Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Филипп Филоненко — Один в Apple не воин

4 июля 2011, 12:33

Филипп Филоненко - Один в Apple не воин
Интервью с айтишным «негром», который на глазах превращается в программиста-креативщика.

Разговаривая с Филиппом Филоненко, ловишь себя на мысли, что перед тобой Билл Гейтс или Марк Цукерберг нашего времени. Ну, почти.

Филипп учился в пермской школе №146 с углубленным изучением математики, физики и информатики, но закончил Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики «настоящим программистом». Сегодня он основатель и исполнительный директор компании Nulana, которая занимается разработкой программного обеспечения для iPhone и Mac OS X.

Филипп равнодушен ко всему мирскому. Рассказывают, что как-то раз он потерял MacBook за 60 тысяч рублей, потом купил и потерял iPhone, нашел другой в лесу, снова потерял, теперь мучается с Nokia и по ходу тестирует свои продукты на куче других устройств.

Не так давно Филоненко пережил тяжелую утрату - его дизайнера переманил в Москву «Яндекс», а увеличивающийся объем работы держит компанию в режиме постоянного поиска новых программистов. Большинство партнеров и клиентов компании находится за рубежом, это и понятно, платформа Mac OS X и iOS не так популярна в России. О том, что означают эти слова, и каково это, работать в таких условиях, и пойдет речь.

- Если бы мы не занимались инвестициями в собственные продукты, Nulana была бы с первого дня в большом «плюсе».

«КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ МЫ БУЛТЫХАЛИСЬ В РАЙОНЕ «НУЛЯ»

- Откуда все взялось?
- Идея создания компании именно в Перми витала в моей голове уже давно, в какой-то момент стало ясно, что ждать больше нельзя, и все завертелось уже через месяц.
- Почему решили разместить офис в Перми, а не в Питере?
- У меня много знакомых в сфере IT в Перми, поэтому подобрать команду было несложно. Свою роль сыграл и зарплатный фактор. В Питере ЗП выше, и людей найти тяжело, конкуренция здесь на порядок выше. А в Перми я не знаю ни одной компании, которая занималась бы вещами, над которыми работаем мы, да еще и так глубоко копала. Из «крупняка» никто это не делает, поэтому, когда нужны наши услуги, все идут к нам.
- Головной офис находится в Питере?
- Головной офис в виде моей головы находится там, где сегодня ей нужно быть. Формально офис в Перми, Nulana это пермская компания. Я и сейчас в Перми бываю очень часто, раз в два месяца точно, когда происходят важные события или переговоры с заказчиками. Раньше компания очень сильно от меня зависела по всем вопросам, но сегодня получилось сделать так, что она существует при моей аккуратной заботе, а не прямом руководстве.
- Чем занимаетесь?
- Изначально мы работали над чужими идеями. У нас были и есть заказчики как из Америки, так и из Европы, которые хотели задвинуть какую-то свою затею на популярные нынче устройства типа iPhone и iPad. Мы ничем сверхинтеллектуальным не занимались, просто накапливали первоначальный капитал.
- Работали айтишными неграми.
- Да.
- Что с тех пор изменилось?
- Направление такого «аутсорсинга» перспективно, если его масштабировать до компании типа «Дата-Арт» или «Luxoft». Но когда нас всего 10 человек или даже 100, очень сложно выдерживать конкуренцию с любыми компаниями, неважно, российские они или нет. Тяжеловесы задерживаются на рынке только если у них есть собственная технология, своя платформа и заказчики. Постепенно каждая IT-компания либо превращается в продуктовую фирму, либо остается на аутсорсинге, но вырастает до таких размеров, чтобы выполнять заказы Boeing или IBM. Мы выбрали первое, я всегда хотел, управляя как можно меньшим количеством людей, сделать как можно более качественный продукт. Это позволяет из программистов-негров превратиться в программистов-креативщиков. По этому пути мы медленно, но верно идем.
- Успехи есть?
- Постепенно у нас стало получаться продавать свои продукты через современный магазин для компьютеров Mac.
- Как это?
- На любом iPhone есть программа, которая позволяет покупать другие программы в один клик. Она называется App Store. То же самое делают для больших «Маков», Microsoftэто делает для Windows. Мы в этом магазине начали продавать свои продукты, в основном для Америки и Европы. Не сказать, что получаем золотые горы, но что-то получается.
- Сколько было инвестировано в компанию?
- Изначально, когда только начинали работать, у нас были какие-то планы с цифрами, с показателями того, сколько надо денег, когда они окупятся и т.д. Но, как показала практика, эти планы оказались далеки от реальности, и были отправлены в мусорную корзину.
Если бы мы не занимались инвестициями в собственные продукты, Nulana была бы с первого дня в большом «плюсе». Изначальная модель развития была такова: одна часть компании занимается зарабатыванием денег, а другая их тратит. Поэтому мы какое-то время бултыхались в районе «нуля», в таком виде компания существовала производила что-то свое без понимания того, будет ли это продаваться. По сути, это был рисковый инвестмент. Спустя полтора года мы поняли, что это работает, научились делать так, чтобы оно продавалось, и теперь будем копать дальше в этом направлении.

- Почему Nulana?
- Логика в названии есть, но афишировать ее не хочется.

«КОНКУРЕНЦИИ НЕТ НИКАКОЙ»
- Сколько лет вы существуете на рынке?
- Nulana появилась в сентябре 2008 года. С тех пор в развитие компании мы инвестировали несколько сотен тысяч долларов. О прибыли говорить сложно. Если не учитывать инвестиции, она есть. Если учитывать, то мы работаем в «ноль», даже в «минус».
- Ощущаете конкуренцию в своей сфере?
- Конкуренции в Перми нет вообще никакой, и, похоже, нет конкуренции и в России. В свое время я нашел забавным то, что крупные компании, которые в своем штате держат очень много разработчиков, идут к нам, чтобы мы для них сделали что-то, связанное с iPhone. В России людей, которые занимаются «эппловскими» технологиями, очень немного. Это исторически сложилось, «маки» дорогие, в России их много не продать, их рынки сбыта обходят нас стороной, то есть производителям программного обеспечения автоматически надо работать на зарубежье. Поэтому если в Перми появляется задача сделать что-то, связанное с iPhone, будь это банк или промышленная группа, они выходят на нас. Я даже не знаю, как, мы ж нигде не пиаримся, это мое первое в жизни интервью.
- Каким ты видишь будущее своей компании? Каким ты видишь себя через пять лет?
- Через пять лет я буду ездить на той же праворульной заряженной Honda, что и сейчас. Планирую сделать устойчивую компанию с широким набором собственных технологий в Перми, развивать их и продавать, в том числе и в России. Есть понимание того, что нужно сделать, как сделать и как это продать. Теперь надо просто работать.
- Почему Nulana?
- Логика в названии есть, но афишировать ее не хочется.

- В детстве мне на голову упало радио..

«Я ВСЕГДА ЗНАЛ, ЧТО СТАНУ ПРОГРАММИСТОМ»
- Этот вопрос в последнее время становится все популярнее. Не пора ли уезжать из страны?
- Сейчас в России у программиста работы более чем достаточно. Если он адекватный, сильный, хороший специалист, можно зарабатывать даже больше, чем на западе и сильно лучше здесь жить, чем там.
- Ты правду говоришь или хочешь своих сотрудников удержать?
- По сравнению с какими-нибудь штатами, у нас абсолютно недоразвито все, что только может быть связано с IT, поэтому возможностей для того, чтобы здесь и сейчас создавать и продавать что-то очень и очень много. Кроме социальной сети Vkontakte.ru и других крупных разработок, которые были скопированы с западных аналогов, есть очень много менее заметных проектов, копируя и внедряя которые в России можно очень хорошо зарабатывать. А уж если что-то свое придумывать, то тут «The Sky's The Only Limit».
- Чувствуешь, как деньги утекают сквозь пальцы?
- Мне никогда не нравилось что-то копировать, я хочу создавать.
- Ты семейный или сетевой человек?
- Ни тот ни другой. В моей жизни 80% занимает работа, семьей я пока не обзавелся. Не в последнюю очередь из-за того, что много работы.
- Чем занимаешься 20% свободного времени?
- Я много сплю для того, чтобы голова хорошо работала. Еще люблю копаться с железками. Например недавно встроил в свою машину компьютер.
- Когда ты понял, что твое предназначение это работа в сфере информационных технологий? Яблоко на голову не падало?
- Радио в детстве на голову падало. Мама рассказывала, что когда мне было два года, уже тогда из рукавов кофточки у меня какие-то провода торчали. Я еще в школе не понимал, как люди в 11 классе не могут решить, на кого идти учиться – на экономиста, физика или биолога. Я всегда знал, что стану программистом, иначе и быть не могло.
- Что тебя связывает с Пермью кроме работы?
- Родные, друзья. Есть еще некий особый дух. Питер в этом смысле глобально отличается от Перми расстояниями, пробками, своим слишком философским взглядом на жизнь. В Перми все доступнее, проще и быстрее решается.