидетелем по уголовному делу экс-руководителя региональной службы судебных приставов Игоря Кожевникова. Накануне, 1 февраля, судебное заседание с его участием закончилось на драматической ноте.

«Почему вы все, кто дает показания против меня, богатые и успешные, а бедный Кожевников сидит в тюрьме», — кричал обвиняемый вслед свидетелю Ахтямиеву. Судья Ольга Лобастова и во время заседания неоднократно делала Кожевникову замечания. Она указывала ему и на то, что Кожевников вслух дает оценки тем или иным действиям участников процесса, и на то, что он бесконечно во время допроса что-то вслух обсуждает с адвокатом Николаем Атаманчуком и передает ему документы.

Основное оценочное суждение, неоднократно звучавшее из уст Кожевникова: все вокруг него врут, подтасовывают показания, доказательства и свидетельства. «Я устал запоминать ложь!» — восклицал обвиняемый неоднократно.

Ильвир Ахтямиев в материалах уголовного дела изначально был одним из подозреваемых. Его задержали и отправили под арест летом 2019 года, в самый разгар расследования «дела приставов». Тогда ему было предъявлено обвинение в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), юриста поместили под стражу. Потом его преступления квалифицировали как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ). Как считает следствие, через его руки участники преступного сообщества приставов получили около 3 млн рублей взяток. Материальная помощь полагалась за быстрое перечисление денег по решениям комиссии по трудовым спорам (КТС), якобы долгов по заработной плате.

Впоследствии, как и бывшая руководитель межрайонного отдела взыскания Александра Марданова, Ахтямиев подписал досудебное соглашение и сотрудничал со следствием. В результате уголовное преследование юриста по нереабилитирующему признаку было прекращено. Сейчас он проходит по делу только в качестве свидетеля.

В начале допроса Ахтямиев ходатайствовал о запрете для журналистов фотосъемки, суд эту просьбу удовлетворил. И сообщил, что видит Игоря Кожевникова впервые в жизни, более того, во время переговоров об обналичивании денег через схему судебных приставов его имя не упоминалось. «Она (Марданова, — Properm.ru) говорила только шеф или «Кожа», извините за грубое выражение. Но я понимал, что речь идет об Игоре Александровиче Кожевникове», — сообщил Ахтямиев суду.

Кожевникова названная кличка «Кожа» возмутила и он поинтересовался, почему Ахтямиев не называл этого во время расследования. Тот парировал, что считал это неприличным и упоминал только слово «шеф».

В самом начале допроса свидетель отметил, и в течение допроса повторил несколько раз, что за пять лет забыл подробности происходящего в 2017–2018 годах. Из-за этого в его показаниях в суде и в материалах дела были разночтения, ряд допросов по ходатайству гособвинителя Сергея Бусова дополнительно оглашались и Ахтямиев подтвердил, что давал во время расследования именно эти показания.

Тем не менее, свидетель достаточно подробно рассказал, как и зачем передавались взятки для Кожевникова. Еще до карьеры защитника Ахтямиев был сотрудником УФССП и трудился в отделе организации исполнительных производств. Тогда же он познакомился с еще одним фигурантом дела, также экс-сотрудником УФФСП Максимом Тукмачевым. В начале весны 2017 года последний предложил Ахтямиеву встретиться и решить с Мардановой проблему перечисления денег с арестованных счетов фирм. По его словам, она не хотела общаться с Тумаковым и говорила о каком-то конфликте. В том числе она якобы сообщила, что у компаний, за которые просит Тукмачев, есть признаки фирм-однодневок и могут возникнуть проблемы: «Она сказала, что уже про эту историю её спрашивали, но это обналичка и она вернёт деньги должнику». Но предложила Ахтямиеву встретиться и обсудить варианты сотрудничества.

При встрече Марданова предложила обналичивать деньги по схеме с использованием решений по КТС и попросила за услуги 4%. Ахтямиев передал предложение Тукмачеву, но тот заявил, что это слишком высокая цена. Впоследствии они договорились на том, что Мадановой «для шефа» он будет передавать 2%, а 1% дополнительно возьмет себе за слуги. «Тогда я думал, что это нормальный способ заработать, сейчас так не думаю», — заметил Ахтямиев.

После этого Марданова при посредничестве Ахтямиева неоднократно получала от Тукмачева деньги за услуги. Летом в схеме появились некие Рома и Артур, которым также требовалось обналичивать деньги с заблокированных налоговой счетов — они, как оказалось впоследствии, занимались незаконной банковской деятельностью. «Я не знал их фамилий, Тукмачев рекомендовл с ними поработать», — уточнил свидетель. Чаще всего деньги он передавал лично, перетянутые резинкой, суммы варьировались от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч рублей.

Изредка Марданова требовала деньги прислать на банковские карты знакомых, хотя — говорит Ахтямиев — он был категорически против этого. В сентябре Марданова заявила об увееличении таксы до 5%. «По требованию шефа, срочно нужно», — заявила она. Она поясняла это тем, что усилился надзор за производствами со стороны московского главка и прокуратуры. И по распоряжению Кожевникова теперь все производства и перечисления по решениям комиссий по трудовым спорам проходят через возглавляемый ей межрайонный отдел.

На вопрос Кожевникова, не считает ли Ахтямиев, что Марданова для увеличения размера взяток только прикрывалась именем «шефа или Кожи», свидетель ответил отрицательно. «Я в этом уверен», — заявил он.

Так продолжалось около полутора лет, но в определенный момент возник конфликт. По словам Ахтямиева, они перестали общаться после того, как выяснилось, что со счетов нескольких компаний деньги были похищены. Упоминались такие фирмы, как «Рико», «Самир», «Омега», «Вертикаль», «Стройсервис» и другие.

Сегодня, 2 февраля, допрос Ильвира Ахтямиева продолжится. Будут оглашены материалы его допросов того периода, когда он был еще одним из фигурантов уголовного дела. Кожевников утверждает, что показания свидетеля в суде и во время расследования отличаются.

Уголовное дело в отношении Кожевникова, Мардановой и их подчиненных, а также группы бизнесменов расследовалось в СУ СКР по Пермскому краю с июня 2018 года. Всего в преступную группу судебных приставов, по данным следствия, входили 15 человек, в том числе — экс-прокурор Индустриального района Сергей Мурай. Он был задержан и помещен в СИЗО в августе 2020 года, оперативные мероприятия проводились органами следствия во взаимодействии с сотрудниками УФСБ России по Пермскому краю и прокуратуры Пермского края. Ряд эпизодов уголовного дела в отношении Мурая связан с преступлениями, в которых подозревается Кожевников. Исполнителями в группе были бизнесмены Дмитрий Варламов, Владимир Михеев, Евгений Семенищев, а также жители Пермского края Валерий Панченко и Дмитрий Коротких.