Posted 3 июня, 12:22

Published 3 июня, 12:22

Modified 4 июня, 11:21

Updated 4 июня, 11:21

«Ребята-зверята»: опасны ли фурри и нужно ли их запретить в России?

«Ребята-зверята»: опасны ли фурри и нужно ли их запретить в России?

3 июня 2024, 12:22. Обновлено 4 июня 2024 в 11:21
Фото: gazeta-vp.ru
Модная у подростков субкультура вызвала массу вопросов у россиян. Поясняем, что и как.

Встречали на улице «детей-котиков», «детей-пандочек» и т. д. Они причисляют себя к фурри — надевают маски животных и ведут себя соответствующе. В РФ собрались признать сообщество деструктивно влияющим на молодежь и запретить. Стоит ли это делать — разбирались наши коллеги из «Новых Известий».

Какую опасность несут «пушистики»?

Недавно детский омбудсмен Татарстана Ирина Волынец пообещала бороться с фурри — субкультурой, участники которой подражают животным. Почему государство обратило внимание на очередную субкультуру? Большинство родителей считают «звериное» увлечение детей вполне безобидным и называют это своеобразной социализацией. Но прежде, чем делать выводы, узнаем, что говорят эксперты.

Клинический психолог, КПТ-терапевт, куратор многодетных семей РОО ОМСМ Виктория Владимирова помогла разобраться, что не все «фурри» — действительно фурри.

«Если вы встречали подростков, весело гуляющих в ярких костюмах или масках животных по улицам или собирающихся группами, скорее всего, это представители субкультуры фурри. Но если подростки при этом активно бегали на четвереньках или прыгали, подражая движениям животных, то это уже териантропы или терианцы. Притом тоже не обычные, а увлекающиеся квадробикой. А если подросток, подражая отточенным движениям лошади в конном спорте, бегает с игрушкой — головой лошади на деревянной палке — то это уже увлечение хоббихорсингом, которому около 10 лет в России», — объяснила эксперт.

Откуда «хвосты растут»?

В 80-е годы прошлого века в США зародился фурри-фендом из взрослых поклонников научной фантастики, комиксов и мультфильмов, где главные персонажи любого сюжета — антропоморфные животные. И сюжеты, уточняет Виктория Владимирова, не детские, а со всеми естественными сферами жизни взрослых и сексуализированным подтекстом.

«Именно с 80-х годов и далее в фурри-фэндоме есть множество направлений. Для детей — отдельный контент, веселый и яркий. Как создать маску или костюм, как стать графическим дизайнером, создающим фурри-персонажей и запустить свой предпринимательский проект, как найти друзей и быть среди своих и тд. Но есть контент и для взрослых, в том числе, для тех, кто продолжает играть», — отметила Виктория Владимирова.

И в «стае» быть, и выделиться

Отождествлять себя с каким-либо животным и собираться в «стаи» — вовсе не чуждо человеку. Люди обожествляли и наделяли душой и силой все вокруг. В том числе были и тотемные животные, которые, как считали люди, придавали им определенные качества: силу, ловкость, ум, изворотливость и т. д. И каждый выбирал себе своё тотемное животное. Об этом в беседе с «НИ» напомнила главный внештатный психолог Дальневосточного федерального округа Ольга Олифер.

«До сих пор следы этого остались в нашей психике. Посмотрите на сказочных героев: от Кота в Сапогах до папы Гарри Поттера, который превращался в оленя и черпал там свою силу. Тотемность свойственна человеку и человеческой психике. Но что может быть опасной в этой истории с фурри? То, когда и если ребёнок полностью начинает себя идентифицировать с этим животным. Если он не отделяет, где это можно делать, а где нельзя. В этом случае стираются социальные нормы».

Если такие проявления остаются на уровне акций, то бояться нечего, успокоила эксперт. Вот они собрались в «стаю», там все они котики, вот котики погуляли вместе, разошлись по дома и снова стали детьми…

«Это способ приобщиться к определенному сообществу, это и принцип „свой-чужой“: тут все котики, а мы тут все лисички, а мы тут все енотики. Они хотят и быть принятой этой группой, и при этом выделиться. Им надо одновременно и то, и это. Они раздираемы этими амбивалентными чувствами. „Я хочу быть в группе, но я хочу быть особенным. А ещё мне надо себя понять“.

Вспомните, сколько у нас было уже этих субкультур? Мы пережили и готов, и эмо… Если родитель видит, что это не наносит вред ребенку, что это такой вот способ его общения со сверстниками, то мы не видим в этом опасности. Если же это подменяет собой все реальные стороны жизни — школу, учебу и так далее, то вот здесь уже есть необходимость задуматься и обратиться к специалисту за консультацией», — советует психолог.

Когда же бить тревогу? Если мама видит, что ребенок и дома ходит, как котик, ест на полу из миски, если он мяукает, а не говорит, если он перестаёт заниматься своими бытовыми делами, учёбой, то, конечно, нужно задуматься. Это, мягко говоря.

Опасность заиграться

В клинической психологии существует понятие видовой дисфории, как самоощущения человеком несоответствия внутреннего образа внешнему биологическому виду. Т.е. человек отказывается принимать свою природу. Рядом и гендерная дисфория, когда человек находится в подавленном состоянии из-за несоответствия своему биологическому гендеру и ищет свою половую идентификацию, объясняет Виктория Владимирова.

Не нужно воспринимать в штыки увлечения ребенка, советует Ольга Олифер. Наоборот, можно обсудить с ним, какие действительно сильные стороны могут быть у этого животного, которое он для себя выбрал. Какую роль оно играло для наших предков.

«Вообще наше бессознательное любит такие образы, потому что это же наше прошлое. Мы оттуда вышли. И даже на консультациях у нас взрослые могут сравнить себя с птицей или сравнить свой страх со змеей. Мы его рисуем, выражаем, и дети это делают. Бессознательному чаще проще говорить на языке символизма. Но если встать в оппозицию ребенку, то, конечно, мы рискуем получить обратный эффект», — говорит психолог.

Запретить «ребят-зверят»?

Как и любая субкультура, фурри — явление временное, считает педагог, кандидат филологических наук Анна Дмитрова.

«В целом оно не является деструктивным, как мне кажется. Я имею возможность наблюдать ребенка, который увлечен этим процессом. Говорить о каком-то полным отождествлении им себя с животным, я не могу. Это выглядит, как обычная детская игра. Принятие законодательного запрета в отношении фурри я считаю странным и необоснованным. Так мы дойдем до того, что придется запретить ролевиков… Это тоже игра — и для взрослых, в том числе — участники которой на время отождествляют себя с выбранным персонажем».

Педагог подчеркивает: это обычное желание подростка выделиться, показать свою оригинальность, свою особенность и запрещать это на законодательном уровне нет оснований.

«Если говорить о том, что какие-то подростки-фурри вели, возможно, себя неадекватно в каком-то регионе, сделали что-то не так, то среди любых обществ и культур есть люди, который дискредитирует эти общества и культуры. Это не значит, что нужно запрещать всех законодательно. Тем более объявлять экстремистским, это совсем странно», — констатирует эксперт.

Дети исследуют себя, исследуют свой образ, а также то, как их воспринимают окружающие. Пока это в здоровых рамках, нельзя это запрещать, это крайности, уверена Ольга Олифер:

«Пару лет назад все цеплялись к Хагги-Вагги, такие войны вокруг него шли! Но ведь всю жизнь у нас были Баба-Яга, Кощей Бессмертный и волк, который укусит за бачок. И еще ближе к фурри — мы все на новогодних утренниках в детстве наряжались зайчиками и белочками. А еще в снежинок, а это вообще неодушевленный предмет… Это тоже надо запрещать?»

Нельзя допускать перегибов, и тогда и общество будет здоровым, и молодое поколение будет понимать, когда играть, а когда все же нужно снять маску котика, подытожила психолог.