Posted 14 июня, 14:53

Published 14 июня, 14:53

Modified 14 июня, 14:55

Updated 14 июня, 14:55

Экономисты поясняют, чего ждать от рубля в новых реалиях

Экономисты поясняют, чего ждать от рубля в новых реалиях

14 июня 2024, 14:53
Фото: pixhere
Ценовая гонка, рост курса — это еще не все.

Новые санкции США подхлестнут инфляцию в стране. Дорожать будут все товары — и импортные, и неимпортные. Это одно из последствий санкций. Другое последствие — курс доллара к рублю. До конца года он достигнет 100 рублей за доллар, прогнозируют эксперты «Новых Известий».

Запрет на торги долларом и евро на Московской бирже повлечет за собой изменения в экономике страны. Главный бич российской экономики — инфляция — даже усилится, поскольку внебиржевой курс означает рост издержек и большую волатильность, считает ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев.

 

Как теперь будет определяться курс валют

 

— Как отсутствие биржевых торгов скажется на курсе? Валюта подорожает?

— Первое время, конечно, будет турбулентность. Но в принципе, я не думаю, чтобы в разы у нас подорожала валюта. Уже примерно прорисовывается то, как всё будет. И ЦБ сделал заявление очень своевременно и дал какую-то информацию.

Конечно, когда фактически будет определяться курс на основе не биржевых торгов, это будет несколько иное. Детали здесь неизвестны. Но примерно понятно: это будет происходить на основании тех курсов, по которым будет проводиться покупка-продажа в десяти крупнейших банках. Желающие купить или продать валюту, если она у них есть, будут продавать через них. Это же небиржевые торги. Механизм примерно такой, как сейчас.

— Как будет считаться выручка экспортёров?

— Как будет считаться — пока можно только предположить. Официальный курс всё-таки будет. Ключевой вопрос — как он будет устанавливаться. Исходим из того, что банк будет устанавливать, да, не на основе биржевой торговли, на основании кросс-курса, но будет устанавливаться.

— Что будет с импортом? Как расплачиваться импортёрам, и где им брать валюту?

— Небиржевой рынок будет существовать. Это очень важно. Первое впечатление, конечно — а где теперь покупать и продавать валюту? Но внебиржевой-то рынок как существовал, так и будет существовать. Там и будет покупать валюту. Естественно, всё усложняется, и издержки возрастают.

 

Юань и зависимость от Китая

 

— На основании чего банк будет поддерживать курс продаж и покупок? Вчера в одном банке покупали за 50 рублей, а продавали за 200 рублей за доллар…

— На основании спроса и предложения. То, что покупка-продажа была 50 и 200 — это первое время. Плюс ориентир для банков может быть такой: как известно, торговля юанями становится торговлей номер 1. Он и так уже занимал очень значительную долю валютных операций.

Если у нас биржевой курс юаня сохраняется, известен и биржевой курс по отношению к доллару и евро. Фактически, это будут кросс-курсы через юань к доллару и евро. Если курс юаня к рублю составляет, например, 12,5, а юань к доллару–около 9 или 8 — вот вам становится известен курс рубля по отношению к доллару и евро через юань. Это возможный ориентир для банков. Может быть использована корзина валют, не один юань, но и другие валюты, например, дирхам, турецкая лира. В принципе, одного юаня достаточно.

— Насколько увеличивается зависимость от Китая? Будет ли Китай совершать какие-то шаги, ухудшающие ситуацию?

— Увеличивается, безусловно. Фактически это теперь основная и главная валюта, но юань всё-таки — международная резервная валюта, что очень важно. Но я не думаю, что Китай дополнительно воспользуется этим. Зачем? И так зависимость увеличивается.

— И сейчас с платежами в Китае большая проблема. Не станет ли еще хуже?

— Да. Но эти трудности обострились пару месяцев назад. Не думаю, что ещё что-то более усложнится. Китай не будет что-то предпринимать на эту тему. Дальше — посмотрим. Какие-то решения, связанные именно с этими событиями со стороны Китая, которые привнесут дополнительные трудности для торговли — я этого пока не вижу.

 

Инфляция — 8%, ключевая ставка — 18 и прогноз курса до конца года — 100 рублей за доллар

 

— По вашему прогнозу, инфляция в России продолжит свой рост?

— Одно из неприятный последствий новых санкций — рост издержек, подорожание импорта, инфляция скажется на ценах. И не только импортных товаров, которые подорожают первыми, но, как известно, даже отнюдь не импортные товары тянутся за импортными в этой ценовой гонке. Это будет, к этому надо быть готовым.

— Какой будет годовая инфляция? Какой ваш прогноз?

— Надо учитывать, что и без этого решения удерживать инфляцию тяжело. Около 8% в годовом выражении — это совсем не тот показатель, на который рассчитывали. Инфляция потихоньку растёт.

Когда повышали ключевую ставку, инфляция была меньше, чем сейчас. 16% ключевая ставка максимум что сделала — затормозила рост инфляции. Но рост продолжился. Плюс нас ждут мощные проинфляционные решения. Я имею в виду, в первую очередь, индексацию единого коммунального тарифа, коммунального платежа на 9,8%, а в некоторых регионах и больше. На фоне того, что инфляция росла и есть факторы, которые ещё больше будут её ускорять, появился этот фактор. Сколько он привнесёт в инфляцию — сказать трудно, но то, что привнесёт свой вклад — безусловно.

— Стоит ли ожидать повышение ключевой ставки?

— Как известно, банк России уже практически анонсировал это. Жёсткость сохраниться. Я думаю, в июле стоит ожидать, несмотря на то, что к решению, которое мы обсуждаем, были готовы и понимали с 2022 года, что это может произойти. Тем не менее, когда это происходит и, уверен, Банк России правильно оценит проинфляционную природу этого фактора. И без этого фактора Банк России был готов идти на ужесточение денежно-кредитной политики и повысить ключевую ставку. С учётом этого решения вероятность повышения возросла. Я думаю, шансов больше за то, что в июле ключевая ставка будет повышена.

— Может ли ставка достичь 20%?

— Для начала — нет, я не думаю. 20% — психологическая отметка. В самый кризисный момент в конце февраля 2022 года ставка была повышена до 20% и тут мы снова к ней вернулись? Тем более, что так резко повышать нет необходимости. Но процентов до 18 — может быть повышена.

— Еще несколько дней назад эксперты говорили, что валютный коридор 92 — 94 сохранится до конца года. Что теперь?

— Я думаю, до конца года мы будем иметь больший курс. Здесь не надо забывать и о том курсе, который был зафиксирован в сценарных условиях развития российской экономики. Там среднегодовой — 94,7. Это сценарные условия, которые Минэкономразвития озвучил ещё в конце апреля. Но если среднегодовой — 94,7, мы понимаем, что с учётом того курса, который был в первой половине года, к концу года это под 100 вполне может быть. С учётом этого решения, которое объективно ослабляет рубль, реальность ослабления рубля и такого курса достаточно высока.

— Ожидать ли нам вместо обменников подворотни?

— Нет, не думаю, будет официальный курс. Период турбулентности будет достаточно непродолжительным, всё будет работать примерно как работало, но с дополнительными издержками и со всем тем негативом в виде инфляции, в первую очередь. Нет, обменников в подворотнях нам ждать не стоит.

— Что делать обычным людям — бежать покупать доллара, продавать их, сидеть и ждать стабилизации?

— Не дёргаться в такой период. Ситуация так или иначе успокоится. А так вы больше потеряете. И те, кто побежит продавать, и те, кто решит прикупить. Банк России заявил, что сохранность он гарантирует, те ограничения, которые были — сохранятся. Бежать не стоит. Всё, что вы сейчас сделаете, можете потерять на этих скачках курса.