Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
О киосках, наружной рекламе, Ремпутьмаше и бизнесе. Интервью с главой Минпромторга Пермского края Подводим итоги 2018 года и обсуждаем текущие проблемы с вице-премьером Правительства Пермского края и региональным министром промышленности, предпринимательства и торговли Алексеем Чибисовым.

О киосках, наружной рекламе, Ремпутьмаше и бизнесе. Интервью с главой Минпромторга Пермского края

О киосках, наружной рекламе, Ремпутьмаше и бизнесе. Интервью с главой Минпромторга Пермского края
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Подводим итоги 2018 года и обсуждаем текущие проблемы с вице-премьером Правительства Пермского края и региональным министром промышленности, предпринимательства и торговли Алексеем Чибисовым.

 — В этом году тема запрета НТО на частной территории стала одной из самых популярных в пермских СМИ. Как думаете, к концу года вам удалось остановить «волну протеста» со стороны бизнеса и собственников ТСЖ?

 — Волнения со стороны бизнеса фактически не было. Были отдельные всплески. Сейчас самые активные участники этого протестного движения стали самыми активными участниками аукционов на право размещения НТО. Что касается частных территорий, вы, наверное, знаете, что Верховный суд признал правоту администрации города Перми в том, что правилами благоустройства может регулироваться размещение нестационарных объектов на частных территориях. То есть мы все-таки были правы, что эти земли предназначены не для торговой деятельности, а для размещения объектов благоустройства.

— Как получилось, что в споре ответчиком была Пермская городская дума, а ее интересы представлял Дмитрий Носов из правового департамента администрации губернатора?

 — По доверенности. Cубъект хозяйственного спора может дать доверенность любому лицу, в данном случае доверенность была выдана Носову.

 — Как реформирование рынка НТО проходит за пределами Перми?

 — Там процесс идёт абсолютно нормально. Утверждение схем и внесение в них изменений идёт ровно. Во многих территориях уже прошли аукционы. Также были запросы муниципалитетов о том, что нашим постановлением о порядке разработки схемы и утверждения новой не был предусмотрен такой вид НТО, как продовольственные товары, а для удалённых территорий это актуально, потому что там нужны универсальные торговые объекты. Мы подготовили проект постановления, будем выносить в правительство. Соответственно, в тех территориях, где нет точек доступа в интернет и возможна реализация товара без контрольно-кассовой техники, мы вводим дополнительный вид объектов — продовольственные товары. Это позволит предпринимателям выставлять универсальную продукцию, не нарушая закон.

— Теперь, когда Верховный суд встал на вашу сторону, работа по регулированию рынка будет вестись активнее? С момента выхода постановления думы в Перми мало что поменялось.

 — У нас же нет задачи «грохнуть» всех в один день, там идёт плавное выбывание НТО, по которым заключаются договора. Конечно, после решения Верховного суда работать с незаконно установленными объектами будет проще. Можно сказать, что 2019 год будет посвящён наведению законного порядка на рынке.

— Планировалось, что уже в ноябре этого года в Перми пройдут торги по новым местам рекламных конструкций, но что-то пошло не так и пришлось создавать комиссию с вами во главе. Как обстоят дела сейчас?

 — Городом полностью закончена разработка схемы размещения рекламных конструкций, она уже утверждена Пермской городской думой. Несколько недель назад мы собиралсь, обсуждали проект аукционной документации, включая типовой договор. Рекламное сообщество высказало свои замечания. Практически по всем вопросам мы нашли компромисс между городом и участниками рынка. Скажем так, процесс идет сложно, но в основном конструктивно. Думаю, что первые аукционы буду объявлены сразу после январских праздников.

— Недавно сотрудникам Ремпутьмаша предложили альтернативные вакансии в структурах РЖД, но люди оказались возмущены. Зарплаты низкие, максимум — 29 тыс. рублей. Действительно дела обстоят так плохо?

 — У нас нет подтверждённой информации о том, что люди чем-то недовольны.

— То есть, прямых обращений от людей не было?

 — Прямых обращений не было. На самом деле, в первый день работы службы занятости по вопросу Ремпутьмаша, туда обратились только 13 человек, чтобы посмотреть те вакансии, которые предлагаются. Поэтому сейчас мы просто не можем говорить о том, что были какие-то жалобы.

— Судя по соглашению с «ПФП-Группа» о развитии территории Мориона, Пермский край заинтересован в технопарках. Что от их развития регион хочет получить в итоге?

 — Главный бонус — это увеличение доли в экономике высокотехнологичного бизнеса. Технопарки по факту являются точками притяжения инновационной молодёжи, людей, которые работают в высокотехнологичном секторе. Те, кто занимается робототехникой, электроникой, IT-технологиями, они все тянутся к сообществу единых по духу людей. Насыщение технопарков новыми резидентами как раз позволяет создавать то самое сообщество людей, которые будут работать в инновационной сфере. Инновационная сфера — это высокая добавленная стоимость в чём мы заинтересованы.

— Я правильно понимаю, что резиденты технопарков должны быть обязательно зарегистрированы в Пермском крае и платить налоги здесь?

 — Да. Стать резидентом технопарка можно, если компания зарегистрирована в Перми или Пермском крае и налоги попадают в бюджет региона.

— Планируются ли бюджетные инвестиции на развитие технопарков, или финансировать будет только бизнес?

 — Это исключительно частные инвестиции в обмен на налоговые преференции. Для компаний, управляющих технопарками, — нулевая ставка налога на имущество и пониженная ставка по налогу на прибыль. Для резидентов — пониженная в два раза ставка по налогам на имущество и также пониженная ставка по налогу на прибыль.

Нажмите «Читать далее»