Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Марина Бурылова о «Пиотровском»: Бесплатный сыр всегда приятен

18 января 2013, 14:41

Марина Бурылова о «Пиотровском»: Бесплатный сыр всегда приятен
Директор «Букиниста» объяснила, почему не отправила письмо губернатору с просьбой поддержать свой книжный магазин, рассказала, какие книги теперь в цене и посмеялась над пермским буккроссингом.

Одной из самых обсуждаемых тем минувшей недели в Перми стала ситуация с книжным магазином «Пиотровский». Об этом мы решили поговорить с человеком, не понаслышке знакомым с ситуацией на книжном рынке — директором сети книжных магазинов «Букинист» Мариной Бурыловой.

— Марина Борисовна, как Вы считаете, губернатор должен помогать книжным магазинам в решении их проблем?

— Книги есть книги, это все-таки товар. У наших властей есть более насущные проблемы — больницы, дороги, социальные нужды. Я не считаю, что это вопрос первой необходимости. В конце концов, у всех есть интернет, он никого без книги не оставит.

— То есть поддержкой книжных магазинов власть заниматься не должна?

— Меня жизнь много раз учила, что если ты занимаешься бизнесом, то и занимайся им — тебе надо заплатить налоги, выдать продавцам зарплату. Выкручивайтесь сами, создавайте дополнительный бизнес — делайте какую-нибудь кафешку или еще что-то.

— Оказавшись в подобной ситуации, Вы бы написали губернатору?

— Мы не раз оказывались в такой ситуации, но губернатору я не писала. Но я совершенно спокойно отношусь к тому, что коллектив «Пиотровского» такое письмо написал. Каждый имеет право голоса, пусть просят. Вопрос в том, как это будет решаться. Если им действительно дадут остаться таким магазином, то я буду только «за». Такой магазин приятно иметь в городе. Я и сама там бываю.

— Но как Вы справились с Вашими проблемами без обращения к губернатору?

— 12 лет назад, когда магазин «Букинист» располагался на Шоссе Космонавтов, власти лишили нас муниципального помещения. Подняли арендную плату, мы не выдержали и съехали. Мы брали кредиты у коммерческих банков, влезали в долги, своими руками оборудовали помещения. Так мы получили магазин на улице Попова, сейчас он в нашей собственности.

Каждый решает свои проблемы по-своему. Они хотят решить их за счет властей. Если им не удастся, придется покрутиться, чтобы остаться на плаву.

— Такие ситуации не редкость?

— Да. Нам пришлось также закрыть магазин на Комсомольском проспекте. Ситуация была примерно такая же как с «Пиотровским». У помещения появился новый владелец, завязалась длинная история с продажей и перепродажей площадей. Мы не стали дожидаться ее окончания не в нашу пользу и нашли новое помещение на углу Сибирской и Кирова.

— Другими словами, ситуацию с «Пиотровским» искусственно раздули?

— Каждый решает свои проблемы по-своему. Они хотят решить их за счет властей. Если им удастся — слава богу. Если нет, то они должны будут сами покрутиться, чтобы остаться на плаву.

Мы тоже искали свободное помещение. В городе их очень много. И хотя наш магазин переехал в полуподвальное помещение, нас это вполне устраивает. Предложений в центре Перми очень много. Встречаются, конечно, помещения с неадекватной арендной платой, но они и пустуют годами. Что касается клиентов, то они пошли бы в «Пиотровский», где бы он ни находился.

— Вы бы хотели иметь льготные условия для своих магазинов?

— Бесплатный сыр всегда приятен. Но сейчас у нас все магазины чисто на коммерческих условиях аренды — и на Куйбышева и на Сибирской, центр города. Никаких льгот нет.

В наших магазинах резко падет спрос — постоянные покупатели переходят на электронные книги. Студенты гуманитарных вузов теперь скачивают литературу из интернета и читают в электронном виде.

— Как обстоят дела в Вашем магазине?

— Если бы прибыли не было, мы бы здесь не работали. Хотя сейчас большинство денег уходит на филиал, который находится на Куйбышева, 38, он полностью зависит от дотаций нашего первого магазина, мы сами являемся его спонсорами, ведь его выручка практически целиком уходит на оплату аренды.

— В каком состоянии находится книжный рынок в Перми?

— Это не особо прибыльный бизнес, но мы в нем работаем всю жизнь и ничем другим просто заниматься не можем. На хлеб с маслом нам хватает, на икру — нет, но и это нас устраивает.

— Возможно ли в Перми создать прибыльный книжный магазин?

— Сейчас я в этом очень сомневаюсь. В последнее время в наших магазинах резкое падение спроса — наши постоянные покупатели переходят на электронные книги. Студенты гуманитарных вузов, которые должны были прочитать огромное количество литературы, теперь скачивают их из интернета и читают в электронном виде. Это существенно ударило по нам.

— У Вас есть электронная книга?

— Пока нет, но я все равно ее заведу. Это действительно очень удобно. Хотя это сильно ударило по нашему бизнесу, я за прогресс, за электронные книжки — хоть как-то да народ читает.

Один из наших «Букинистов» уже занимается продажей открыток, марок, значков — перешел в разряд магазинов для коллекционеров. Книжки ждет та же участь.

— Это уничтожит книготорговлю как бизнес?

— До этого не дойдет, хотя книжные магазины могут поменять категорию. Один из наших «Букинистов» уже занимается в основном продажей открыток, марок, значков — перешел в разряд магазинов для коллекционеров. Книжки ждет та же участь. Хотя те книги, которые необходимы людям для работы, для глубокой учебы, наверное, останутся.

— Вы заметили это на примере своего магазина?

— Недавно нам принесли книгу 17-го века, она простояла на полках два дня, и ее сразу купили. Сейчас очень сильно меняется спрос — людей стали интересовать книжки 50–60 годов 20-го века. Особенно детские, советские детективы. И чтобы иллюстраторы обязательно были тех лет. Эти книги переходят в стадию «старых книг», тут уже идет речь о коллекционировании. Букинистика вообще постепенно перейдет в разряд коллекционирования! Года два-три, если такими темпами пойдет рост популярности электронных книг.

Большинство клиентов не хочет ждать, таким людям мы платим 40–50%, но сразу. И это уже наши проблемы, продадим мы ее за месяц, за два года или вообще не продадим, и она отправится в макулатуру.

— Какие книги вы принимаете?

— Нам приносят книги по всем разделам, любой тематики и года издания. Так как у нас есть свой опыт, мы знаем, сможем ли продать конкретную книжку или нет.

— Сколько составляет наценка?

— Комиссионный сбор — 30%. То есть если Вы принесли книгу, и мы оценили ее в 100 рублей, то после того, как мы ее продадим, Вы получите 70 рублей. Но сейчас большинство клиентов просто не хочет ждать, таким людям мы платим 40–50%, но сразу. И это уже наши проблемы, продадим мы ее за месяц, за два года или вообще не продадим, и она отправится в макулатуру.

Буккроссинг по-пермски выглядит смешно. Так вот таких книжек, которые действительно хотелось бы прочитать или поменять, я не встречала.

— Буккроссинг — конкурент книжному бизнесу?

Есть огромная разница между западной моделью буккроссинга и тем, как она реализуется у нас. В Перми это и вовсе выглядит смешно. Одно время книги лежали в здании «Уралсвязьинформа». Но это была натуральная макулатура. Может, кто-то и возьмет такую книгу, но читать ее невозможно. Буккроссинг подразумевает, что я прочитал книгу, она мне понравилась, и я хочу, чтобы ее прочитал кто-нибудь другой. Я ее кладу в доступное место, чтобы другой человек ее прочитал. Так вот таких книжек, которые действительно хотелось бы прочитать или поменять, я не встречала.

У нас другой менталитет. Может быть, у молодого поколения это дело и пойдет. Но я бы подозрительно отнеслась, увидев хорошую книгу в доступном месте. Да и не взяла бы ее. Вижу, лежит чужая вещь — я ее не возьму, хотя и знаю что можно.