Posted 16 июня 2023,, 15:52

Published 16 июня 2023,, 15:52

Modified 19 июня 2023,, 09:29

Updated 19 июня 2023,, 09:29

Очень странные взрослые дела заключительного сезона сериала «Мир! Дружба! Жвачка!»

16 июня 2023, 15:52
Спойлеры: незначительные | Рейтинг: тем, кто родился, вырос и выжил в 90-е, и тем, кто о них только смотрел кино | 18+

На видеосервисе Premier вышла заключительная серия третьего, последнего сезона ставшего уже культовым сериала о тех, чье детство пришлось на 90-е «Мир! Дружба! Жвачка!». Григорий Ноговицын рассказывает, как к финалу удивительно выросли его герои и сам сериал, но при этом они всё же не избавились от детских грез.

Продюсеры основанной пермяками студии Good Story Media чертовски хорошо понимают в трендах и запросах общества. Создаваемые ими сериалы могут быть не всегда удачны творчески, но всегда качественны и умело дают публике то, чего она хочет.

Под конец 2010-х публика хотела 1990-х. Колесо ностальгии тогда крутнулось так, что для большинства лихие, а для ничтожного меньшинства святые годы стали часто появляться на больших и малых экранах. Но все эти фильмы и сериалы были до боли шаблонны и однообразны, выдавая один и тот же бессвязный набор штампов из бандитов, кожанок и популярной музыки. Вместо попытки осмыслить тот сложный период они предлагали лишь бесконечную «дискотеку 90-х».

Но продюсеры Good Story Media перевернули эту игру, пустив в работу лежавший у них почти десять лет проект «Братство крыши», в релизе 2020-го переименованный в «Мир! Дружба! Жвачка!» (18+) (далее МДЖ). Журнал «Афиша» назвал этот сериал «очень странными делами по-русски», где монстров заменили братки. И такое определение абсолютно точно. Ведь это гениальная идея — взять типичный «клуб неудачников» любимого в России (несмотря ни на что) Стивена Кинга и на фоне хайпа «Очень странных дел» (16+), которые заимствовали из трудов короля хорроров почти всё, поместить этих «неудачников» в наши 90-е. Только мистику и чудо-юд заменить разборками и ностальгией и разбавить это месиво отличной музыкой.

И вышло очень хорошо! Ведь МДЖ давал интересный «взгляд снизу» на 90-е, от лица компашки подростков, называющей себя «Братством крыши» (по месту своей тусовки). В братство входят главный герой Санька Рябинин (Егор Губарев), робкий, но с большим сердцем парень из интеллигентной семьи, не сумевшей пристроиться к новым временам; выросший с пьющим отцом балабол и разгильдяй Вовка (Егор Абрамов); пришибленный задрот Илюша (Федор Рощин) и примкнувшая к ним вернувшаяся из-за рубежа девочка Женя (Валентина Лялина). Она, естественно, становится возлюбленной Сани.

Вокруг них на остатках старого мира строится какой-то новый — жестокий и циничный, где всё решают деньги и сила, где люди либо ломаются сами, либо ломают других. «Братству крыши» словно нет до этого дела, они живут своей веселой подростковой жизнью, типичной для тех лет: играют во дворе, пьют газировку в штабе на крыше, пробиваются на концерт «Агаты Кристи», называют подобранную дворнягу Лэсси (в честь одноименного популярного фильма) и слушают музыку, которая вскоре станет неотъемлемой частью «дискотеки 90-х». При этом главными хитами сериала стали треки современного музыканта Mujuice. Такой анахронизм придал МДЖ очень важную изюминку и свежесть, поскольку трек-листом «дискотеки 90-х» все остальные фильмы и сериалы на эту тему просто задолбали.

В первом сезоне МДЖ всё связанное с темой детства, ностальгии и семьи было прекрасно. Общее впечатление портили чертовы шаблонные разборки и бандиты, без этого авторы МДЖ не могли обойтись. Главным фигурантом был дядя Сани, глава местных ветеранов-афганцев Алик (Юрий Борисов). Но на фоне ярких жизненных историй простых людей унылые разборки афганцев и кавказцев, словно плохо переписанные из книги Алексея Иванова «Ненастье», выглядели нелепым и неуместным детским садом.

Второй сезон МДЖ исправлял и эти недостатки, потому что сериал взрослел вместе с его героями. «Братство крыши» перебралось в гараж и банчило разбавленным спиртом, спертым у афганцев. Семейные отношения дошли до полного краха и уголовки, а посуровевшие бандиты серьезно взялись рубиться аж за целый завод. Но в сериале осталось и детство, и светлые мечты. Ведь герои брались торговать шмурдяком ради общего домика на юге, где вечное лето и, кажется, вообще не надо взрослеть. Но это обман, взрослеть надо, ведь всем придется брать ответственность — за свои поступки, за своих близких и их проступки.

Тому, как стали взрослыми все герои, и посвящен третий сезон МДЖ. «Братство крыши» больше не дети, у них другая жизнь, в ней уже не осталось места милым ребячествам. На дворе 1996 год. Вовсю ревет компания «Голосуй или проиграешь». Саня с Илюшей держат ларек, где торгуют кассетами с музыкой и кино; Вовка стал отцом, но, кажется, от этого сделался еще большим недотыкой; Женя собирается выйти замуж за скользкого молодого дипломата (Федор Федотов) и уехать с ним за рубеж.

Два раза чудом выживший в прошлых сезонах Алик, сумевший избежать еще и кичи, вообще завязывает с мутными делишками. Но затащить его назад хочет новый криминальный лидер города — дерганый псих Вася (Евгений Ткачук). И это не просто бандит, который подминает под себя всю наркоторговлю, а настоящее хтоническое зло — непредсказуемое, странное и бесконечно опасное (ну, еще и один из лучших героев всего сериала)…

Конфликты и проблемы в третьем сезоне МДЖ во много раз жизненнее, серьезнее и мрачнее, чем в прошлых частях. И чтобы разбираться с ними, героям придется встать взрослее во всех смыслах этого слова. Важный символический мотив третьей МДЖ — сепарация от родителей, как герой Виктора Сухорукова, отца новой подруги Сани, или условных отеческих фигур, как старый тренер Алика, деда Веня в исполнении Юрия Кузнецова (заметьте, как авторы собрали центральных актеров главного фильма 90-х «Брат»!). Ведь только взрослый и самостоятельный человек сможет побороться с реальными проблемами и одолеть кажущееся нереальным зло.

И для решения всех этих дел авторы предлагают способ, простой на словах, но невероятно сложный на деле: понимание, прощение, отказ от какого-либо насилия. Взрослые не дерутся, как мальчишки, и не держат обидок. Можно поговорить со старым другом и понять, от чего его беды, вернуть любовь всей жизни, сделав всего один верный, но очень сложный и смелый шаг, принять жизненный выбор собственного ребенка, после потрясения осознать свое падение и раскаяться. И даже жуткого злодея можно пробить не кулаком, а сочувствием, чтобы разглядеть в нем огромную боль и помочь унять ее. А тех, кто человеческий вид потерял окончательно, жизнь сама накажет строго.

К сожалению, финал истории МДЖ, где тьма рассеивается, а взрослая жизнь оказывается не проклятьем, а перспективой чуть ли не лучше счастливого детства, проведенного с друзьями и газировкой, смотрится чересчур наивно. Кажется, что создатели сериала, показывая взросление героев, так и не решились до конца расстаться с детской мечтательностью. Поэтому возникает странное ощущение, что реально страшным вызовам они придумали максимально простые, пусть и неожиданные решения. И оттого, что эти решения подаются слишком медленно, третий сезон кажется местами затянутым. За ощущением, что что-то происходит, ничего не происходит довольно долго.

Но мешает ли истории «мира, дружбы и жвачки» такое излишне светлое и позитивное окончание? Нет, не мешает, даже наоборот, оно сериалу очень идет: пусть детство кончилось, но яркая и интересная жизнь еще впереди, там ждут любовь и счастье. Конечно, это приятная наивная глупость, но, как пела группа 25/17, «Так не бывает в жизни, пусть будет хотя бы в песне».