Posted 21 июня, 09:42

Published 21 июня, 09:42

Modified 24 июня, 07:02

Updated 24 июня, 07:02

Пермский экскаваторный стиль, или Что говорит о нашем городе снос «Пермских ворот»

21 июня 2024, 09:42
Разрушение арт-объекта произошло быстро, резко и грубо. Одна часть горожан этому радуется, другая печалится, но равнодушным не остался никто. Григорий Ноговицын пробует объяснить, почему обе стороны в этой ситуации правы, и почему она так много говорит о жизни современной Перми.

«Пермские ворота» сносят. Часть пермяков ликуют, оттого что, наконец, уничтожат ненавистную «табуретку», на которую потрачены большие бюджетные деньги, и сообщают о своей радости в комментах. Другие горюют, разбирая поленца и щепки бывшей достопримечательности на сувениры. Как показал прошлогодний опрос, горожане действительно разделились поровну в вопросе любви и ненависти к работе Николая Полисского. И кто же из них прав? Как ни странно, правы все.

Такая резкая полярность доказывает одно — как арт-объект «Пермские ворота» работали, и работали отлично. Потому что одна из важнейших функций современного искусства — вызывать эмоции. И необязательно только позитивные, как это делает «Счастье не за горами» Бориса Матросова. Главное — чтобы эмоции были яркие. Именно эмоции, которые вызывала работа Полисского, делали ее настоящей достопримечательностью города. Важным и знаковым объектом.

Поэтому так дико и смотрелась его ликвидация — просто, без каких-либо акций прощания конструкцию буднично развалили экскаватором, который уже на следующий день рыл рядом землю в рамках строительства дорожной развязки.

Стоит признать, что уничтожение «Пермских ворот» было лишь вопросом времени. Давно известно, что арт-объект находился в очень плохом состоянии. Изначально сделанный как времянка он сильно перестоял отведенное ему время, а средств на реставрацию не было. Вопрос с «табуреткой» рано или поздно пришлось бы решать. Но явно не так, как это было сделано, — сносом, без учета какого-либо контекста и значимости объекта. Ответственных за стройку понять можно, им, очевидно, не до рассуждений о высоком, им развязку и мост в срок сдавать. Но вот их начальство могло додуматься, что вместе с бревнами «ворот» на землю обрушится и огромный контекст, накопившийся вокруг них за почти полтора десятилетия.

Такое грубое игнорирование смыслов, человеческих впечатлений и эмоций, что собираются вокруг таких знаковых мест, стало, к сожалению, в Перми нормой. Поэтому главный инструмент реставрации в нашем городе — это экскаватор. Уничтожение «Пермских ворот» это только подтвердило.

Менее скорый снос (от решения до исполнения буквально прошли дни) и какая-то акция прощания не вернули бы ничего, но вышло бы не так грубо и некрасиво и могло бы смягчить ощущение наплевательского отношения к достопримечательности и людям, которые ее как ценили, так и не любили. Ощущение, которого быть не должно.

Нравились вам или нет «Пермские ворота», но они действительно стали значимыми, стали одной из фишек нашего города наравне со «Счастьем не за горами», с которым не спорит, кажется, никто, кроме художника Алексея Илькаева, в 2018 году превратившего эту надпись в «Смерть не за горами», чем образно «убил» арт-объект, превратив из милой деревянной времянки в бетонную тяжеловесную конструкцию. Многие уже и не помнят, какой вой поднялся в городе, когда над любимой надписью так страшно «надругался» художник с грустным лицом.

А ведь и «Счастье», и «ворота» — явления одного порядка, оба — части паблик арт-программы Музея современного искусства времен культурной революции. Оба сделаны известными художниками, оба, по сути, времянки, которые сильно пережили отведенное им время. Просто удивительным образом, несмотря на одинаковый контекст, эмоции и впечатления они вызвали принципиально разные. Но, как мы уже выяснили, в случае чего, этот аспект может напрочь игнорироваться, и те, кто радуется сносу арт-объекта, делают это рано. Потому что когда-нибудь больно сделают и им. Ведь экскаватор-реставратор неразборчив, ему всё равно, что ломать.

Но такое игнорирование властями человеческого отношения к какому-либо объекту очень сильно противоречит их же намерениям. Дело в том, что Пермский край собираются сделать туристическим регионом. Цели такие заявлены и реализуются. То, сколько людей посетило Пермь в год юбилея, говорит о том, что такое возможно.

Но всё упирается в одну очень серьезную проблему: в Перми очень мало достопримечательностей. Это заключение преподавателей курсов в ПГНИУ по подготовке гидов-экскурсоводов, которые автор этих строк недавно окончил. По словам этих преподавателей, главная беда Перми в том, что в ней мало что можно показать. Список объектов крайне ограничен. Кто-то может с этим поспорить и немедленно начать эти самые объекты перечислять, но перечисление очень быстро закончится. Пермь интересна другим — про нее можно рассказывать почти бесконечно.

И глядя на развалины «Пермских ворот», лично я вдруг понял, что теперь хочу дожить до того момента, когда моя шутка о том, что главный реставратор в городе — это экскаватор, станет неактуальной. И стараться по мере сил как журналист, как экскурсовод, да и просто как человек, любящий свой родной город, приближать это время. Но, кажется, наступит оно еще не скоро.