Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

10 мнений о резне в школе №127. Про деньги, безопасность и недолюбленных детей

16 января 2018, 15:57

10 мнений о резне в школе №127. Про деньги, безопасность и недолюбленных детей
Фото: Properm.ru
Небезразличные общественники, журналисты и политики высказались об обеспечении безопасности в пермских (и не только) учебных заведениях после происшествия 15 января в школе №127. Публикуем подборку мнений из Facebook о том, какой должна быть охрана в школе, и что делать с непростыми детьми — лечить или любить.

О нападении неизвестных в школе №127 стало известно утром 15 января. Все оперативные службы отработали происшествие, напавшие были задержаны (точнее, доставлены в больницу под конвоем), к работе над делом о происшествии подключились специалисты главного управления СУСК РФ.

Основной версией следователи называют конфликт между двумя школьниками. Произошла драка с применением холодного оружия. Второй версией считается спланированное нападение на детей и учителя. Еще одна версия — нападение из-за неприязни (мести) педагогу.

Все приведенные ниже точки зрения опубликованы на открытых личных страницах в социальной сети. Приводим комментарии с незначительными сокращениями.

Анастасия Мальцева, глава попечительского совета пермской школы №48:

— Слов нет. Очень сочувствую детям, родителям и педагогу.

В этой школе 127, все как хотела Гаджиева: вертушка на входе, все с карточками пропускная система. Это, кто не помнит, была яростная борьба за безопасность. Мол, де мультитабс, мультиплекс, ну или хрен его знает, как оно там называется, в купе с вертушками, всех спасут.

Не спасли.

И не могли спасти. Вкладывание денег школами, родителями в эти чудесные «механические» изделия, определенных фирм, не могут гарантировать безопасность. И хуже того, они порождают иллюзию безопасности. И эта иллюзия наносит огромный вред.

А вот то, что в каждой школе учащихся с мала до велика надо учить самообороне, надо находить время возможность на уроках физкультуры преподавать любые виды борьбы — это воспаленные умы начальниц департамента образования не посещает.

Вы скажите, ну как могут от подобного защитить владение навыками самообороны детей? Это же психи! Да, от случайных психопатов защиты в общем нет. В моем детстве в школе 105 тоже все бывало. Драки с серьезными членовредительствами, «стенка на стенку», гибель преподавателя.

Но когда большинство умеет отражать удары, уходить от ударов и организованно противостоять нападению, то это, волей не волей, будет уменьшать количество таких роковых случайностей.

И еще, снова хочу сказать родителям, интересуйтесь школой, где учатся ваши дети. Живите ей, пока в ней учатся ваши дети, будьте вместе, будьте целым, и это поможет от многих бед.

Олег Адамов, глава краевой общественной организации инвалидов «Чернобылец»:

— С одиночками и психами системно бороться очень сложно, тем более после того, как они выходят из-под контроля (выпускники школы, независимо после какого класса). Когда Басаргин только стал губернатором и я входил в один из общественных комитетов-по безопасности-то я с коллегами поднимали вопрос о государственной программе, направленной на это. К сожалению такой полноценной программы до сих пор не существует! А специалисты МУ АХССО, ответственные за безопасность, похоже, тоже особенно не шевелятся! Всё скинули на плечи директоров!!! Но у них и образование не по этому профилю, и финансовая составляющая не та!!!

Вывод:
1- должны быть разработаны квалифицированные (с учётом современных особенностей) общие методические рекомендации;
2 — каждое учреждение должно иметь своё положение и свои конкретные рекомендации по безопасности;
3 — под эти рекомендации должны быть составлены сметы и деньги заложены в бюджеты всех уровней власти.
При этом, повторюсь, все случаи связанные с неадекватами , в принципе, не предсказуемы!!!

Андрей Денисенко, журналист:

— Охрана в большинстве школ — это фикция «для галочки». Причём, тут интересно взять в руки калькулятор и посчитать. С каждого ученика в месяц собирают по 100 рублей. В школе №127 учится 1216 детей. То есть, собирают на охрану 121 600 рублей в месяц. В принципе, на эти деньги можно позволить себе чуть больше, чем просто спящая над кроссвордами бабушка. Бабушка получает тысяч 20, куда деваются остальные 100?

Ирина Малихова, Facebook-блогер:

— Я хотела сказать об иллюзии безопасности в современном мире и о том, как красиво, но абсолютно бессмысленно после террактов «усиливают охрану» в школах. Не пускают родителей, закрывают двери, пускают по документам, а по факту играют в тупую и никому не нужную игру для отчетов. К сожалению, никто из нас не в безопасности. От придурков и психически больных людей не спрятаться даже в школе, а грамотные террористы пройдут сквозь любые кордоны… Вот так… Очень жаль пострадавших и их родителей.

Илья Лисняк, депутат Пермской городской думы:

— Во-первых, произошедшее говорит о том, что безопасность в наших школах на нулевом уровне. И подобное могло (может) произойти чуть ли не в каждой школе Перми (России).

Во-вторых, с утра мне начали звонить знакомые родители учащихся этой школы, и со слезами просили добиться увольнения директора. Якобы, в школе бардак во всём, не только в вопросах безопасности. Будем выяснять подробности.

В-третьих, один из нападавших состоял на учёте у психиатра. Также имел проблемы с наркотиками, о чём знали и в школе, и в семье. Не были ли эти два факта достаточным основанием для того, чтобы мониторить соцсети маленького отморозка? Тем более, в выборе контента для своих страниц парень вообще не стеснялся.

О том, как избежать подобных ситуаций в будущем, и как реформировать психологическую работу в школах, детально поговорим на ближайшем заседании Думы. А пока — несколько дней на систематизацию фактов.

Евгений Лобанов, журналист, г. Екатеринбург

— Ну начались причитания…Постпермский синдром, понимаешь. Ата-та, психологи недоглядели. Ой-ой, зря на охрану скидывались…Ой-ой, жестокий мир! Да ладно! Вы правда думали, что одинокий старичок-охранник нанятый за копейки кого-то там в школе сможет защитить? Не, серьезно? Или что какие-то там психологи телепатическим методом угадают у кого из пубертатных подростков агрессивные фантазии выплеснутся в реальные действия? Полиция виновата? Надо было круглосуточно держать на прицеле всех агрессивных подростков, мечтающих сжечь школу и фоткающихся с оружием? Что за бред?

Про охрану — закон рынка. Сколько платите, столько и получаете. Нормальный крепкий ЧОПовец с дубинкой вполне мог бы отогнать двух малолеток с ножами. Или хотя бы отвлечь их на себя. Есть такие ЧОПовцы — гляньте на охрану Ельцин-центра или на всяких мордоворотов что сторожат серьезные торговые предприятия. Только платить им нужно больше чем замученному жизнью пенсионеру или тетеньке-вахтеру. Я в молодости сам от такого секьюрити как-то дубинкой по хребту получал — было невкусно. Но в школе таких нет — почему?

Про психологов — не панацея вообще. Да у большинства современных жителей мегаполисов столько комплексов, фобий и прочих тараканов в башке, что половину можно ставить на учет и сажать на антидепрессанты. А уж в подростковом возрасте, когда гормоны бесятся а мозга еще нет — 90 процентов потенциальных психов. За каждым из них наблюдение устанавливать — никаких сил не хватит. Давайте уж тогда валерьянку, бром или новопассит в школьные завтраки горстями сыпать — толку больше будет.

Полиция недоработала? Так ей законом трогать несовершеннолетних запрещено. Ну там профилактические беседы и не более того. А современному тинэйджеру, прокачавшему свои права в интернетах, это все равно что сказка на ночь. Пока он ножиком махать не начнет, его и трогать не моги — сам сядешь, этождети! Этих малолетних резателей теперь еще и на нормальную зону фиг посадишь — закон не велит.

Про то каким жестоким мир стал…Ну да, а как в 90-ые в каждом парке каждый вечер стрелки школота забивала — с мордобитием, да с поножовщиной и битьем друг друга всеми подручными предметами? А до того, при СССР двор на двор встречались чтобы пряниками друг друга кормить? А гопники, что по вечерам за милую душу могли припозднившегося школьника отделать до тяжких телесных ради пары мятых купюр? Этого типа не было? Все уже было под этими звездами, просто мы от такого отвыкли. Видимо теперь пора заново учиться. И прежде всего не детям, а взрослым. Произошла большая беда, но из нее надо уроки извлечь. Тупо искать крайнего или выдумывать как вжух и обезопасить детей — это пустое. Самоуспокоение, не более того.

Фото: Подслушано Пермь.

Эдуард Матвеев, создатель проекта Семейный финансовый клуб « Лесная биржа»:

— Думаю, нужно прежде всего рассуждать не о том, как расправиться с зачинщиками и их родителями (а в основном именно это я вижу в комментариях), а попытаться понять, что часто происходит в душе у подростка 16 лет.

Два года назад у меня был тренинг по финансам для подростков в Москве. Дети были 14–15 лет, из довольно обеспеченных семей. И родители их приводили замечательные. А в перерывах они ко мне подходили и рассказывали, что в семье их не любят, школа — «ад» и т.д. Ну, просто, видимо, как постороннему человеку…

Сейчас подросткам действительно очень тяжело. Родители у многих сейчас заняты выживанием семейного бюджета или своего бизнеса, школы начали по полной программе переходить на коммерческие рельсы и жестко прессуют ребят при попытке уйти от навязанных (да, именно Так!) дополнительных платных занятий. Нагрузка-огромная. При этом бывает, что человека еще и «прессуют» дома. И та пружина, которую постоянно сжимают, однажды разожмется.

Как? Об этом можно посмотреть и по НТВ, и в СМИ. Без всяких «Колумбайнов». Культ силы. Вот ролики, на которых мы под хэви метал доблестно бомбим кого-то в Сирии. Вот бесконечные ток-шоу про Украину, где люди убить друг друга готовы…

Разговаривайте больше со своими детьми! Им часто кажется, что их проблемы нерешаемы. И не дай Бог никому того, что произошло в Перми.

Юрий Половников, организатор туристических походов:

— В этой «пермской резне» меня волнует и шокирует лишь психологический срез. Как они смогли перейти от замысла к действию?! Ударить ножом человека очень и очень непросто. Сделать это настолько цинично, как сделали эти два отморозка, практически невозможно. Нормальный человек на это не способен. Физически не способен. У меня есть опыт работы с оружием в спортивном зале и там, когда деревянный макет ножа меняешь на настоящий нож, то рука деревенеет, ноги становятся ватными, во рту пересыхает. Не помогают даже годы тренировок. Нож высасывает из тебя энергию со страшной силой. Был у меня реальный случай в жизни, когда мне пришлось стоять под ножом (атаки, к счастью, не было). При чем ножом мне угрожал человек с несколькими ходками на зону. Даже он тогда стоял буквально серый и я думал, что он вот-вот в обморок упадет от напряжения.

А тут цинично зашли в класс, начали наносить удары учительнице, потом детям. Тут нужна либо какая-то психологическая обработка, либо наркотики. Других вариантов я не вижу.

Мне почему-то, в первую очередь, вспомнился Раскольников Достоевского.
Самое страшное, если это какое-то системное явление, а не единичный случай сумасшествия…

Александр Вайнер, психотерапевт:

— К сожалению, сейчас начнется охота на ведьм. Выяснится, что во всем виноваты компьютерные игры, социальные сети, голливудские фильмы и еще бог знает, что. Напомню, что ни компьютерные игры, ни соц. сети, ни столь нелюбимое мною телевидение, не могут вложить в психику человека то, чего в ней не было. Из головы может вылезти только то, что в ней уже содержалось. Если кто-то, поиграв в 3D-шутер пошел бить жену, то виноват не компьютер, а тот, кто поднял руку на женщину.

Игорь Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты:

— Кошмарное чудо резни. Чудо (если без мистики) — это редчайшее, почти невероятное стечение реальных обстоятельств. Если чудеса касаются людей, то тогда чудеса можно поделить на хорошие и плохие. То, что произошло в мотовилихинской школе — это плохое чудо, кошмарное. Глупо искать социальные, политические, культурные и прочие закономерности в этом редчайшем стечении личностей, мотивов и обстоятельств. Точнее, это плохое чудо можно объяснить хоть чем. Всё плохое, что есть в нашем обществе и во всём мире годится для объяснения этой резни. И что? Мы будем исправлять мир? Страну?

Точно знаю: всё, что будет ВЫЯВЛЕНО в это несчастной школе будет присуще большинству других пермских, свердловских, самарских, иркутских и прочих школ. Но ведь в них ничего такого не было и не будет, хотя все выявленные условия будут на лицо. В этом и суть любой случайности — при разматывании причинно-следственных связей она кажется закономерностью, однако в миллионе других мест эти причинно-следственные связи почему-то в таком же порядке не складываются. Но никто так думать не будет. Все будут думать совершенно по-другому.

Маховик уже запущен. Сейчас и общество и власти из этого редчайшего СЛУЧАЯ, будут делать социальный ФЕНОМЕН — они иначе не могут, потому что боятся повторения, а чтобы предотвратить повторение нужно выявить причины, закономерности, условия. Вот они и будут превращать случайное в закономерное. Только в отношении закономерного можно принять меры, только приняв меры, можно избавиться от страха.

После этой резни, что бы мы не делали — город точно лучше не сделаем, но хуже сделать можем.

Главное:

Огораживание школ решётками, с настоящими КПП; превращение их в закрытые режимные учреждения, с настоящей охраной; ежедневный досмотр личных вещей детей; ужесточение полицейского контроля за неблагополучными подростками и многое другое, что способны выдумать особо тревожные родители и особо старательные чиновники — всё это не стоит фантомного, абсолютно иллюзорного страха перед повторением случившегося. Такие и подобные им кошмарные чудеса дважды не случаются, как минимум в одном и том же городе. Рассчитывать на их повторение — мракобесие какое-то.

Подростки, будучи в социально-нравственном плане фактически полу-людьми, естественно и нередко проявляют безжалостность и аморальность, в любой стране в любые времена. Но рассчитывать на то, что многие из них способны на такую резню — величайшая неправда и глупость. А для тех единиц на миллионы, которые способны на это, глупо перестраивать школьную жизнь всех остальных.

Школа превращённая в казарму, погружённая в страх и в бесконечные бюрократические перестраховки по поводу безопасности — худшее, что можно сделать со школой и с детьми в ней.

Вся информация о происшествии и его последствиях собрана ЗДЕСЬ