Posted 11 июля, 04:00

Published 11 июля, 04:00

Modified Вчера, 04:19

Updated Вчера, 04:19

Любовь, Пермь и стереотипы в фильме «Культурная комедия»

Любовь, Пермь и стереотипы в фильме «Культурная комедия»

11 июля 2024, 04:00
Спойлеры — серьёзные | Рейтинг: для тех, кто очень сильно любит Пермь и российское кино. | 12+

С 11 июля в широкий прокат выходит фильм «Культурная комедия» (12+) — снятая в Перми история о городском чиновнике, которому срочно надо с помощью преподавательницы института культуры понять, что такое искусство. И заодно, случайно найти свою любовь. К той самой преподавательнице, естественно. Григорий Ноговицын посмотрел «Культурную комедию» на предпоказе и теперь рассказывает, почему эта имеющая серьёзные недостатки картина безусловно стоит внимания пермяков.

Всё новое — это хорошо забытое старое

В российских кино и сериалах невероятно распространён сюжет о том, как зарвавшийся грубый мужик (как правило кто-то из столицы, чаще чиновник или представитель крупной фирмы) собирается что-то натворить где-то в провинции. Но по ходу дела встречает местную милую и образованную девушку (как правило из сферы культуры или образования) которая, очевидно, его противоположность, с которой у него нет ничего общего. Часто они даже враги. Но между зарвавшимся грубым мужиком и милой культурной местной девицей возникнет любовь, крепкая как сталь с Мотовилихинских заводов. Это любовь и меняет обоих героев — он перестаёт быть мерзавцем, а она становится ещё более милой.

Где только не использовали по-своему этот троп, например в сериалах «Дылды» (18+), «Корни» (18+) и «Полярный» (16+). Даже в «Домашнем аресте» (16+) был похожий приём. А семижильный Федор Бондарчук сыграл грубых зарвавшихся мужиков, влюбленных в провинциальных работниц просвещения, аж в двух проектах: фильме «2 дня» (18+) и сериале «Год культуры» (16+).

Такой взгляд на провинцию через историю мезальянса, повторяемую из раза в раз, многое говорит о нашей киноиндустрии, где заправляют, как правило, люди, понаехавшие в столицы из этой самой провинции. Как например пермяки. Людей из нашего города в индустрии и правда хватает, особенно тех, что когда-то играли в КВН. Так что, появление кино о том, как в Перми хам влюбился в курсистку, было вопросом времени. И вот, на экраны выходит «Культурная комедия» придуманная бывшими пермскими кавээнщиками, а ныне солидными продюсерами Гавриилом Гордеевым и Ямуром Гильмутдиновым.

Романтика на улицах Перми

По сюжету фильма, заммэру Перми Виктору Летаеву (Алексей Чадов), который не разбирается ни в чем, кроме строительства, и по жизни прямолинеен, прост и груб как арматурина, приходиться срочно окультуриваться. Ведь губернатор (Андрей Федорцов, в одной, но очень яркой сцене) поставил свою дочку (Александра Велескевич) заниматься в городе культурой, чтобы импортозаместить всё западное и в ней. Поэтому в бывшей промзоне вместо ЖК, который заммэра планировал построить, будет культурный кластер. И либо Летаев впишется в эту культурную повестку, либо выпишется из должности.

За знаниями в области искусства и культуры чиновник, вполне логично, обращается в Пермский институт искусства и культуры (хотя на самом деле, в его наименовании слова «искусство» нет уже почти 10 лет). Там к нему приставляют в качестве репетитора своенравную заучку-преподавательницу Марину Николаевну (Яна Гладких). Естественно, поначалу витающая в высоких материях девушка на дух не переносит строптивого и неподдающегося новоиспечённого воспитанника. Но потом, с помощью стихов Пастернака, баек о Чехове и знакомства с настоящим поэтом она учит чиновника ценить искусство и даже его создавать, а он ей объясняет, что красота есть даже в дорожной плитке на Компросе. В итоге, они влюбляются друг в друга, куда ж без этого.

Главное достоинство «Культурной комедии» в том, что, обращаясь к исхоженному как пешеходный мостик у Перми Первой сюжету, фильму удаётся подать эту историю оригинально, смешно, и при этом очень трогательно. Здесь с лихвой хватает отличного юмора, и главная романтическая линия прописана и поставлена очень красиво и лирично. При этом не однобоко — в этом типе сюжета принято, чтобы он и она были одномерны, но Виктор оказывается всё-таки сложнее арматурины, человеком на самом деле чувственным и рефлексирующим, а вот Марина очевидно перегибает со своим зазнайством. Но от этого, и еще яркой химии между Чадовым и Гладких, главные герои, выглядят живыми и настоящими, и в их чувства веришь. Чего добиться в этом типе сюжета очень трудно.

В этом явно заслуга не только режиссёра Владимира Котта, но одного из авторов сценария — пермского режиссёра и драматурга, руководителя театра «Большая стирка» Дмитрия Заболотских. Он когда-то учился на высших курсах у Владимира Меньшова, и судя по «Культурной комедии» Заболотских явно перенял у своего мастера умение рассказывать смешные и трогательные истории о любви.

Конечно, отдельное место в фильме занимает наш город. Пермь с её историей и культурой фактически отдельный и важнейшим персонаж фильма. Показан город с большой любовью и теплотой, и картина просто напичкана разными чисто местными деталями и мелочами. Хотя, некоторые детали могут смутить пермяков, вроде того, что в самом начале герой буквально телепортируется из центра города на Усьву, что в качестве пастернаковских мест Прикамья использована не Всеволодо-Вильва, а очень характерный залив Камы в Полазне, институт культуры показан только с фасада, а все сцены внутри сняты в другом месте (что правильно, потому что показывать ПГИК изнутри неподготовленным людям не стоит) и вообще для важного сюжетного момента изобретен целый дом-музей Чехова в Перми. Хотя единственное здание в городе, что помнит визит великого писателя, — это вокзал Перми Первой. Но тут в угоду простоте и внятности сюжета авторы картины сильно эксплуатируют легенду о том, что место действия «Трех сестёр» списано с Перми, и в нашем городе даже жили прототипы сестер Прозоровых (что на самом деле миф, выдуманный пермскими журналистами в 1960-е).

Пьяные поэты и стереотипы

Вообще, как раз одна из главных бед этого фильма, это то, что он грешит такими упрощениями и злоупотребляет стереотипами. Они неизбежны в фильме, снятом для массового зрителя, а не только для пермяков, но в «Культурной комедии» есть пара совсем вопиющих моментов. Первый — это когда Летаев по заданию Марины встречается с известным местным поэтом Белозеровым. И, согласно стереотипу, современный поэт показывается чем-то пожилым, бухим и неопрятным в растянутых трениках. Такую грубость образа скрашивает только то, что поэта играет великолепный Юрий Стоянов, который за несколько минут на экране даёт настоящий мастер-класс трагикомедии.

Второе упрощение и стереотип кроется в отношении к современному искусству. В финале проникшийся классической культурой заммэра, чтобы пустить пыль глаза начальству, на стройке будущего кластера собирает выставку современного искусства буквально из мусора. И пафосный искусствовед (Алексей Каракулов — единственный пермяк в более-менее заметной роли) находит во всем этом различные смыслы. То, что суть современного искусства как раз в возможности его свободной трактовки схвачено верно, но все равно выходит посыл о том, что на самом деле это все сплошное шарлатанство и обман, а не искусство. Такая себе идея, особенно учитывая сколько сил пермский музей современного искусства PERMM тратит на работу с местными явлениями: художниками и контекстом вообще.

И ведь судя по словам Гавриила Гордеева и Ямура Гильмутдинова они отлично понимают, что поэты сейчас — это не вечно бухие шестидесятники (Дмитрию Заболотских, частому участнику поэтического фестиваля «Компрос», это известно великолепно) и что современное искусство тоже важно, и делают его не только шулера. Но такие мотивы просто не влезали в фильм, потому что его должна понимать максимально широкая аудитория, для чего и нужны стереотипы, и хронометраж просто не вмещал все идеи.

И это самая главная проблема «Культурной комедии» — у этого фильма очень рваный, постоянно сбивающийся ритм. В глаза бросается что картина сшита немного в спешке на живую нитку (словно спешили к трехсотлетию Перми). Как будто какие-то важные вещи из различных версий сценария просто не сняли, или сняли, но потом вырезали. Зато есть лишние, сделанные будто для галочки сцены. Например, эпизод в художественной галерее, у которого нет никакой необходимости происходить в старом здании музея. Ее единственная цель — на пару минут показать пермских богов. Что, конечно хорошо, но выглядит необязательным вставным номером. Если бы сцена проходила в вузовской аудитории ничего бы не изменилось.

Всё это очень сильно сказывается на цельности «Культурной комедии» как художественного произведения. Но эти недостатки с лихвой искупаются великолепно показанной Пермью, трогательной, отлично сыгранной и поставленной историей, и тем, что именно в нашем городе сделали самую лучшую версию заезженного сюжетного хода, который режиссер «Культурной комедии» Владимир Котт называет «барышня и хулиган».