Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Работа печей — завораживающая!» Как романтика и труд соединились в цехах «Горнозаводскцемента» Крупнейший в Пермском крае завод по производству цемента «Горнозаводскцемент» в этом году отмечает свой юбилей — 65 лет. По этому поводу Properm.ru пообщались с ветераном производства Виктором Ажгихиным, который всю свою жизнь посвятил работе в цехе обжига.

«Работа печей — завораживающая!» Как романтика и труд соединились в цехах «Горнозаводскцемента»

«Работа печей — завораживающая!» Как романтика и труд соединились в цехах «Горнозаводскцемента»
Фото: «Фотографии из фондов МБУК «Горнозаводский краеведческий музей им. М.П. Старостина»
Крупнейший в Пермском крае завод по производству цемента «Горнозаводскцемент» в этом году отмечает свой юбилей — 65 лет. По этому поводу Properm.ru пообщались с ветераном производства Виктором Ажгихиным, который всю свою жизнь посвятил работе в цехе обжига.

— Виктор Андреевич, как вы попали на производство?

— Родители в 60-е годы жили под Юго-Камском, а я учился в деревне Беляевка Осинского района. После школы переехал к ним: хотел устроиться на механосборочный завод, но мест уже не было. Зато старший брат работал в Горнозаводске и хорошо отзывался о цементном производстве: коллектив дружный, работы достаточно, молодых — научат. Я согласился и уже 1 августа 1963 года вышел в первую смену на работу. Меня приняли электрослесарем первого разряда в электроцех. Первое время, пока учился в техникуме, дали комнатку в общежитии.

— Помните свой первый день?

— Конечно! В то время начальником электроцеха был Николай Спиридонович Зубарев. Вместе с ним меня поставили ремонтировать сварочный аппарат, а техника была тяжелая, громоздкая, не как сейчас. Чтобы устранить пробой, нужно было сначала снять обшивку и разобрать магнитное железо. Потом демонтировали катушки, обмотчики, и только тогда добрались до «раны». Проблему устранили, механизмы изолировали и снова собрали. Я был горд, что первый день прошел удачно и все получилось.

Чуть позже, в 1968 году, освободилась должность рабочего в цехе горячего обжига. Я тогда уже получил дипломом по специальности «Технология вяжущих веществ». Моим наставником был орденоносец имении Ленина Первушин Николай Павлович. В тот же год запустили строительство 6-й и 7-й технологических линий: опытных машинистов забрали туда, а нас, помоложе, оставили на маленьких печах. Спустя 13 лет меня перевели на должность мастера, а затем назначили технологом, но я чувствовал, что это не мое — тянуло к печам.

— Что вас привлекало в работе на обжиге? Ведь это тяжелый и изматывающий труд: ежедневно загружать сырье, следить за переработкой, когда от печей тянет жаром.

— Для сравнения: вы видели, как плавится сталь, хотя бы в небольших объемах? А тут еще более завораживающе. Когда смотришь как громадная печь вращается, масса поднимается и скатывается… Неописуемое зрелище! Можно было смотреть бесконечно. Поэтому с должности технолога в 1986 году выпросился обратно в цех, где проработал до 31 августа 2010 года — тогда была моя последняя смена.

Наш завод во времена Союза входил в десятку крупнейших в стране (сейчас Группа компаний, объединенных брэндом AKKERMANN cement, представлена в 22 регионах России и Казахстана и входит в пятерку крупнейших отечественных производителей цементной продукции — Properm.ru). Мы выпускали почти под 3 млн цемента и 8 тыс. тонн известняковой муки. Но были и тяжелые времена, особенно во времена развала СССР. Доходило до того, что в обжиге выключали свет: мы ночью жгли костры и караулили оборудование.

Пятая технологическая нитка стояла без работы семь лет. Зимой, в конце 90-х, поступила команда: «откопать и запустить». На опорах таяли остатки снега — все как в долине гейзеров! Такой момент запомнился на всю жизнь. За месяц мы наработали порядка 40 тыс. тонн. Потом это называли «подарком социализма».

— Ваша супруга — Зинаида Михайловна — тоже была в цехе обжига. Каково это работать с женой?

— Она устроилась на производство чуть позже меня и сначала работала в лаборатории завода. Перешла в обжиг в конце 80-х, где трудилась восемь лет, и по первому списку ушла на пенсию в 1996 году. Мы часто были в одной смене (я мастером, она машинистом печей), но никогда не давал ей спуска: если положено носить каску — никаких исключений быть не может.

— Сколько вы тогда зарабатывали?

— У меня зарплата была от 250 до 300 рублей. Бывало и побольше. Тогда платили за экономию газа, электроэнергии. Завод был на хорошем счету. У нас постоянно были министерские знамена.

Вручение знамени за 1 полугодие I производству 1978 год

На жизнь всегда хватало. Кроме того был свой профилакторий «Алит». Ходили на субботники, очищали лес от валежника, приводили в порядок территорию. Был диагностический центр. Проводили спартакиады. Раньше и сейчас завод был градообразующим предприятием. Даже в самые суровые времена нам никогда не задерживали зарплату.

Сейчас для ветеранов и всех желающих проводят экскурсии, но просто так на завод не зайдешь. Пропускная система через магнитную рамку — гвоздь не вынесешь с завода (смеется).

— Последние 10 лет работы вы были, наверное, самым опытным на производстве. Делились своим опытом с молодым поколением?

— Последние пять лет был самым старшим в цехе. Раньше машинисты печей уходили на пенсию в 50 лет. Но когда в 1996 году мне насчитали пенсию 367 рублей, волей-неволей пришлось остаться. Хотя работать мне нравилось всегда, был очень трудолюбивым.

В действительности технология обжига очень сложная. Чтобы овладеть профессией машиниста в полном объеме нужно четыре-пять лет, не меньше. Тех, кто усваивал за год-два, можно по пальцам пересчитать.

— Ваша дочь тоже работает на заводе?

— Да, уже 26 лет. После школы она окончила техникум под Москвой, а затем вернулась в Горнозаводск. Правда мест на заводе не было, приняли ее только через несколько месяцев. Вначале немножко поработала уборщицей в горном цехе, а потом перевели в бухгалтерию. Сейчас работает специалистом в отделе кадров.

— Как вам удалось проработать 47 лет на заводе в обжиге. Что вас мотивировало?

— Мы всегда знали, что наш труд очень важен — хороший высокомарочный, высокопрочный цемент всегда будет востребован: в строительстве домов, дорог, мостов, аэропортов. Я любил свою работу. У меня есть звание «Ветеран труда». Мы и сейчас с коллегами собираемся и вспоминаем те времена, поем песни. Я знаю каждый двигатель наизусть — могу вслепую работать на них — получил столько опыта, которым и сейчас с радостью поделюсь.

Если бы 60 лет назад мне бы предложили другую работу, я бы ничего не поменял. Это твердо. Я не жалею нисколько, что попал сюда.

«Фотографии из фондов МБУК «Горнозаводский краеведческий музей им. М.П. Старостина»

Оцените материал