Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«В Белоруссии компании обязаны половину леса продавать на бирже». А что в России и в Пермском крае?

24 декабря 2018, 10:58

«В Белоруссии компании обязаны половину леса продавать на бирже». А что в России и в Пермском крае?
По итогам 2018 года Пермский край занял третье место по объему биржевой торговли лесом и лесоматериалами. Эксперты и игроки рынка отмечают, что биржа стала эффективным индикатором реальной цены за лес. Главная же задача всех преобразований - полностью вывести отрасль из тени.

Биржевая торговля лесом в стране набирает обороты, первое место по объемам торгов занимает Иркутская область, на втором месте Красноярский край, на третьем месте — Пермский край. Причем периодически Пермский край становится лидером. Об этом сообщил начальник управления контроля ТЭК и химической промышленности ФАС России Дмитрий Махонин. По его словам, на российской бирже торгуют лесом-покупают лес около 800 участников (юридических лиц), из них около 80 участников из Пермского края.

По словам Дмитрия Махонина, в Пермском крае в 2018 году объем торговли лесом на бирже вырос в 5–6 раз по сравнению с 2017 годом.

В Иркутской области сохранилось много лесхозов, их практически в обязательном порядке отправили на биржу. В Пермском крае наряду с лесхозами активными участниками торгов являются бизнес-структуры. И, по данным экспертов отрасли, по объёму бизнес-торгов (В2В и G2В) Пермский край на первом месте. Всего в биржевой торговле лесом принимают участие десять регионов, в 2019 году ожидается присоединение еще 15 субъектов РФ.

Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа появилась по решению правительства РФ 10 лет назад, а в 2014 году на площадке начались торги лесом и лесоматериалами. Основными целями работы биржи в «лесном направлении» считаются повышение прозрачности покупки-продажи леса, формирование обоснованной цены. Варианты платы за право участия в организованных торгах разные: от 5 тыс. рублей в год, если компания является посетителем, до 6 млн рублей единовременно, если компания является членом биржи.

По словам Дмитрия Махонина, ФАС России удовлетворена итогами 2018 года и темпами развития биржевой торговли лесоматериалами. «Изначально рассчитывали на то, что биржа станет механизмом, который будет формировать рыночные цены. Пермский край был в числе пилотных регионов», — рассказал начальник управления контроля ТЭК и химической промышленности ФАС России. Результаты превзошли ожидания. В 2018 году в России рост объемов биржевой торговли лесом и лесоматериалами составил порядка 50–60% по сравнению с 2017 годом. А в Пермском крае в 2018 году по сравнению с 2017 годом объем торговли лесом на бирже вырос в 5–6 раз.

На 2019 год биржевой потенциал Пермского края оценен в 300 тыс. куб.м древесины. Эффект от реализации древесины на биржевых торгах уже ощутим и в плане цены — та, которая сформировалась на бирже, выше той, которая сформировалась по прямым договорам, примерно на 40%. «Это не означает, что покупатели стали больше платить за лес, это означает, что цена стала светлая, реальная цена без теневого оборота», — пояснил Дмитрий Махонин. От такого подхода выигрывают лесхозы, снижается нагрузка на их бюджеты, лесхозы могут более качественно вести лесовосстановительные, лесохозяйственные работы. Дмитрий Махонин привел пример: «В Удмуртии лесхозы были убыточны (порядка 150 млн рублей в год — общая сумма убытков), за 2–3 месяца торгов на бирже лесхозы вышли на безубыточность».

Игроки рынка по-разному оценивают биржевую торговлю лесом как в отношении своих производств, так и в отношении отрасли в целом. По словам генерального директора ОАО «Красный октябрь» Александра Суслопарова, из 7–8 млн кубометров леса и лесоматериалов, заготавливаемых в год в Пермском крае, на биржевые торги уходит около 100–150 тыс. кубометров. Целевой показатель, по словам Александра Суслопарова, который себе поставили пермские лесозаготовители, 10% от объёма товарооборота. Если от 7–8 млн, то 700–800 тыс. кубометров должно уходить на биржу. Пока эти цифры ниже. «Биржа нужна как индикатор цен на рынке, но она не должна заменять собой бизнес-отношения. Для себя мы пока цель поставили 10%, для региона эта цифра серьёзная», — прокомментировал Александр Суслопаров.

Генеральный директор ООО «Кочево-Лес» (дочка «Соликамскбумпрома») Василий Мельников не видит перспектив в биржевой торговле для своего предприятия.

Василий Мельников:

 — У нас в Пермском крае серьезно налажена переработка, она есть, работают бумкомбинаты фанерные комбинаты. Рынок сбыта есть, есть потребители, поэтому в биржевой торговле нет потребности. Для своего предприятия мы не рассматривали даже перспективу выхода на биржу.

«Пока не прийдут соответствующие органы и не спросят: "Почему такая цена у вас?» — руководителям предприятий так и будет не интересно. А после того, как придут и спросят, станет интересно», — возражают участники рынка, уже торгующие на бирже.

Большая часть лесозаготовок в Пермском крае до сих пор находится в тени, ценообразование непрозрачно, количество реально задействованных работников неизвестно, как нет и точной информации о рынках и объемах поставок. По словам Александра Суслопарова, биржа стала эффективным инструментом для решения части этих проблем, в частности — обоснования цены на продукцию.

Александр Суслопаров:

 — У государственных структур основной вопрос: почему так дорого или так дёшево? Биржа дает ответ на этот вопрос. Конечно, для бизнес-структур все смыслы, которые заставили бы выходить на торговую площадку, еще не проявились. Но удалось добиться разъяснений федеральной налоговой инспекции о ее видении биржевых сделок. Налоговая сообщила, что сделки заключенные на бирже, они расценивают как сделки априори рыночные, это облегчает общение налогоплательщиков с надзорными органами при вопросах о ценообразовании.

Процесс осмысления всех преимуществ биржевой торговли происходит не быстро. По мнению экспертов, по мере того, как контрольные и надзорные органы будут активнее предъявлять требования о прозрачности бизнеса, этот процесс будет ускоряться. «Александр Лукашенко ввёл обязательную продажу части продукции через биржу, а именно — 50% от продаваемых объемов, то есть в Белоруссии компании обязаны половину леса продавать на бирже», — рассказывает Александр Суслопаров. Пермские лесозаготовители не исключают, что и в России будет принято решение — продавать определённую часть продукции через биржевые рыночные механизмы. По крайней мере, тогда компаниям, которые уже торгуют на бирже, хотелось бы таких, относительно равных условий. Дмитрий Махонин прокомментировал эти предположения.

Дмитрий Махонин:

 — Мы об этом думаем, но считаем, что будет более эффективно не пугать обязательным лимитом продажи продукции на бирже, а рассматривать потенциал роста ликвидности торгов лесом в изменении нормативно-правовой базы. Например, внесение изменений в Лесной Кодекс, который говорит, что арендатор должен продавать часть лесов на бирже. Кроме того, сейчас уже принято решение Рослесхозом, что все без исключения лесхозы должны продавать лес после санитарных рубок на биржевых торгах. Это даёт потенциал в следующем году в России — до 5 млн кубометров леса».

Кроме того, Государственная Дума РФ рассмотрит изменения в законодательство, чтобы леса, вырубаемые под строительство объектов энергетиков, нефтяников, тоже уходили с биржевых торгов. Сейчас эти леса сначала становятся бесхозными, потом Росимущество проводит долгую процедуру аукционов, лес приходит в негодность, его могут разворовать. По факту лес покупает тот, кто хочет легализовать нелегальный лес по официальным документам. По словам Дмитрия Махонина, если бесхозный лес (вырубленный под строительство линейных объектов) в течении 2–3 дней будет выставлен на биржевую площадку, он найдёт своего покупателя, не пропадет, не сгниет, не будет разворован. Также в обязательном порядке на биржу можно направлять лес, конфискованный в результате краж. «Здесь уже вопрос выстраивания взаимодействия с правоохранительными органами», — пояснил Дмитрий Махонин.

Ещё один потенциал биржевой торговли — изменение принципа квот. По факту на сегодняшний день квоты имеют компании, которые не имеют ни одного гектара леса в аренде. По планам ФАС РФ расторговывать квоты также на бирже — это позволит формировать ликвидную цену на лес, который экспортируется. «Это позволит оставлять деньги в стране, чтобы организовать лесопереработку, а не отдавать товарищам из Китая», — поясняет Махонин.

Александр Суслопаров признает, что биржевые механизмы не столь актуальны, пока не развита конкурентная среда, пока лесозаготовители согласовывают между собой объемы отправок и цены. «Но рост биржевой торговли есть и продолжится, — говорит он, — лесхозы уже нашли здесь пути для своего развития. Мы сейчас в переходном периоде, это понятно, многие компании не осознали всех преимуществ, недостаточно конкуренции в отрасли».

Существенные прорывы можно было бы ожидать, если бы на биржу можно было вывести экспортную продукцию, чтобы компании из разных стран могли бы конкурировать за лес и лесоматериалы из Пермского края. Но доступ резидентов на русской бирже до сих пор не решён. Чтобы зарегистрировать участников торгов, нужно получить счёт в российском банке. Чтобы получить счёт в российском банке, нужен российский ИНН, то есть нужно стать налоговым резидентом РФ. Наверное, не многие покупатели биржевой продукции захотят стать российскими налогоплательщиками. Пока руководство Санкт-Петербургской биржи думает над вариантами решения этих проблем. Тот же пермский «Красный октябрь» отпускает продукцию в 30 разных стран.

Пока же биржевая торговля лесом открыла совсем экзотические перспективы, например развитие биржевой торговли дикоросами. По словам Дмитрия Махонина, иркутские предприятия уже продают на бирже бруснику. Также открыли опцию, связанную с реализацией сеянцев, два-три пермских предприятия уже изъявили желание торговать сеянцами. И у этого направления есть перспектива, поскольку страну ждут изменения в законодательстве, направленные на увеличение восстановления лесной базы. А значит, сеянцы будут восстребованы.