Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«МонтажСтрой-Урал» о ситуации на Разгуляе: «Люди решили неплохо заработать. Есть те, кто скупал гаражи» 1 апреля 2019 года на Разгуляе начались работы по подготовке нескольких земельных участков под строительство новой сцены Пермского театра оперы и балета. В зоне расчистки оказались гаражи, состоявшие когда-то в ГСК №1. Собственники построек стали обвинять подрядчика и власть в незаконных действиях, обращаться в СМИ и полицию. Директор компании ООО «МонтажСтрой-Урал» Сергей Жигунов рассказал Properm.ru свою точку зрения на ситуацию.

«МонтажСтрой-Урал» о ситуации на Разгуляе: «Люди решили неплохо заработать. Есть те, кто скупал гаражи»

30 сентября 2019, 09:00
интервью Новости партнеров

«МонтажСтрой-Урал» о ситуации на Разгуляе: «Люди решили неплохо заработать. Есть те, кто скупал гаражи»
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
1 апреля 2019 года на Разгуляе начались работы по подготовке нескольких земельных участков под строительство новой сцены Пермского театра оперы и балета. В зоне расчистки оказались гаражи, состоявшие когда-то в ГСК №1. Собственники построек стали обвинять подрядчика и власть в незаконных действиях, обращаться в СМИ и полицию. Директор компании ООО «МонтажСтрой-Урал» Сергей Жигунов рассказал Properm.ru свою точку зрения на ситуацию.

 — Какие работы предусмотрены вашим контрактом с Управлением капитального строительства Пермского края?

 — Мы убираем мусор, готовим ее к проведению проектно-изыскательных работ. Ни о каком сносе действующих объектов недвижимости в договоре речи нет.

 — А как же ситуация со сносом гаражей, о которых сейчас говорят в СМИ?

 — Мы гаражные боксы не сносили. Большая часть из них была разрушена еще до начала работ из-за того, что собственники боксов надлежащим образом не содержали свое имущество годами, когда это стало предметом общественности, стали требовать компенсацию как за целый объект недвижимости. Часть собственников вообще не могли указать место где была их постройка.

Те видео и фотографии, что появляются в СМИ и соцсетях, где якобы зафиксирован незаконный демонтаж, не соответствуют действительности. Если очистка территории проводилась — значит с собственниками было уже подписано соглашение, по которому была выплачена компенсация и получено согласие на демонтаж гаражного бокса.

 — О каких цифрах идет речь?

 — Разумеется, речь идет о рыночной стоимости гаража, которая определена оценочной организацией. Сами собственники просят как можно больше. Иногда речь заходит о суммах в 500 — 900 тыс. рублей, но это неадекватные цифры. Люди почему-то не учитывают износ постройки и тот факт, что у них отсутствует право на землю под этим гаражом.

Складывается впечатление, что люди решили неплохо заработать. Есть те, кто скупал гаражи, когда уже весели объявления о проведении работ по расчистке площадки. Сейчас эти люди приходят и говорят: «Да, я покупал гараж за 190 тысяч, но хочу 350». Но эти гаражи столько не стоят.

 — Насколько тяжело у вас складываются отношения с собственниками гаражей?

 — Большинство людей не использовало эти гаражи и было не против с ними расстаться. Тем более люди понимают, что в будущем на этом месте появиться благоустроенная территория и театр. Собственникам примерно 60 гаражей мы компенсировали причиненный ущерб, еще около 50 гаражей были бесхозными. При этом есть инициативная группа, это порядка 30 человек, которая активно добивается получения крупных сумм. Они провели какую-то экспертизу, которая показала, что один кв.м их гаража стоит 20 тыс. рублей. О том, что есть другое мнение экспертов, слушать никто не хочет.

В СМИ члены этой группы говорят, что платят налоги, что это их имущество, но при этом они почему-то молчат о том, что право собственности на землю, где стоят их гаражи, было у гаражно-строительного кооператива №1 (ГСК), который был ликвидирован еще в 2006 году. Каким образом после его ликвидации произошло распределение имущества между участниками кооператива, права собственности непонятно, почему люди пользовались муниципальной землей и не платили за аренду в бюджет — тоже вопрос.

Более того, когда мы начинали работы, взяли выписку из Росреестра, так там даже данных о собственниках не было. То есть люди совершенно не были обеспокоены своим имуществом, его содержанием и оформлением согласно букве закона, а теперь кричат о своих правах и требуют крупные суммы за кирпичные стены и железные ворота. Половина гаражей вообще не стоит на учете в Росреестре, а некоторые из собственников вообще годами были незаконно подключены к электросетям. Это мы обнаружили вместе с полицейским участковым и передали информацию в «Пермьэнергосбыт».

 — Вам приходится решать проблему в суде?

 — Сейчас у нас есть только один спор имущественного характера. Иск в арбитражный суд подал совладелец участка под мебельной фабрикой на Разгуляе. Собственники гаражей к нам и к субподрядчику претензий в суде не предъявляют. Они оспаривают лишь решение Минимущества Пермского края о передаче участка в собственность Перми.

 — В каком состоянии была территория бывшего ГСК №1 до начала работ?

 — Когда мы зашли на объект, хлам, бытовой и строительный мусор там был на каждом углу, возле каждого гаража. По-русски говоря — помойка. И это в историческом центре Перми.
На сегодняшний момент, с территории вывезено более 10 самосвалов различного мусора — это более 50 тонн, и эти работы до сих пор продолжаются. Их выполняет субподрядчик, у которого также заключен контракт с перевозчиком ООО «Чистый город» на вывоз бытового мусора.

На самом деле, там был настоящий притон. Сотрудники полиции постоянно ловили «закладочников». По всюду валялись шприцы. Там же был незаконный пункт приема металла, где с бездомными расплачивались шкаликами спирта. Картина ужасная.

 — А забор вокруг гаражей вы зачем поставили? Чтобы огородиться от бездомных?

 — Мы возвели забор и поставили охрану, чтобы не пускать туда посторонних, а не только бездомных или людей с низкой социальной ответственностью. Более того, на участке работает тяжелая техника, а это может быть опасно для жизни. При этом владельцам гаражей, у которых есть документы подтверждающие их право собственности, никто въезд на территорию не запрещает.

 — Если оценить объем работ, насколько выполнен контракт с УКСом?

 — Сейчас, наверное, на 40%. Но мы собираемся успеть и закончить все в срок — к концу 2019 года согласно контракту.

 — Проверка, которую недавно начал следственный комитет, как-то сказывается на сроках исполнения контракта?

 — Нас уже проверяла полиция и прокуратура, мы продолжаем работать в рамках договора. Мы надеемся, что в рамках очередной проверки компетентным органам удастся установить законность нахождения гаражей на земельных участках. Если мне память не изменяет, то в ГСК №1 было зарегистрировано всего 114 боксов, а по факту их около 300 штук. Поэтому возникает вопрос, насколько законно были построены остальные гаражи и какие конкретно?

 — Проверки проверками, но в любом случае конфликт нужно как-то решать. У вас есть какое-то предложение?

 — Хотелось бы достучаться до инициативной группы собственников. Я готов обсудить ситуацию и призываю к конструктивному диалогу. Общение, которое происходит сейчас, когда мы встречаемся у гаражей и каждый при этом кричит и требует крупную сумму компенсации с подрядчика. И при этом не каких законных подтверждений указанной суммы не предоставляют. При всем при этом какой-то компромисс надо находить. Можно выбрать ответственного представителя, который бы мог спокойно общаться от лица всей группы, для решения возникших вопросов.